Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе Бюро по демократическим институтам и правам человека




старонка4/6
Дата канвертавання17.03.2016
Памер0.97 Mb.
1   2   3   4   5   6

D – СВОБОДА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ
1. Право граждан Беларуси на поездки за рубеж
Закон предусматривает свободу передвижения, включая право на эмиграцию. Тем не менее, власти время от времени ограничивают право своих граждан на зарубежные поездки. Таким образом, любой студент, который хочет учиться за границей, должен получить разрешение от министра образования. Более того, граждане, работающие за рубежом, отслеживаются, и туристические агентства обязаны сообщать о лицах, которые не возвращаются из-за рубежа в запланированные сроки.

Кроме того, по информации из различных источников, правительство ведет базу данных лиц, которым запрещено выезжать за границу. По данным белорусского Министерства внутренних дел, в 2010 году этот перечень содержал имена по крайней мере 120 тысяч лиц, которым запрещены зарубежные поездки, в том числе тех, кто обладал государственной тайной, кому были предъявлены уголовные преследования или гражданские иски, или кто имел невыполненные финансовые обязательства. Некоторые лица были проинформированы письмом о том, что их имена находятся в базе данных, а другим сообщили об этом на пограничных пунктах. В некоторых случаях активистов оппозиции либо поворачивали обратно на границе, либо задерживали для длительных обысков.


Закон также требует, чтобы лица, которые едут в районы в пределах 15 миль от границы, получали разрешение на въезд.
Закон не разрешает принудительную высылку, но различные источники утверждают, что силы безопасности угрожали лидерам оппозиции нанесением телесных повреждений или судебным преследованием, если они не покинут страну. Закон разрешает внутреннюю ссылку, известную как “химия”, для лиц, осужденных за преступления, и власти использовали эту меру в 2010 году.
Многие студенты вузов, которые были исключены или оказались под угрозой исключения из учебных заведений за свою политическую деятельность, выбрали добровольное изгнание. С 2006 года более 500 студентов покинули страну, чтобы продолжить учебу в зарубежных университетах.
Внутренний паспорт, национальное удостоверение личности, необходим для постоянного жилья, работы, а также гостиничной регистрации. Полиция продолжает беспокоить людей, живущих в местах, отличных от легального места жительства, указанного в их внутренних паспортах.
12 января 2011 года в 19:45 несколько агентов КГБ остановили мать лидера оппозиции Павла Северинца Татьяну, направлявшуюся к железнодорожному вокзалу, откуда она должна была ехать в Варшаву, чтобы выступить с речью на заседании парламента Польши, посвященном политической ситуации в Беларуси. Она была произвольно задержана в течение суток, и ее паспорт был конфискован властями, что не позволило ей выехать в Польшу в тот день, как она планировала. Ей вернули паспорт на следующий день, после того, как в прокуратуру была направлена письменная жалоба. (Доклад HRW).
Бывший кандидат в президенты Григорий Костусев работает в России, но не может выехать за границу, потому что он был выпущен под подписку о невыезде33. (33 http://euroradio.fm/en/report/prosecutor%E2%80%99s-office-interrogate-kastusyou-about-blast).
2. Право иностранцев не быть высланными из страны без решения, вынесенного в соответствии с законом
В соответствии со статьей 13 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), участницей которого Беларусь является с 12 ноября 1973 года, “иностранец, законно находящийся на территории государства-участника Пакта, может быть выслан оттуда только во исполнение решения, вынесенного в соответствии с законом (...)”. Согласно информации из различных источников, 4 мая 2011 года белорусские иммиграционные службы вместе с чиновниками из Министерства внутренних дел прибыли в офис Правозащитного центра “Вeсна” во время презентации независимого доклада, подготовленного независимой группой экспертов во главе с г-ном Нилом Джарманом, специальным докладчиком Комитета по международному контролю над ситуацией с правами человека в Беларуси. Они объяснили, что, по их сведениям, было замечено, как несколько человек проносят в офис “коробки”. Они проверили офис на предмет потенциальных взрывчатых веществ. После того как обыск не дал результата, чиновники попросили всех присутствующих, в том числе граждан России г-жу Викторию Громову и г-жу Любовь Захарову, пройти в Первомайский РОВД. После того как они пробыли в отделении полиции в течение трех часов, все задержанные были отпущены. Две россиянки получили письменное предписание покинуть территорию Беларуси в течение 24 часов. Им запрещался въезд в страну в течение двух лет на том основании, что их имена были занесены в список людей, чье присутствие в Беларуси было запрещено или нежелательно. Им сказали, что это вопрос национальной безопасности. Происхождение этого “черного списка” и правовые основания для включения в него остаются неясными; Министерство иностранных дел Беларуси ранее отрицало его существование.
Согласно информации из разных источников, 20 апреля 2011 года г-же Марине Цапок был запрещен въезд в Беларусь без указания особых причин, и ей не было выдано никаких письменных документов. Стоит напомнить, что украинские граждане не нуждаются в визе для въезда в Беларусь.
E – ПРАВО НА МИРНЫЕ СОБРАНИЯ
Закон о массовых мероприятиях (№ 114-З от 30 декабря 1997 года; Новая редакция закона: Закон № 233-З от 7 августа 2003 года; Последние изменения закона: Закон № 99-З от 4 января 2010 года) накладывает ограничения на право на мирные собрания34. (34 См. следующую веб-страницу: http://law.by/work/EnglPortal.nsf/6e1a652fberce34ac2256d910056d559/23544c3532dfeo2ac2256dc10025e973?Open Document (Источник: Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь)). Есть серьезные опасения по поводу некоторых из этих ограничений, таких как следующие два, предписывающие, что “проведение массовых мероприятий не допускается: (...) на расстоянии менее 200 метров от зданий резиденции президента Республики Беларусь, Национального собрания Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь, Центра телевидения и радиовещания, подземных переходов и станций метро; ​​на расстоянии менее 50 метров от здания республиканских органов государственного управления, местных представительных, исполнительных и распорядительных органов, дипломатических представительств и консульских учреждений, судов, органов прокуратуры, территорий организаций обеспечения обороны, безопасности государства и жизнедеятельности населения (общественный транспорт, водо-, тепло-и энергообеспечение, больницы, клиники, детские сады и ясли и общеобразовательные учебные заведения)” (статья 9 вышеупомянутого Закона о массовых мероприятиях).
В результате вышеупомянутых ограничений право на мирные собрания, демонстрации де-факто невозможно осуществить в центре города, такого как Минск. Это означает, что демонстрация от 19 декабря 2010 – которая не соответствовала Закону о массовых мероприятиях – не могла быть законно организована и проведена в рамках данного закона. Стоит отметить, что бывшие кандидаты в президенты попросили о встрече с министром внутренних дел и Комитетом государственной безопасности (КГБ), чтобы обсудить планы о проведении демонстрации 19 декабря 2010 года. Однако просьба была отклонена, и 17 декабря председатель КГБ заявил журналистам, что лидеры оппозиции попросили о встрече, чтобы обсудить безопасность демонстрантов, но “сотрудники правоохранительных органов не могут обсуждать такие вопросы, так как призывы (к проведению демонстрации) являются незаконными”35. (35 http://www.belta.by/ru/all_news/politics/Otdelnye-predstaviteli-oppozitsii-pytalis-zakupit-elektroshokery-i-petardy---KGB_i_535954.html).
Согласно информации из разных источников, демонстрация 19 декабря 2010 года в основном проходила мирно. Насильственные действия в отношении здания Правительства, совершенные небольшой группой мужчин в задней части толпы, не оправдывают ни насильственного разгона демонстрантов ОМОНом – полиция применила силу, – ни ареста более 700 человек и длительного содержания многих из них под стражей. По сообщениям прессы, десятки демонстрантов и многие сотрудники полиции получили ранения. Очевидцы сообщили, что кроме этой небольшой группы, они не видели никого с оружием или опасными предметами любого рода. В результате этого возникают серьезные сомнения в отношении фильмов, транслируемых по государственному телевидению, которые показывают площадь Независимости после демонстрации, усеянную палками, лопатами и топорами. Очевидцы утверждают, что эти предметы были намеренно подброшены силами безопасности для того, чтобы инкриминировать демонстрантов.
Действительно, в соответствии с Промежуточной оценкой ситуации с правами человека профессора Нила Джармана, специального докладчика Комитета по международному контролю (CIC) за ситуацией с правами человека в Беларуси: “Видео- и документальные материалы показывают, что основная демонстрация на площади Независимости в Минске еще проходила мирно, когда началась полицейская операция по очистке площади. Насилие, связанное с нападением на Дом Правительства, похоже, было подавлено задолго до этого, и нет доказательств того, что основная часть толпы участвовала в насилии, поддерживала или поощряла его. Поэтому трудно заключить, что эта демонстрация была проявлением “массовых беспорядков”, как утверждали впоследствии белорусские власти. Это было явно незаконное собрание в соответствии с положениями Закона о массовых мероприятиях, но все данные свидетельствуют о том, что основная часть собравшихся в течение всей демонстрации вела себя мирно”36. (36 Промежуточная оценка ситуации с правами человека в ходе событий 19 декабря 2010 года в Минске (Беларусь) специального докладчика Комитета по международному контролю над ситуацией с правами человека в Беларуси, 2011 год, стр. 34, п. 71).
Более того, как указано в Промежуточной оценке CIC, в соответствии с международным правом в области прав человека, если мирное собрание является незаконным, это не дает правительству право разгонять его с помощью несоразмерной силы – как это было на площади Независимости 19 декабря 2010 года37. (37 Ibidem, стр. 34, пп. 67-70).
Кроме того, закон предусматривает ответственность, в том числе уголовную, для тех, кто нарушает установленный порядок организации и (или) проведения массовых мероприятий, а также участников незаконно организованных массовых мероприятий.

27 декабря 2010 года суд Минска приговорил оппозиционного молодежного активистa Михаила Пашкевича к 15 суткам тюрьмы; Ольгу Дамарад, Михаила Мацкевича и Алеся Киркевича – к 10 суткам тюрьмы, а Дмитрия Шухрая – к пяти суткам тюрьмы за участие в демонстрации перед следственным изолятором 21 декабря 2010 года. Полиция задержала трех других оппозиционных молодежных демонстрантов 29 декабря 2010 года и удерживала их в предварительном заключении в течение ночи. 30 декабря 2010 года Франак Вячорка и Андрей Кречка были заключены в тюрьму на 12 суток, а Антон Койпиш – на 10 суток за участие в акциях протеста.


23 февраля 2011 года пикет, организованный активистами Объединенной гражданской партии, был запрещен в Гомеле.
Согласно официально информации, 25 марта 2011 года белорусская оппозиция организовала традиционный митинг в честь “дня свободы”. Муниципальные власти отказались санкционировать митинг в центре города. Митинг был подавлен полицией. Около 50 протестующих были арестованы во время митинга, и еще 50 активистов оппозиции были заключены в следственный изолятор. Большинство из них были освобождены без каких-либо дальнейших действий. 29 марта 2011 года трое активистов были приговорены к пятнадцати (г-н Николай Демиденко, активист Молодого фронта), десяти (г-н Виктор Ивашкевич, координатор гражданской кампании “Европейская Беларусь”) и трем (г-жа Ирина Губская, активист незарегистрированной Белорусской христианско-демократической партии) суткам административного ареста.
F – СВОБОДА ОТ ПРОИЗВОЛЬНОГО АРЕСТА И СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ
Хронологический и юридический анализ событий 19 декабря доступен в сбалансированном докладе профессора Нила Джармана (Промежуточная оценка ситуации с правами человека).


  1. Арест и содержание под стражей

Многие люди, и не только журналисты, были помещены под стражу в ходе событий 19 декабря. Им были предъявлены уголовные обвинения в участии в “массовых беспорядках” или их организации, и теперь они ждут суда. В ночь с 19 на 20 декабря почти 700 человек были арестованы на этом основании.


20 января Европейский парламент проголосовал за резолюцию, в которой он заявил, что он “решительно осуждает аресты и задержания мирных демонстрантов и большинства из кандидатов в президенты (включая Владимира Некляева, Андрея Санникова, Николая Статкевича и Алексея Михалевича); лидеров демократической оппозиции (включая Павла Северинца, Анатолия Лебедько), а также большого количества активистов гражданского общества, журналистов, преподавателей и студентов, которым грозит до 15 лет тюрьмы; призывает провести независимое и беспристрастное международное расследование событий под эгидой ОБСЕ, призывает к немедленному снятию политически мотивированных обвинений”38. (38 http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P7-TA-2011-0022+0+DOC+XML+VO//EN&language=EN).


  1. Уважение частной жизни и обыски частных домов

Доклад Государственного департамента США упоминает много случаев, когда осуществлялся обыск мест проживания и офисов частных лиц (и не только журналистов), а также правозащитных организаций. Установлено, что 20 декабря сотрудники органов обыскали офисы правозащитной организации “Весна” и задержали десять активистов, которых позже освободили без предъявления каких-либо обвинений. В докладе приводятся следующие точные данные: “Полиция изъяла все компьютерное оборудование, а также фото- и видеокамеры. В тот же день власти обыскали офисы кампании “Говори правду” и движения “Хартия'97”. Юлия Римашевская, представитель лидера кампании “Говори правду” Владимира Некляева, была на короткое время задержана вместе с другими активистами. Силы безопасности также арестовали Наталью Радину, редактора веб-сайта “Хартии'97”, по обвинению в организации в демонстрации 19 декабря и участии в ней”.


После событий 19 декабря различные источники сообщили о следующем:
23 декабря четыре сотрудника КГБ провели обыск в квартире Александра Федуты, помощника Некляева, и конфисковали ноутбук, флэш-накопители и печатные материалы.
25 декабря КГБ и полиция провели обыск в домах по крайней мере 12 человек, в том числе Санникова, Михалевича, Бондаренко, Отрощенкова, Радиной и Арастовича, в связи с уголовным делом о “массовых беспорядках”. В Минске полиция также обыскала квартиры правозащитника Олега Волчека, активиста оппозиции Вячеслава Сивчика и родителей задержанной журналистки Халип. Полиция также провела обыск в доме правозащитника Алексея Капуцкого в Молодечно и активиста оппозиции Павла Батуева в Солигорске.
Многие правозащитные организации и их члены подвергались обыскам в условиях, вызывающих тревогу. Международная миссия по наблюдению Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси выделила в этом отношении следующие события:
Правозащитный центр “Весна” (Минск): 17 января 2011 года КГБ произвел еще один обыск в помещении Правозащитного центра “Весна”, а затем в квартире и в загородном доме его главы Алеся Беляцкого. Основанием для обыска был тот факт, что Алесь рассматривается в качестве свидетеля по уголовному делу о беспорядках39. (39 http://hrwatch-bv.org/ales-belyatskii-viast-obyavila-voinu-grazhdanskiomu-obshchestvu). 19 января 2011 года Международный фонд по защите правозащитников Front Line объявил о срочных мерах по оказанию помощи центру “Весна” в связи с серией обысков40. (40 http://www.frontlinedefenders.org/node/14275).
Центр по правам человека (Минск): 19 января 2011 года был проведен обыск в Общественном объединении “Центр по правам человека”, где были изъяты три блока компьютерных систем41. (41 http://spring96.org/en/news/40783).
Правозащитник Раиса Михайловская, руководитель Центра по правам человека (Минск). 19 января 2011 года квартира руководителя Центра по правам человека Раисы Михайловской подверглась обыску42. (42 http://spring96.org/en/news/40783). По ее словам, у нее были изъяты мобильный телефон, три флэш-накопителя и карты памяти.
Елизавета Ефимова, координатор Молодежной профсоюзной группы “Студенческая рада”, участник Международной сети - Молодежное правозащитное движение (МПД) (Минск): 20 января 2011 года был произведен обыск в квартире родителей Елизаветы Ефимовой (по месту ее жительства). К тому моменту Елизавета была вынуждена временно покинуть Беларусь43. (43 http://hrwatch-by.org/obysk-v-kvartire-roditelei-elizavety-efimovoi).
Владимир Телепун, борец за права человека, координатор Правозащитного центра “Весна” в Мозыре: 21 января 2011 года в квартиры мозырского правозащитника Владимира Телепуна был произведен обыск, в ходе которого были изъяты компьютер и DVD-диски. Ордер на обыск был датирован 19 декабря 2010 года 44. (44 http://spring96.org/be/news/40841). На момент составления данного аналитического документа оборудование не было возвращено правозащитнику.
Правозащитник Леонид Судаленко, общественная организация “Правовая инициатива”, соучредитель Центра стратегической судебной тяжбы (г. Гомель): 26 января 2011 года в квартире правозащитника Леонида Судаленко был вновь произведен обыск. У него были изъяты ноутбук, настольный компьютер, нетбук и копировальная техника45. (45 http://news.tut.by/politics/art212900.html).
Михаил Мацкевич, активист Молодежной профсоюзной группы “Студенческая рада”, участник Международной сети - Молодежное правозащитное движение (МПД) (Минск): 2 февраля 2011 года в квартире Михаила Мацкевич был проведен обыск. Михаил, будучи вне дома, не присутствовал при расследовании. Из квартиры были изъяты компьютеры и переносные средства хранения информации46. (46 http://hrwatch-by.org/obysk-u-mikhasya-matskevicha-0).
Алесь Крот, активист Молодежной профсоюзной группы “Студенческая рада”, корреспондент Международной сети - Молодежное правозащитное движение (МПД) (Минск): 2 февраля 2011 года был проведен обыск в квартире Алеся Крота. По словам Алеся, он не присутствовал во время обыска, в результате которого были изъяты офисное оборудование и информационные материалы МПД.
3. Пытки и жестокое обращение
Европейский парламент выразил озабоченность по поводу обращения с задержанными и призвал к прояснению ситуации, особенно по поводу заявлений о применении пыток: 10 мая он принял резолюцию, в которой он “осуждает использование методов с применением пыток со стороны полиции и КГБ против активистов оппозиции и журналистов, призывает к посещению независимым медицинским экспертом всех задержанных, чтобы обеспечить получение ими адекватной медицинской помощи”47. (47 http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?type=MOTION&reference=B7-2011-0338&language=EN).
16 марта в своей совместной декларации о ситуации с правами человека в Беларуси 44 члена Совета по правам человека, которые подписали декларацию, заметили, что “особенно тревожным являются сообщения о применении пыток в отношении задержанных, как это утверждает, например, бывший кандидат в президенты г-н Михалевич”.
Бывший кандидат в президенты Андрей Санников рассказал о своем аресте следующее: “Я стоял близко от цепи спецназа и получил удары по ноге чем-то тяжелым, получил серьезную травму ноги, получил дубинкой по голове. Через какое-то мгновение потерял сознание. Знаю, что жена и мой водитель начали меня закрывать собой, иначе было бы хуже.
Когда я пришел в себя и поднялся с помощью жены и друга Леонида, они предложили отвезти меня в больницу. Я согласился.
Неподалеку проходил знакомый журналист, он предложил подвезти. Мы сели к нему в машину и поехали. На площади Победы нас подрезала машина ГАИ, с моей стороны открыли дверь, я попытался объяснить, что я сильно травмирован. Но получил удар в лицо, затем несколько ударов ногами по телу, сапогами по рукам. Позже нас отвезли на Окрестина, там отвезли в медпункт. Там сказали, что травма серьезная и надо в больницу. Вместо больницы отвезли в СИЗО КГБ48. (48 http://www.Charter97.org/en/news/2011/4/27/38077/).
По достоверной информации, когда Санников находился в тюрьме, он, возможно, был жертвой пыток: “На девятый день суда над ним Андрей Санников указал в своем заявлении, что доказательства против него были получены под пытками. Он описал методы, использовавшиеся для того, чтобы подвергнуть его физическому и психологическому давлению, и требования властей о том, чтобы он признал свою вину в соответствии с их требованиями. Когда он отказался признаться, глава КГБ сказал ему: В этом случае мы применим более жестокие меры в отношении вашей жены и ребенка”. Сознавая, что его жена также была задержана, и что предпринимаются попытки лишить его опеки над сыном, он серьезно воспринял угрозы и пытался сотрудничать. Ему отказали в доступе к адвокату, и он смог встретиться с адвокатом в частной обстановке только 22 марта, когда он содержался под стражей в течение более трех месяцев. Целый месяц он был не в состоянии отправлять и получать письма, и, по его словам, на протяжении всего его задержания он был изолирован от внешней информации”.
Другой экс-кандидат, Алесь Михалевич, недавно бежал из Беларуси, потому что, как он сообщил, там он был подвергнут пыткам. Он бежал из страны, оставив в Минске жену и их двоих детей, потому что, по его словам, это было необходимо, чтобы быть “вне досягаемости КГБ”. Он предоставил следующее описание обращения с ним: “Несколько человек в камуфляжной форме и масках, без знаков различия, вытащили меня из [моей тюремной камеры], надели наручники за спиной и потянули руки так высоко, что я ударился лицом о бетонный пол. Они отвели меня вниз по винтовой лестнице в отдельную комнату и начали тянуть руки так высоко, что мои кости трещали, требуя, чтобы я пообещал делать все, что мне будут говорить сотрудники госбезопасности. И они продолжали тянуть меня за руки вверх, пока я не сказал “да”.
4. Условия содержания под стражей
В 2008 году правозащитная организация “Весна” и FIDH подготовили по результатам мониторинга доклад об условиях содержания под стражей в Беларуси49. (49 Весна/FIDH, Международная миссии по установлению фактов, Условия содержания под стражей в Республике Беларусь, июнь 2008 года, n° 500/2). Как представляется, эти условия с тех пор значительно не изменились, особенно с 19 декабря.
По свидетельству различных источников, люди в местах лишения свободы не имели контактов с родственниками. В докладе США говорится, что “власти отказывались разрешить доступ ко многим заключенным адвокатов, членов семьи, иностранных посольств и групп мониторинга тюрем”. Задержанные не имели возможности увидеть членов семьи в течение месяца. Доклад Amnesty International подтверждает, что “семьи задержанных начали получать открытки и письма только в начале января, и они сообщили, что письма не были написаны в привычном стиле их родственников, и во всех письмах содержалась положительная оценка их питания, здоровья и условий содержания”. В докладе далее говорится: “Власти отказались разрешить доступ ко многим заключенным адвокатов, членов семьи, иностранных посольств и групп мониторинга тюрем”.
В отношении условий содержания под стражей “Весна” сообщила следующие факты:
17 мая на судебном процессе по делу о поджоге здания КГБ в Бобруйске обвиняемые Артем Прокопенко и Евгений Васькович рассказали о давлении в ходе следствия. 19 мая были оглашены приговоры по делу: Васькович, Прокопенко и Павел Сыромолотов получили по семь лет лишения свободы в колонии строгого режима каждый.
О давлении со стороны следователей также сообщил представитель молодежного движения анархистов Николай Дедок. 18 мая в Заводском районном суде Минска начался процесс над активистами анархистского, гражданского, антифашистского и антиядерного движения Игорем Алиневичем, Максимом Веткиным, Николаем Дедком, Александром Францкевичем и Евгением Силивончуком. Молодые люди обвиняются в серии нападений на правительственные здания, а также взломе правительственного веб-сайта.
Яну Логвиновичу, который получил перелом руки во время жестокого разгона полицией демонстрантов на площади, было сказано, что прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела по факту избиения.
Заместитель председателя “Молодого фронта” Иван Шило обратился к министру внутренних дел и главе минской милиции с жалобой на условия содержания заключенных в следственном изоляторе на улице Окрестина в Минске. Во время его пребывания в следственном изоляторе плохие условия содержания обострили аллергию активиста, однако ему было отказано в госпитализации и лекарствах.
Следует также обратить особое внимание на дело Андрея Санникова, бывшего кандидата, обращение с которым в тюрьме, как представляется, не соответствовало международным стандартам:
Amnesty International сообщает, что 17 мая жена и мать Андрея Санникова пытались навестить его в тюрьме, после того, как он был приговорен к 5 годам лишения свободы. Они пошли в СИЗО, где он должен был находиться, но им сказали, что там его нет. Они отправились во второй центр, потом в третий, где они получили тот же ответ. Его адвокат сообщил им через час, что Санников содержится в изоляции от внешнего мира в СИЗО КГБ. Достоверные источники сообщили, что “содержание в подобной изоляции подвергает Андрея Санникова серьезному риску пыток и других видов жестокого обращения”50. (50 Доклад Amnesty International).
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка