Sarcina episcopatus блаженного Августина




Дата канвертавання27.04.2016
Памер31.2 Kb.
Sarcina episcopatus блаженного Августина

Семенова Полина Николаевна

Студентка Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, Москва, Россия
«Iugum enim meum lene est, et sarcina mea levis est», – цитирует Августин Евангелие от Матфея в проповеди 70 на стихи 28-30 книги 11. Тем не менее, из произведений Августина мы получаем особенно полное представление о том, каким тяжелым было служение епископа. Об этом пишет Анри-Ирене Марру, рассуждая о многочисленных обязанностях, которые были возложены на Августина после смерти его предшественника Валерия: «…начинаешь осознавать, насколько велика была жертва, принесенная этой возвышенной душой, созерцателем и мыслителем, которому все виды практической деятельности, за исключением писательской, представлялись невыносимыми» [Марру: 45]. Известно, что Августин опасался насильственного рукоположения и воздерживался от поездок в города, где не было епископа [Bonner: 111]. Серж Лансель, однако, полагает, что Августин не мог протестовать против своего продвижения в церковной иерархии, так как готовился к этому еще со времен принятия священнического сана и на момент посвящения в епископы уже de facto являлся коадъютором Валерия [Lancel: 263].

В литературе об Августине неоднократно, когда речь заходит о его епископской хиротонии и епископском служении, упоминается словосочетание sarcina episcopatus (episcopalis) – «бремя епископства». Был ли для Августина принципиально важен выбор слова для метафоры бремени епископского служения? На этот вопрос следует дать положительный ответ. Об этом свидетельствует и отсутствие подобных выражений в текстах Августина с синонимичными словами onus или iugum, и употребление sarcina в других метафорах бремени, которые в этом исследовании были разделены на группы с регулярными значениями «бремени телесности», «бремени грехов», «бремени мирских забот» и «тяжести праведности». Свидетельствует о сознательном построении метафоры епископского бремени и то, что она встречается у Августина в определенных сочетаниях. Так, например, мы находим три случая с глаголом imponere, два с глаголами sustinere/detinere; в остальных примерах он обозначает свой духовный сан только притяжательным местоимением, называя его sarcina mea.

Первоначальное и, вероятно, самое естественное предположение о заимствовании выражения sarcina episcopatus из Мф. 11:30 не представляется с большой очевидностью таковым в свете проблемы переводов Библии на латинский язык, которыми пользовался Августин. Вариант этого стиха у Августина отличается от варианта Вульгаты (к ней он обращался лишь изредка [Rönsch: 8]) и варианта Vetus Latina [Sabatier: 67], которые здесь совпадают: «Iugum enim meum suave est, et onus meum leve est». Выборка вариантов Мф. 11:30 в произведениях Отцов Церкви указывает на то, что в африканских провинциях существовал особый вариант этого стиха: Тертуллиан и Киприан, которых с Августином объединяет их африканское происхождение, тоже употребляют sarcina вместо onus.

То же относится и к Гал. 6:5, который может считаться косвенным источником метафоры бремени через Амвросиаста – Августин цитирует его в трактате, касающемся посланий апостола Павла, – но и это нельзя утверждать наверняка, поскольку при обзоре случаев употребления этой новозаветной цитаты у Августина становится ясным отсутствие хоть какого-нибудь единообразия.

Следующим шагом нашего исследования стал анализ употребления слова sarcina в произведениях римских классиков. В нашем распоряжении было около 160 контекстов как с прямым значением, так и с переносным; последних оказалось на порядок меньше. Известный труд Харальда Хагендаля о круге чтения Августина не дает оснований полагать, что он мог заимствовать одно из таких употреблений у Овидия. Но не подлежит сомнению то, что Августин многократно встречал слово sarcina в «Метаморфозах» Апулея, своего соотечественника, произведения которого он хорошо знал [Hagendahl: 681], и это могло в некоторой степени повлиять на выбор слова sarcina для метафоры епископского служения.

По общим сведениям о комплексе обязанностей епископа в V в. и по краткому описанию Августином своей деятельности в позднем письме 224 можно представить, какой объем работы и ответственности он взял на себя в 395 г. Созданная им метафора «sarcina episcopatus» не лишена отрицательных коннотаций, неизбежно возникающих при упоминании тягот, но вместе с тем не переносит их на свою цель – епископское служение. Она заключает в себе христианский образ тяжкого бремени, достойное несение которого принесет соответствующую награду (gloria). Пренебрегший же им получит воздаяние, мысли о котором вызывают у Августина страх Божий – страх не справиться с возложенными на него священными обязанностями, страх ответственности перед огромной паствой, ответ за которую должен держать он один.


Литература

Марру А.-И. Святой Августин и августинианство. В пер. О. В. Головой. Долгопрудный, 1999

Bonner G. St. Augustine of Hippo: Life and Controversies. London, 1963

Hagendahl H. Augustine and the Latin Classics. Vol. II. Göteborg, 1967

Lancel S. Saint Augustin. Paris, 1999

Rönsch H. Itala und Vulgata. Marburg, Leipzig, 1869

Sabatier P. Bibliorum sacrorum latinae versiones antiquae. Tomus tertius. Parisiis, 1751


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка