Три письма Т. Г




старонка1/8
Дата канвертавання28.04.2016
Памер1.61 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Документы, извъстія и замътни.

Три письма Т. Г. Шѳвчѳяка къ А. И. Лиэогубу. Благо­даря любезности М. А. Марко-Вовчокъ, мы имѣемъ въ своемъ распо­ряжении еще три письма Т. Г. Шевченка, особенно любопытный по­тому, что относятся они къ 1848—1850 г.г., къ тяжелому времени жизни поэта въ ссыдкѣ. Хотя ни на одномъ изъ писемъ нѣтъ указанія, къ кому они адресованы, но содержаніе ихъ не оставляетъ никакого со- мнѣнія въ томъ, что всѣ три письма'были писаны къ А. И. Лизогубу, къ которому пять писемъ за этоть-же періодъ’времени напечатаны въ книгѣ М. К. Чалаго «'Жизнь и произведенія Тараса Шевченка» (стр. 67—75). Печатаемое нами ниже письмо, помѣченное 9 мая 1848 г. въ крѣпости Орской, находится въ тѣсной связи съ письмомъ, напе- чатаннымъ г. Чалымъ и помѣченнымъ 7 марта 1848 г. Въ этомъписьмѣ онъ, благодаря за присланную «скрыньку» съ красками, намекаетъ на то, что «я теперъ хо<р> и багатый на пашіръ, а все-такы на клаи- тыку пышу, бо сказано пустыня: де я возьму, якъ потрачу». Отвѣ- томъ на это письмо, очевидно, была присылка Лизогубомъ въ пода- рокъ бумаги, благодарностью за которую и начинается печатаемое нами теперь письмо Шевченка.

О маія 1848. К. Орская

Воистынно воскресъ!

Спасыби тоби, щырый мій друже, и за папиръ, и за лысгь твій, ще крашчый паперу. Паннръ мени теперъ дуже ставъ у прыгоди, а лыстъ ще дужче! и тымъ самимъ, що мени теперъ треба було молытвы Томъ 80.—Февраль, 1903. И—1

и щирого дружнбго слова, а воно якъ разъ и хранилось. Я теперъ ве­селый йду на оте некчемне море аральске. Не знаю, чи вернуся тилыго!.. А иду ейбогу веселый.

Спасыби тоби ще разъ за писанку; дійшла вона до мене цили- синька, и въ той самый день прыйшло мени розришеніе малювать, а на другій день прыказаніе у походъ выступать. Беру зъ собою усю твою малярску справу; не знаю тилько, чи доведеця малювать!

Выбачъ мени, ейбогу николе и сухарь той ззисты, а не те шобл, лыстъ написать доладу. До В. Н. 1) напишу вже хиба зъ Раиму. Якъ будешъ писать до ней, подякуй за кныжку Гоголя.

Адресъ мій: въ К. Орскую

Его Высокоблагородію Михайлу Семеновичу Александрійскому )

съ передачею мени.

А дей чоловьяга буде посылать до мене черезъ коменданта. Не забувай мене, едыный мій! Колы не побачымося на симъ свити, то вже певне зостринымося на тимъ. До свиданія!

ІЦирый твій Т. Шевченко.

Нужно принять во вниманіе, что слухи о назначеніи Шевченка въ экспедицію черезъ степи къ Аральскому морю доходили до него еще съ начала 1848 г.; по крайней мѣрѣ, въ письмѣ къ існ. В. Н. Реп­ниной отъ 28 февраля онъ съ ужасомъ говорилъ объ этихъ слухахъ. Между тѣмъ экспедиція эта была для ІІІевченка въ томъ отношеніи хороша, что открывала ему возможность, вопреки высочайшего запре- щенія, рисовать на законномъ основании вѣдь онъ командирован'!, быдъ «по распоряженію корчуснаго командира для срисовыванія ви- довъ въ степи и береговъ Аральскаго моря». На это-то разрѣшеніе ри­совать и намекаетъ Шевченко въ письмѣ. Изъ тона письма между прочимъ видно, что теперь, за два дня до выступленія экспедиціи изъ Орска (11 мая), поэтъ примирился съ мыслью о походѣ и далее заяв- ляетъ, что онъ „теперъ веселый211 идетъ на „оте никчемне море Аральске".

БутакОвъ, еще до окончанія экспедиціи, хлопоталъ о томъ, чтобы Шевченко быль отправленъ на зиму вмѣстѣ съ нимъ въ Оренбурга для окончательной отдѣлки живописныхъ видовъ и для перенесенія на карту гидрографическихъ видовъ. На это ходатайство послѣдовало отъ корпуснаго командира Обручева согласіе, и Шевченко въ ноябрѣ 1849 года прибыль въ Оренбурга. Отсюда онъ 8 ноября, послѣ полу­торагодового перерыва, написалъ письмо къ А. И. Лизогубу (напеча­танное въ книгѣ М. Чалаго, стр. 75), въ отвѣтъ на которое получено имъ письмо въ самый сочельникъ, чтб видно изъ слѣдующаго письма Шевченка, печатаемаго нами впервые.

Оренбурга ^84^декабря 29.

На самый святвечиръ сижу соби одынъ однисинькій у хатыни та журюся, згадуючи свою Украину и тебе, мій друже едыный. Ду­маю: отъ Бога дае и свято свое велыке на радисть добримъ людямъ, а мени нема съ кимъ слова промовить. Ажъ гулькъ! входить въ ха- тыну добрый Гернъ ]) и подае мени вашъ лыстъ. Господы милосты- вый! якъ я зрадивъ! Ниначе батька ридного побачывъ, або заговорывъ зъ сестрою на чужини. А надто, якъ прочитавъ, шо васъ всихъ, мовъ нраведныхъ, минула кара Господня 2), то ажъ заплакавъ,—такъ мени любо стало. Вы пишете, друже мій добрый, шо шлыте альбомъ изъ раріег іогсЬоп; спасыби. вамъ—прышлить. А фарбъ сухихъ не посы­лайте, бо тутъ оліи достать не можно, та те ще—знову висною но- женуть у степъ. Такій мій таланъ поганый! Щожъ мени вамъ послать, колы въ мене нема ничого; пославъ-бы вамъ видъ Аральского моря, такъ таке погане, що крый.Боже! нудьгу ще наведе прокляте. ІЦо вы пишыте, друже мій единый, шобъ я выставлявъ цину на моихъ будущихъ рисункахъ; велике вамъ спасыби! бо тутъ безъ грощей іце поганше, якъ межъ жидами. Я, нарисовавше де що, отдававъ за са­мую убогую цину, такъ що-жъ—сміюця! Мени здаеця, шо якбы самъ Рафаель воскресъ отутъ, то черезъ тыждень умеръ-бы зъ голоду, або найнявся-бъ у татарына козы пасты. Отаки тутъ люде! Шлю вамъ киргизкого Баксу або по нашому Кобзаря. Колы найдеця яка добра

душа, то нехай купить, зробить добрее дило, а цину я ему кладу 50 карбованцивъ; може задорого, то збавте якъ знаете. Буду посылать до «асъ усе, що зробдю вартого послать, а вы вже робить зъ ными що хочите. ІЦе посылаю вамъ оцйого гарнадера (це я); згадуйте мене, дывлачысь на його, друже мій добрый! Що вы пишете, щобъ роска- нать вамъ, що зо мною діялось на Аральскнмъ мори два лита,—цуръ ему! бодай не діялось того нискимъ на свити! Опрычъ нудьги, вси лыха перебувалы въ мене, навить и нужа,—ажъ згадувать бридко! Адрисуйте ваши лысты на имя Герна, а мого имени не пишить: винъ знатыме по штемпелю. Бувайге здорови! Якъ будите писать Б. Н. 2), то поклониця ій одъ мене. Всему дому вашому нызенько кланяю(сь. ІЦирый до васъ

Т. Шевченко.

Хотя Шевченко и подучилъ командировку въ экспедиціи Бута­кова для срисовыванія видовъ, но все-же тяготѣло еще надъ нимъ высочайшее запрещеніе свободно писать и рисовать. Извѣстно, что еще въ началѣ 1848 года началось дѣло объ облегченіи участи поэта въ этомъ отношеніи: но несмотря на благопріятные отзывы о Щевченкѣ такихъ лицъ, какъ корпусный командиръ Обручевъ и начальникъ края Перовскій, Высочайшаго соизволенія на это не послѣдовало, о чемь Шевченко и узналъ чуть-ли не 1 января 1850 г., какъ можно судить изъ письма его къ кн. Репниной, датированнаго этимъ числомъ, гдѣ находятся такія строки: „для новаго года мнѣ объявили, что сдѣдую- іцей весною я долженъ буду отправиться, опять на Аральское море... и подтверждено занрещеніе писать и рисовать; вогь какъ я встрѣ- чаю новый годъ! неправда весело?" ) Неудивительно, что это письмо исполнено горечи, равно какъ и слѣдующее за нимъ письмо, отъ 7 марта, къ той-же кн. В. Н. Репниной 23). Этимъ печальнымъ обстоя- тельствомъ и объясняются тѣ фразы въ печатаемомъ ниже письмѣ къ А. И. Лизогубу, въ которыхъ онъ намекаетъ на свое рисованіе тайкомъ, какъ-то: „хочъ украдучи, та трошки номалюю“; „якъ що тра- лыця мыни ще що небудь прислать до васъ, то пидпысуйте вы сами мою фамилію циноброю г), бо мени не можна“.

^ 14 марта 1850 г. Оренбурга.

Друже мій едыный!

Я не знаю, щобъ зо мною сталося. якъ бы не вы! Въ велыкій пры- годи сталы мени оци 50 карб. Роспитайте Илію Ивановича—я йому нишу 2). Що значать гроши пры убожестви! Якъ бы не^ы, то мене-бъ давно зъ нудьги не стало, а то все-таки, хочъ украдучи, та трошки ломалюю, а воно й поле'пна! Не знаю, чи доведеця мени хоть що- небудь намалювать на Каспійскомѵ мори, бо мене весною туды ложе- нуіъ. Якъ що доведеця, то пошлю до васъ; тилькы вже цины не по­ставлю, а продаете такъ, якъ вамъ Богъ ломоже.

Отъ яка моя доля логана! Я, вставите раненько, заходывся пи­сать до васъ лыстъ оцей; тиіько шо заходывся, а тутъ чортъ несе Ефрейтора (звичайно найнятого, любъ дававъ знать, бо я живу те­перь не въ казармахъ): пожалуйте къ фельдфебелю. Треба було лыстъ покинуть, а сегодня почта отходыть. То сякъ, то такъ ублагавшл фельдфебеля, вернувся я до хаты и захожуюся знову, а часы беруця вже коло нершого, то выбачте, колы не все роскажу, що хотилося-бъ росказать, або що-небудь помилюся.

Цодакуйте и вы за мене Илію Ивановыча за його благородную щидроту, а мени Богадля выбачте! А якъ що трапыця мыни Ще що небудь прислать до' васъ, то пидпысуйте вы сами мою фамилію, ци- ноброю, бо мени не можна.

Усе, пю вы зъ ласки своей послалы, я нолучивъ. И Ѳому Кем- пейскоіо полѵчивъ. Спасыби тому доброму Михайлови 3), шо вингь таки мене не забувае. Якъ шо вы знаете його адресъ, то иошлпть йому оцей лысточокъ, а якъ ни, то одишлить В. Н.,—вона левне знае.

Спасыби вамъ за вси ваши блага! Не забувайте безталанного

Т. III.

До 1-го мая адресъ мій той самый, а тамъ здаеця треба бѵде знову мовчать.

Сообщ. В. Н.

  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка