Развитие института церковной опеки в Византии




Дата канвертавання27.04.2016
Памер99.68 Kb.


Доклад на тему:

«Развитие института церковной опеки в Византии (VI - нач. X вв.)»

кафедра истории Церкви и канонического права

Выполнил студент БФ 513 гр.,

Смирнов А.И.

Науч. руководитель:

д.ф.н. Максимович К.А.



Москва 2010 г.

План.

  1. Введение.

  2. Попечительство и опека в римском праве.

  3. 3 канон IV ВС (451 г.) об опеке несовершеннолетних клириками.

  4. 123 новелла Юстиниана об опеке и попечительстве.

  5. 68 новелла Льва VI. Новое понятие опекунства.

  6. Заключение. Значение новеллы Льва VI. Тенденция развития законодательства.



  1. Введение.

Время византийской Македонской династии (886–1056 гг.), отмеченное бурной деятельностью в области внешних и внутренних дел, было также временем интенсивного развития в сфере образования, литературы и искусства.

Император Василий I (867–886) старался дать своим сыновьям наилучшее образование, что впоследствии не могло не отразиться на склонности будущего императора Льва VI (886–912) к литературной деятельности и главным образом законотворчеству. В отличие от своего отца Лев не интересовался ни внешней, ни внутренней политикой даже тогда, когда это требовало личного императорского участия, посвящая свою жизнь наукам и искусству.

Юристами эпохи Льва VI во главе с императором была задумана и разработана программа «очищения древних законов», которая заключалась в пересмотре и классификации всего писаного правового наследия, прежде всего содержащегося в Corpus Iuris Civilis, с точки зрения его применимости в новых исторических условиях. К программе очищения законов имеют отношение 113 новелл Льва VI, представляющее своего рода дополнение к Василикам1. Здесь разрабатываются вопросы церковного, наследственного, процессуального и уголовного права, брачных и семейно-имущественных отношений2. Лев Мудрый заставил посмотреть на мир по-новому, создавая свой систематический сборник, лишь отчасти используя опыт предшественников, разрабатывал новое законодательство, примеряя на себя роль новатора в юриспруденции.

После грандиозной попытки Юстиниана приспособить римское право к нуждам эпохи, отойти от юридического формализма и создать юридическую базу, юристы не оставляли попыток законотворчества. Подтверждением этому служат появившиеся позднее законодательные акты, среди которых особого внимания заслуживают такие правовые памятники как Эклога – первая попытка приспособить свод Юстиниана к потребностям юридической практики того времени; несколько приложений к Эклоге, отражавших отношения, не получившие в ней законодательной регламентации и, таким образом, дополнивших ее нормы (сюда традиционно причисляют четыре «закона»: Земледельческий, Воинский, Морской и Моисеев)3. За исключением Моисеева закона, эти сборники содержали современные нормы и регулировали злободневные вопросы.

Непосредственно появлению новелл Льва Мудрого предшествовало издание юридического сборника Прохирон, где была попытка ограничить влияние Церкви на светское право. В его состав вошли законоположения Василия I и некоторые другие. По полноте и всесторонности юридического материала Прохирон превосходит Эклогу, хотя в некоторых вопросах семейно-имущественных отношений он сделал большой шаг назад по сравнению с Эклогой.

Далее рассмотрим более подробно 68 новеллу Льва VI, где законодатель, памятуя о высоком призвании служителя алтаря, пытается напомнить последнему о пагубном попечении мирскими делами. Так как тема опеки и попечительства берет свое начало с эпохи Законов Двенадцати таблиц4, начнем исследование с обычаев римского права.



  1. Попечительство и опека в римском праве.

Римское право различало институт опеки (tutela) и попечительства (cura – надзор, забота). Данные категории права непосредственно имели связь с категорией дееспособности: лица, не способные пользоваться своими имущественными правами, ставились под опеку дееспособного лица, которое должно было представлять интересы опекаемого. Опекун с необходимостью принимает на себя общее управление имуществом. Опека была не обязанностью, а правом опекуна, которое ставило его во властное положение в отношении опекаемого и его имущества. Власть, которой наделен опекун в отношении опекаемого, не отрицает, а подтверждает его свободу, указывая на уровень согласования правомочий5. Опекун обеспечивает полноту статуса субъекта правоотношений, обогащая его способностью к юридически значимому распоряжению своим имуществом.

Отношения опеки строятся на основе доверия – личной связи, воспринимаемой как единство участников. Поэтому опекун совершает сделки непосредственно в пользу подопечного6, а также может отчуждать вещи подопечного7.

В доклассический период различали разные виды опеки. Если Квинт Муций различал пять родов опеки (genera tutelarum), то Сервий Сульпиций - три, а Лабеон - уже только два8.

Древнейшим видом опеки следует считать tutela legitima, когда опекуном несовершеннолетних лиц и женщин, ставших самовластными (sui iuris) после смерти домовладыки, в отсутствие завещания оказывается ближайший агнатический родственник (agnatus proximus)9 или сородичи (gentiles)10 - в соответствии с порядком наследования по закону XII таблиц11.

Попечительство (cura) являлось особым видом законной опеки (т.е. устанавливаемой только по решению властей), назначавшимся в отношении безумных и расточителей. В отношении того или иного лица устанавливалась мера попечения опекуна. Опекунство или попечительство признавалось преимущественно мужской обязанностью. Опекуном или попечителем ни в коем случае не могли быть раб, вообще лицо более низкого сословного положения, женщина и иностранец; не могли быть несовершеннолетние, безумные, глухие, а также немые.

Впоследствии, опекунство над несовершеннолетними дозволялось матери или бабке со стороны отца. Опекун назначался не только для управления имуществом опекаемого, но и для воспитания его (в случае с несовершеннолетними). От опеки или от попечительства нельзя было отказаться без уважительных причин. Число опек не могло быть более трех.

В постклассическую эпоху развивается тенденция к сближению институтов опеки и попечительства. Прежде всего, это выражалось в появлении более четких правовым норм и, как следствие, ограничением прав опекуна. Уже право того времени было знакомо со злоупотреблениями правом опеки. В таких случаях отстранение от опеки могло быть только по решению суда, но подопечные не имели полномочий сами возбуждать иск – выходом для них мог быть процесс, возбуждаемый в интересах опекаемого третьим лицом, что было весьма затруднительно.


  1. 3 канон IV ВС (451 г.) об опеке несовершеннолетних клириками.

С появлением христианства вопрос об опеке не обошел стороной и институт Церкви. Первой нормой, регулирующей вопросы опеки и попечительства, стало 81 правило святых Апостолов. И позднее, с зарождением монашества, институт опеки коснулся и монашеской братии. Взирая на чрезмерную озабоченность клириков и монахов мирскими делами и во избежание злоупотреблений, по решению Святых Отцов и повторяя апостольское постановление, Собор определил: «чтобы впредь никто - ни епископ, ни клирик, ни монашествующий - не брал в аренду имений (для получения более высокой прибыли) и не вступал в распоряжение мирскими делами, разве только по законам он будет призван к неизбежному попечительству» ради страха Божия. В противном случае нарушителей ожидает извержение из сана12. Соборных и иных постановлений, регулирующих эти сложные правоотношения, изрядное количество.

На 6-м заседании Халкидонского Собора13, императором Маркианом14 были предложены на рассмотрение три законопроекта, один из которых определяет, чтобы все лица, принадлежащие к клиру, посвящали себя только делам своего служения, и ни под каким предлогом не занимались бы мирскими делами, в ущерб своему священно- и церковнослужению.

Вырабатывая соответствующие определения, отцы Четвертого Вселенского Собора сочли нужным точно установить, какие именно дела мирского характера и при каких обстоятельствах могли бы принимать на себя клирики. Отцы действительно постановили, что клирик может быть опекуном несовершеннолетних, вдов и сирот, только в том случае, если:

1) получит специальное к тому приглашение,

2) если подобное поручение исходит от епископа и

3) если несовершеннолетние дети, вдовы и сироты остались без всякой защиты.

При наличии одного из этих условий, клирик может вести дела в гражданских судах, быть своего рода адвокатом, если этого требуют интересы Церкви и если он будет уполномочен на это своим непосредственным начальством.

Строгое охранение принятых определений всегда имело для Церкви особенное значение. Это очевидно из того, что на нескольких соборах те же самые определения в той или иной форме повторяются.

Во времена Древней Церкви, так же как и в настоящее время, занятия клириков мирскими делами обращали на себя всеобщее внимание и воспитывали в обществе презрительное отношение к духовному званию. Между тем этот запрет Церкви часто не соблюдался, так что есть несколько положительных правил, которые самым энергичным образом осуждают эти нарушения. Так, 81-е Апостольское правило присуждает к извержению священных лиц, принимающих на себя мирские служения, а 83-е Апостольское правило тоже присуждает к извержению занимающихся военным делом; 12-е правило I вселенского собора говорит то же самое. Однако все эти правила не в состоянии были уничтожить зло, почему отцы Халкидонского Собора, по тем же побуждениям, что и при составлении 3-го своего правила, сочли нужным повторить прежние определения и издать настоящее правило. И эта строгость вполне основательна, когда мы примем во внимание возвышенность священного служения алтарю и благородство цели монашеского жития15.


  1. 123 новелла Юстиниана об опеке и попечительстве.

Учитывая традицию римского права и опираясь на опыт Церкви, Юстиниан в 5 главе 123 новеллы воспрещает епископам и монахам становиться опекунами (έπιτρόπους, tutores) или попечителями(κουράτωρας, curatores) какого бы то ни было лица16. Пресвитерам же, диаконам и иподиаконам, законом родства (и только им) призываемым на опекунство и попечительство, норма предоставляет право принимать на себя такое служение при соблюдении необходимых условий: в течение 4 месяцев с момента призвания они должны были письменно заявить, что избрали таковое служение по собственному произволению.

  1. 68 новелла Льва VI. Новое понятие опекунства.

В своей 68 новелле Лев Мудрый стремится к тому, чтобы оградить монахов и клириков от опеки (ἐπιτρoπή), чтобы из-за обилия административных, юридических и финансовых обязательств перед подопечными не терпело ущерба их основное занятие – служение Богу и Церкви. Сетуя на столь укрепившуюся практику в Церкви, с которой нельзя было мириться, и, будучи хорошо знакомым с нормами римского права, что очевидно из текста самой новеллы, император вводит всеобщий запрет: все клирики и монахи впредь не допускаются к опекунству над несовершеннолетними и сиротами и к управлению их имуществом. Однако, им было дано право исполнять другой (возникший позднее) вид опеки, который подразумевал управление имуществом по завещанию какого-либо лица после его смерти. Поясняя свое правило, Лев VI делает различие между тем видом опеки известной еще с древних времен, и тем новым аспектом, который приобретает опека в эпоху мудрого императора.

  1. Заключение. Значение новеллы Льва VI.

Тенденция развития законодательства.

Подводя итоги нашего исследования, посвященном вопросам опеки и попечительства, можно сделать вывод, что, с одной стороны, император Лев Мудрый прекрасно разбирался в римском праве и каноническом наследии Церкви и, с другой стороны, ревнуя о чистоте Церкви, и благочестии посвященных Богу, постарался сохранить мирный дух в отношении Церкви и государства в собственном законотворчестве. Подтверждением тому служит среди прочих новелл и упомянутая ранее. В ней законодатель запрещает древний вид опеки и дозволяет вновь установленную форму. Таким образом, монахи и подобные им лица наделяются правом получить в управление чужое имущество согласно завещанию владельца. Завещатель, имея доверие к добросовестности и заботливости пресвитеров, наделяет их правом исполнить свою посмертную волю. Император лишь придает такой воле статус законности, позволяя участвовать в таком виде опеки.

Таким образом, в отличие от Юстиниана, Лев VI признает за монахами право брать на себя обязательства по единственному виду опеки – по завещанию собственника имущества. Епископы для Льва, как и для Юстиниана, остаются исключенными из института опеки. Клирики могут исполнять обязанности опекунов, однако с ограничениями – у Юстиниана это могут делать только ближайшие (агнатические) родственники, у Льва – только по завещанию.

Что касается церковного правила (Халк. 3), то оно предоставляло наибольшие права клирикам в исполнении опеки над частично дееспособными лицами. В дальнейшем это право все более ограничивалось, и в 68 новелле Льва ограничения достигли своего исторического максимума. Этот факт можно поставить в связь с общей тенденцией церковной политики Льва VI, которая заключалась в ограничении прав и полномочий Церкви в нецерковных делах.



1 Василики - последняя кодификация византийского права, законченная в 890 н. э. при императоре Льве VI ("Мудром"). Сборник состоит из 60 книг.

2 Максимович К.А. «Анакатарсис» // ПЭ. 2001. Т. 2. С. 210.

3 Медведев И.П. «Правовая культура Византии». СПб. 2001. Стр 148.

4 Законы Двенадцати таблиц (лат. Leges duodecim tabularum) или Закон Двенадцати таблиц (лат. Lex duodecim tabularum) 451-450 до н. э. — кодификация государственного закона в Древнем Риме. Законы Двенадцати таблиц — плод работы специально созданной комиссии из 10 человек и представлял собой свод законов, регулирующих практически все отрасли права.

5 Дождев. Римское частное право. М. 2008. Стр 288.

6 Дигесты Юстиниана (D. 41,1,13,1).

7 Институции Гая (Gai., 2,64).

8 Gai., 1,188.

9 Лат. agnatio — в римском праве родство, основанное на подчинении власти главы семьи.

10 Опека сородичей засвидетельствована еще в I в. до н.э. (laudatio Turiae, CIL, VI, 37053), ко времени Гая она исчезает, как и все ius gentilicium (Gai., 3,17).

11 Gai., 1,155; 165; Ulp.,Reg., 11,3; D. 4,5,7 pr.

12 Настоящее правило повторяет по существу требование 81 Ап. правила, чтобы всё внимание священнослужителей направлялось на служение Церкви и чтобы они коммерческими предприятиями не отвлекались от своих прямых обязанностей. Ср. 4 Всел. 7; 7 Всел. 10; Карф. 19; Двукр. 11.

13 Четвёртый Вселенский Собор, созванный в 451 году.

14 (Флавий Маркиан, 396 – январь 457).

15Правила Святой Православной Церкви с толкованиями Епископа Никодима (Милош). http://www.holytrinitymission.org/books/russian/canons_vselen_soborov_nikodim_milosh.htm#_Toc68915152

16 Максимович. К.А. Новелла CXXIII св. императора Юстиниана I (527-565 гг.): «О различных церковных вопросах // Вестник ПСТГУ I: Богословие. Философия. 2007. Вып. 3(19). Стр. 29.



База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка