Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе Бюро по демократическим институтам и правам человека




старонка3/6
Дата канвертавання17.03.2016
Памер0.97 Mb.
1   2   3   4   5   6

III – МИССИЯ ПО УСТАНОВЛЕНИЮ ФАКТОВ 3
Докладчик хотел бы указать, что этот перечень постоянно обновлялся в течение миссии. Но много полезной информации было получено слишком поздно, чтобы полностью интегрировать ее в настоящий доклад, и в настоящее время она продолжает поступать, подтверждая общую оценку. В докладе были использованы не все имеющиеся в наличии сведения для соблюдения конфиденциальности или из-за отсутствия возможности двойной проверки. Относящиеся к делу факты, подтвержденные различными заслуживающими доверия источниками, которые упоминаются в нижеследующем описании событий, представляют собой общую иллюстрацию развития событий в Беларуси. Доклад должен стать отправной точкой для постоянного международного мониторинга текущей ситуации с правами человека в течение шести месяцев.
(3 Докладчик ОБСЕ хочет поблагодарить за помощь в сборе материала для этого раздела доклада своих научных помощников, г-на Арно де Нантея и г-на Спиридона Акиписа, доктора публичного права Парижского университета II).
А – ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРАВА
1. Президентские выборы
До проведения президентских выборов 19 декабря 2010 года уже существовала подлинная озабоченность по поводу совместимости белорусского закона о выборах со стандартами ОБСЕ. В соответствии с совместным мнением БДИПЧ ОБСЕ и Венецианской комиссии, поправки к этому закону от 2009 года “вряд ли устранят исходную обеспокоенность в связи с тем, что законодательная основа выборов в Беларуси продолжает оставаться недостаточной для обеспечения базы для подлинно демократических выборов” 4. (4 http://www.venice.coe.intldocs/2010/CDL-AD (2010) 012-e.pdf). Более того, согласно БДИПЧ, местные выборы в Беларуси 2010 года “были омрачены серьезными и систематическими нарушениями демократических избирательных стандартов” 5. (5 Президентские выборы в Республике Беларусь 19 декабря 2010 года, 27-29 сентября 2010 года / Доклад Миссии БДИПЧ ОБСЕ по оценке потребностей, 14 октября 2010 года, стр. 5).
16 сентября 2010 года, в соответствии с обязательствами перед ОБСЕ, Министерство иностранных дел Республики Беларусь пригласило БДИПЧ ОБСЕ для наблюдения за президентскими выборами 19 декабря 2010 года. БДИПЧ ОБСЕ провело Миссию по оценке потребностей (МОП) в Беларуси с 27 по 29 сентября. 14 октября 2010 года МОП выпустила доклад, в котором она рекомендовала развертывание деятельности БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами. По приглашению властей Беларуси БДИПЧ ОБСЕ развернуло Миссию по наблюдению за выборами (МНВ) 15 ноября 2010 года6. (6 Президентские выборы в Республике Беларусь 19 декабря 2010 года, Заключительный доклад Миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами, 22 февраля 2011 года, стр. 6).
В ходе кампании ЦИК дала предупреждение двум кандидатам, в то время как Генеральная прокуратура вынесла предупреждение пяти кандидатам.
Процесс значительно ухудшился во время подсчета голосов. Вот оценка БДИПЧ ОБСЕ: “Наблюдатели оценили качество подсчета голосов как плохое и очень плохое почти на половине всех наблюдаемых избирательных участков. Международными наблюдателями были отмечены явные случаи вброса бюллетеней и фальсификации результатов. Подсчет в значительной степени проводился непрозрачным образом, как правило, в тишине, что подрывало доверие к нему и подняло вопрос о честности выборов. Более чем в трети избирательных участков доступ наблюдателей был ограничен. Подведение итогов было оценено как плохое или очень плохое примерно в пятой части наблюдаемых ТИК7. (7 Президентские выборы в Республике Беларусь 19 декабря 2010 года, Заключительный доклад Миссии БДИПЧ ОБСЕ по наблюдению за выборами, 22 февраля 2011 года, стр. 3).
Согласно информации, поступившей из разных источников, во многих случаях международные наблюдатели сообщали, что подсчет проводился в тишине и на достаточном большом отдалении, что делало невозможным проведение оценки.
На многих участках бюллетени с досрочного голосования и те, что были поданы с использованием переносных ящиков для голосования, были смешаны вместе с бюллетенями, поданными на участке в день выборов. Кроме того, сообщалось, что общее число голосов менялось по мере того, как урны перевозились между местными участками и территориальными управлениями избирательной комиссии.
25 декабря ЦИК объявила официальные результаты, согласно которым Александр Лукашенко получил 79,6 процента; около 6,5 процента избирателей проголосовали против всех кандидатов. ЦИК не опубликовала результаты с разбивкой по участкам ни на своем сайте, ни в каком-либо другом формате. Явка избирателей была установлена ​​в 90,65 процента.


2. Преследование кандидатов и их родственников с 19 декабря 2010 года
a. Преследование кандидатов
Для участия в выборах 19 декабря 2010 года было зарегистрировано десять кандидатов в президенты, включая действующего президента: Григорий Костусев, Александр Лукашенко, Алексей Михалевич, Владимир Некляев, Ярослав Романчук, Виталий Римашевский, Андрей Санников, Николай Статкевич, Виктор Терещенко и Дмитрий Усс8. (8 Транскрипция имен и фамилий часто варьируется, и докладчик столкнулся с различными вариантами их написания, как русскими, так и белорусскими. Это, в частности, относится к сайту Постоянного представительства Беларуси при Организации Объединенных Наций. Докладчик приложил усилия к тому, чтобы сохранить только один вариант написания для каждого имени, но некоторые различия могут оставаться).
Согласно официально информации, трое кандидатов в президенты, Григорий Костусев, Виталий Римашевский и Андрей Санников, были арестованы и заключены под стражу во время разгона митинга вечером 19 декабря 2010 года. В ночь с 19 на 20 декабря четыре кандидата в президенты, Алексей Михалевич, Владимир Некляев, Николай Статкевич и Дмитрий Усс, также были арестованы и заключены под стражу.
С момента их ареста до настоящего времени в ситуации каждого кандидата произошли следующие изменения9 (9 См. также приложения):
Григорий Костусев: Он был арестован 19 декабря 2010 года и освобожден в тот же день. После этого его допрашивали три раза. Он дал подписку о невыезде. Он получил повестку с предписанием явиться в прокуратуру 26 апреля 2011 года для прохождения допроса в связи с терактом в Минском метро 11 апреля 2011 года.
Алексей Михалевич: Он был задержан 20 декабря 2010 года в своей квартире за участие в акции протеста 19 декабря 2010 года и помещен под стражу в следственном изоляторе КГБ. Ему было предъявлено обвинение по статье 293 Уголовного кодекса. 19 февраля 2011 года он был освобожден под подписку о невыезде. Он бежал из Беларуси 14 марта 2011 года и попросил убежища в Чехии.
Владимир Некляев: 19 декабря 2010 года он был сильно избит и потерял сознание на пути к мирной акции протеста. Он был доставлен в больницу с травмой головного мозга. Был похищен из больницы несколько часов спустя. Позже он был найден в следственном изоляторе КГБ, и ему было предъявлено обвинение по пункту 1 статьи 342 Уголовного кодекса. Ему не позволили встретиться с адвокатом. Он удерживался в следственном изоляторе КГБ до 29 января 2011 года, затем переведен под домашний арест под охраной КГБ. 20 мая 2011 года он был приговорен к двум годам условного тюремного заключения.
Виталий Римашевский: Он был ранен сотрудниками отряда полиции по борьбe с беспорядками во время митинга 19 декабря 2010 года. Он был арестован и содержался под стражей в следственном изоляторе КГБ. Ему было предъявлено обвинение по статье 293 Уголовного кодекса. 31 декабря 2010 года он был выпущен под подписку о невыезде. 20 мая 2011 он был условно приговорен к двум годам тюремного заключения. 3 января 2011 года он был предупрежден КГБ не проводить пресс-конференции, поскольку это будет рассматриваться как нарушение данной им подписки о невыезде. 19 января 2011 он был допрошен в КГБ.
Андрей Санников: Он подвергся жестокому обращению во время разгона митинга 19 декабря 2010 и получил травмы ноги. Его везли на автомобиле в больницу вместе с его женой, журналисткой Ириной Халип, когда машина была остановлена ​​сотрудниками правоохранительных органов, и он был взят под стражу и помещен в следственный изолятор КГБ. 29 декабря 2010 года он был обвинен по пункту 1 статьи 293 Уголовного кодекса. Он был лишен права вести переписку с кем-либо в течение месяца. Состояние его здоровья ухудшилось после его ареста, и он не получил необходимой медицинской помощи. Ему было разрешено встретиться в первый раз со своим адвокатом 22 марта 2011 года, то есть почти через три месяца после его ареста. 13 мая 2011 года, во время суда, он заявил, что его условия содержания под стражей были бесчеловечными, и что во время его содержания под стражей он систематически подвергался пыткам. 14 мая 2011 он был приговорен к 5 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии строгого режима. 17 мая жена Андрея Санникова и его мать получили в Партизанском районном суде Минска разрешение на встречу с ним. 18 мая 2011 году они посетили следственный изолятор КГБ, и им сказали, что он там не содержится. Они направились во второй следственный изолятор и получили тот же ответ. Они позвонили в третий изолятор и вновь получили тот же ответ. Позднее в тот же день его адвокат сообщил им, что он в действительности содержится под стражей в следственном изоляторе КГБ. Ни адвокат, ни его семья не получили доступ к нему.
Николай Статкевич: Он принимал участие в митинге 19 декабря 2010 года. Он был задержан и помещен в следственный изолятор КГБ, где он проводил голодовку с 19 декабря 2010 года по 12 января 2011 года. 18 мая 2011 года прокурор потребовал приговорить Статкевича к восьми годам тюрьмы.
Дмитрий Усс: Он был задержан в ночь с 19 на 20 декабря 2010 года после митинга 19 декабря. Он был освобожден в тот же день под письменное обязательство о невыезде. 18 марта 2011 ему было предъявлено обвинение по пункту 1 статьи 293. Он сообщил, что подвергался давлению со стороны следствия с целью заставить его дать показания против его друга Николая Статкевича, также бывшего кандидата в президенты.
b. Преследование родственников кандидатов
19 декабря 2010 Ирина Халип, одна из ведущих журналистов в Беларуси, была арестована вместе со своим мужем Андреем Санниковым. 29 декабря 2010 года ей было предъявлено обвинение по пункту 1 статьи 342 Уголовного кодекса. 29 января 2011 года она была освобождена и помещена под домашний арест. 16 мая 2011 она была приговорена к двум годам тюремного заключения условно.
КГБ, как сообщается, уведомил 23 декабря 2011 года службу охраны детей о необходимости принять меры, касающиеся опеки над трехлетним сыном Андрея Санникова и Ирины Халип Данилом Санниковым. 19 января 2011 года служба охраны детей объявила, что Данил будет проживать у его бабушки. Тем не менее, 27 декабря 2011 года сотрудники службы охраны детей посетили Данила Санникова в его детском саду и сообщили бабушке (которая была предупреждена о визите), что она должна пройти процедуры, включая медосмотр и оценку финансового положения, для оформления опеки над ребенком, иначе он может быть взят под опеку государства. Мальчик все еще находится под опекой бабушки по материнской линии.
Согласно поступившей из разных источников информации, так как жена Владимира Некляева попросила о помощи, когда его похищали из больницы, она была заперта в соседней комнате.
Согласно поступившей из разных источников информации, Милана Михалевич, жена лидера оппозиции Алеся Михалевича, который был освобожден 19 февраля 2011 года под подписку о невыезде, была остановлена примерно в 100 километрах от Минска, и ей не позволили покинуть страну. Должностные лица сказали ей, что это связано с уголовным делом против ее мужа. Стоит отметить, что в ходе следствия она даже не была объявлена свидетелем.
B – СВОБОДА АССОЦИАЦИЙ
1. Требования по регистрации
Статья 36 Конституции Беларуси10 (10 Статья 36. Каждый имеет право на свободу объединений. Судьи, прокурорские работники, сотрудники органов внутренних дел, Комитета государственного контроля, органов безопасности, военнослужащие не могут быть членами политических партий и других общественных объединений, преследующих политические цели.), а также законодательство предусматривают свободу объединений. Статья 41 Конституции предусматривает право граждан на “объединение в профессиональные союзы”. Закон позволяет работникам, за исключением сотрудников государственной безопасности и военнослужащих, создавать профсоюзы и вступать в них. Тем не менее, правила, применимые к регистрации, ограничивают осуществление этой свободы на практике. Все политические партии, неправительственные организации, профсоюзы и другие организации гражданского общества должны быть зарегистрированы в Министерстве юстиции 11. (11 Документы, требуемые при регистрации в первый раз, приводятся на следующей веб-странице: http://law.by/work/EnglPortal.nsf/6e1a652fbefce34ac2256d910056d559/265573fc8dd1f687c2256dc10026a2ef?OpenDocurnent (источник: Национальный юридический интернет-портал Республики Беларусь).
Министерство юстиции рассматривает и утверждает все заявки на регистрацию. Процедуры регистрации требуют от заявителей предоставить, среди многих других данных, физический адрес в нежилом здании. Однако для того, чтобы они смогли арендовать частную площадь – как это требуется по закону, – они сначала должны быть зарегистрированы, что является порочным кругом, не позволяющим им развивать правовую деятельность. Более того, участие в мероприятиях и поддержка незарегистрированной ассоциации являются уголовным преступлением.
2. Факты
a. Политические партии: защита помещений
Согласно информации, полученной из разных источников, 10 мая 2011 года Хозяйственный суд города Минска постановил выселить Белорусский народный фронт (БНФ) из его центрального офиса. Ходатайство о выселении было подано жилищным департаментом администрации Минска. БНФ занимал этот офис с начала 1990-х годов. Согласно докладу Совета Парламентской ассамблеи по Беларуси от 11 апреля 2011 года, “этот офис служил юридическим адресом нескольких неправительственных и политических организаций”, и, следовательно, “эти организации рискуют быть закрыты, если они потеряют свой юридический адрес”12. (12 Совет Европы, Парламентская ассамблея, Комитет по политическим вопросам, Ситуация в Беларуси, докладчик: г-жа Синикка Хурскайнен, Информационная записка о событиях после принятия резолюции ПАСЕ 1790 (2011) от 27 января 2011 года, 12 апреля 2011 года, пункт 65, стр. 8).
Согласно докладу Совета Парламентской ассамблеи по Беларуси от 11 апреля 2011 года, “центральные или региональные офисы политических партий и движений (например, Объединенная гражданская партия, движение “За свободу”, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) и Белорусский народный фронт) подверглись обыску. Во многих случаях были конфискованы компьютеры и устройства хранения данных”13. (13 Ibidem, пункт 61, стр. 7).
b. НПО: регистрация
Правозащитному центру “Весна” было отказано в регистрации. 16 февраля 2011 года г-н Алесь Беляцкий, председатель незарегистрированного правозащитного центра “Весна”и вице-президент FIDH, получил официальное предупреждение от Генеральной прокуроры за “деятельность от имени незарегистрированной организации”. В соответствии с частью 1 статьи 193 Уголовного кодекса Беларуси, такие действия являются уголовным преступлением, наказуемым лишением свободы сроком до двух лет.
Существует риск временной приостановки деятельности Хельсинкского комитета, так как 12 января 2011 года он получил официальное письменное предупреждение от Министерства юстиции в отношении жалобы Комитета на давление, оказываемое на адвокатов обвиняемых активистов. Жалоба была направлена ​​специальному докладчику ООН по вопросу о независимости судей и адвокатов. В предупреждении указывается, что жалоба дискредитировала Министерство юстиции и правоохранительные органы Беларуси, и требуется отозвать ее в течение двух дней. Статья 28 Закона Республики Беларусь № 3254-XII Об общественных объединениях с изменениями, принятыми 4 октября 1994 года – по состоянию на 4 января 2010 года – предусматривает, что “деятельность общественного объединения, союза может быть приостановлена ​​на срок от одного до шести месяцев по решению суда по заявлению соответствующего регистрирующего органа в случае, если этот орган издал письменное предупреждение, и общественноe объединениe, союз не смогли устранить нарушения, которые дали основание для выдачи письменного предупреждения в пределах установленного срока или проинформировать соответствующий регистрирующий орган об их устранении с представлением подтверждающих документов”. Белорусский Хельсинкский комитет обратился с жалобой на предупреждение Министерства юстиции в Верховном суде, но суд отклонил жалобу. 9 марта 2011 года Комитет по политическим вопросам Парламентской Ассамблеи Совета Европы решил обратиться к Венецианской комиссии с просьбой оценить совместимость вышеупомянутого предупреждения с универсальными стандартами прав человека.
5 мая 2011 года Брестский совет юстиции отказал в регистрации барановичскому общественному объединению украинцев “Кобзарь” на том основании, что она не имела юридического адреса.

27 мая 2011 года главное управление юстиции Могилевского облисполкома отказало в государственной регистрации местному общественному объединению “Могилевский Центр стратегического развития Импульс”.


В 2010 году белорусские власти шесть раз отказывали в регистрации “Молодому фронту”, НПО, зарегистрированной в Чехии.
c. НПО: защита помещений
20 декабря 2010 года сотрудники правоохранительных органов обыскали офисы организации по защите прав человека “Весна” и ненадолго задержали 10 активистов, которые впоследствии были освобождены без предъявления обвинений. Полиция изъяла все компьютерное оборудование, а также фото- и видеокамеры. В тот же день власти обыскали офисы кампании “Говори правду” и движения “Хартия'97”. Позднее в тот же день сотрудники правоохранительных органов в штатском пытались проникнуть в офис “Весны” и получили отказ, потому что у них не было ордера на обыск. 17 января 2011 года полиция вновь обыскала офис “Весны” и дом ее президента, Алеся Беляцкого. 29 декабря 2010 года подвергся обыску филиал “Весны” в Молодечно (Минская область), и были конфискованы компьютер, карты памяти и диски.
5 января 2011 года власти обыскали офисы Хельсинкского комитета – зарегистрированной организации – и конфисковали несколько компьютеров.
29 декабря 2010 года сотрудники КГБ обыскали дом Елены Тонкачевой, директора “Центра правовой трансформации”. Были конфискованы документы, связанные с ее правозащитной деятельностью, и SIM-карта.
6 января 2011 года был произведен обыск в гомельском офисе правозащитной организации “Правовая инициатива”, а также в квартире члена организации Леонида Судаленко. 26 января 2011 года у Леонида Судаленко снова был произведен обыск.
26 января 2011 года был также обыскан центр ресурсов НПО в Гомеле, и было изъято оборудование.
d. Профсоюзы: регистрация
Согласно информации из разных источников, с 1999 года в стране не создавалось независимых профсоюзов. По данным официального сайта контролируемой правительством Федерации профсоюзов Беларуси (ФПБ), “Федерация профсоюзов Беларуси является крупнейшей ассоциацией работников Беларуси, количество ее членов составляет 94,8% от общего количества трудоспособного населения страны”14. (14 http://www.fpb.by/en/menu_left/about_us). Белорусский конгресс демократических профсоюзов (БКДП) – с четырьмя филиалами – крупнейшая независимая зонтичная профсоюзная организация с почти 10 000 членов.
На 14 января 2011 сотрудники КГБ провели обыск в головном офисе профсоюза РЭП, в ходе которого были изъяты документы, все компьютеры, электронные носители информации и документация профсоюза.
C – СВОБОДА САМОВЫРАЖЕНИЯ, СМИ И ИНФОРМАЦИИ


  1. Свобода самовыражения

Многие люди были арестованы и задержаны за осуществление своего права на свободу мнений и их выражения. 10 мая минская полиция задержала двух студенток ЕГУ Екатерину Климко и Наталью Дрыленко за якобы нецензурную брань. Однако они были впоследствии освобождены без предъявления обвинений. 12 мая новополоцкий активист Виктор Колесник был оштрафован на 70 000 рублей за “ругань”. 13 мая вилейский активист Валентин Сусло был оштрафован на 1 050 000 рублей за сопротивление дактилоскопии. Протест против аналогичного штрафа, присужденного гомельскому лидеру ОГП Василию Полякову, был отклонен. 13 мая гомельская полиция задержала про-демократического активиста Владимир Непомнящих за ношение футболки с анти-Лукашенковскими лозунгами. 14 мая минская полиция задержала заместителя лидера движения “Молодой фронт” Николая Демиденко. По сообщениям, активист был доставлен в минский СИЗО.


Члены правозащитных организаций также подвергаются давлению в связи с их взглядами. 16 февраля 2011 года г-н Беляцкий, вице-президент FIDH и президент Правозащитного центра “Весна”, получил письменное предупреждение о том, что деятельность Правозащитного центра “Весна” незаконна, поскольку организация не была зарегистрирована в Министерстве юстиции. FIDH вспоминает, что “Правозащитный центр “Весна” подавал документы на регистрацию несколько раз, начиная с 2003 года. Последний раз Верховный суд Беларуси отклонил его заявку на регистрацию 12 августа 2009 года, тем самым нарушив решение Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций от июля 2007 года, согласно которому роспуск “Весны” нарушает статью 22.1 Международного пакта о гражданских и политических правах, и соавторы жалобы имеют право на соответствующие средства правовой защиты, включая перерегистрацию “Весны”.
Среди многих фактов можно отметить, что 17 апреля известный блоггер (Евгений Липкович) был приговорен судом Минского района к штрафу на сумму 525 000 рублей по обвинению в “оскорблении” президента Союза писателей Беларуси генерала Николая Чергинца. Поводом послужила акция 19 марта, во время которой Липкович сжег книгу Чергинца “Тайна Овального кабинета”.
16 мая Партизанский районный суд Минска приговорил заместителя председателя “Молодого фронта” Николая Демиденко к административному аресту на 15 суток за попытку вывесить бело-красно-белый флаг. До начала судебного разбирательства он объявил, что собирается объявить голодовку.

18 мая гомельская полиция вновь задержала активиста ОГП и движения “За Свободу” Владимира Непомнящих. Поводом послужила надпись на его футболке “За Беларусь без Лукашенко” и “Хватит, достал!”.


Кроме того, многие свидетельства подтверждают, что люди, которые отказывались сдавать отпечатки пальцев, были оштрафованы на сумму до 700 000 рублей.


  1. Свобода СМИ

После србытий 19 декабря представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ г-жа Дуня Миятович опубликовала шесть заявлений о ее обеспокоенности по поводу свободы СМИ в Беларуси. 16 мая 2011 года она заявила: “Я все еще не теряю надежды получить ​​возможность посетить Беларусь в ближайшее время для встречи со всеми заинтересованными сторонами и для оказания помощи стране в поисках выхода из нынешнего кризиса свободы средств массовой информации15. (15 http://www.osce.org/fom/77565). Она была готова приехать в Беларусь с начала января 2011 года, но ее предложения остаются без ответа.


a. Заключение под стражу, аресты журналистов
19 декабря 23 журналиста были помещены под стражу. “Несмотря то, что рекордное количество из них было аккредитовано для освещения выборов и условия их труда были улучшены, жестокое обращение с представителями средств массовой информации со стороны правоохранительных органов после выборов разрушило признаки прогресса”, - отметила Д. Миятович16. (16 http://www.osce.org/fom/74671). Под стражу были взяты как белорусские, так и иностранные журналисты. Мария Антонова из агентства Agence France Presse, как сообщается, была освобождена, но была вынуждена покинуть страну, что она и сделала 20 декабря. Среди других арестованных журналистов – Майкл Шверц и Джеймс Хилл из газеты New York Times, Антон Харченко и Виктор Филяев из телеканала Russia Today. Можно также упомянуть дело Анджея Почобута, корреспондента польской газеты Gazeta Wyborcza, который начал изучать возбужденное против него уголовное дело по п. 1 ст. 368 Уголовного кодекса (“оскорбление президента”) и п. 1 ст. 367 (“клевета на президента”). В результате он может быть лишен свободы на срок до 2 и 4 лет тюрьмы, соответственно. В настоящее время он находится в заключении.
В начале января Д. Миятович призвала власти немедленно освободить арестованных журналистов. 1 февраля она отметила, что “сотрудники службы безопасности уже совершили обыски в редакциях нескольких независимых средств массовой информации, конфисковав компьютеры, видеокамеры, DVD-диски и другое оборудование. Кроме того, отменена лицензия на вещание минской радиостанции “Авторадио”17. (17 http://www.osce.org/fom/75277).
Дуня Миятович конкретно привлекла внимание к судьбе журналистов Натальи Радиной и Ирины Халип, которые были привлечены к ответственности и арестованы после президентских выборов 19 декабря. Они были арестованы и обвинены в участии в “массовых беспорядках” и их организации. Хотя они были освобождены в конце января 2011 года, решением от 16 мая И. Халип приговорена к двум годам тюремного заключения условно в связи с событиями декабря 2010 года. Д. Миятович прокомментировала: “Я вновь выражаю свое беспокойство по поводу продолжающегося ухудшения ситуации со свободой СМИ в Беларуси. Сегодняшний приговор Ирине Халип, одной из ведущих журналистов в Беларуси, является очередной попыткой заставить замолчать различные и критические голоса в Беларуси. Хотя я рада, что Ирина Халип больше не находится под домашним арестом, ей придется столкнуться с административными ограничениями. Я надеюсь, что Ирина сможет продолжить свою мужественную работу без давления и вмешательства. Еще существует надежда на то, что этот приговор будет отменен в результате апелляции. Журналисты в Беларуси должны иметь возможность свободно работать, не подвергаясь запугиваниям. Репрессиям против средств массовой информации необходимо немедленно положить конец18. (18 http://www.osce.org/fom/75565). Другая журналистка, Н. Радина, по-прежнему ждет своего суда, и ей грозит тюремный срок до 15 лет.
b. Преследование журналистов
Дуня Миятович отметила, что с начала января в домах нескольких журналистов, работающих в независимых средствах массовой информации, был произведен обыск и конфисковано оборудование. Она призвала белорусские власти немедленно положить конец этим враждебным действиям против независимых СМИ и освободить Халип и Радину.
В докладе Государственного департамента США действительно говорится, что “25 декабря, по сообщениям прессы, власти провели обыск в минских офисах радиостанции “Еврорадио”, которая официально зарегистрирована в стране, но базируется в Польше, и телестанции “Белсат ТВ”, не зарегистрированной в Беларуси и базирующейся в Польше. Более 50 единиц офисного и студийного оборудования было изъято в офисе “Еврорадио” в отсутствии журналистов радиостанции. В помещении остались практически только столы и стулья. В ожидании обыска сотрудники “Белсат ТВ” освободили помещение несколькими днями раньше. 31 декабря сотрудники КГБ провели обыск в квартире корреспондента “Белсат ТВ” Екатерины Ткаченко, конфисковав ее ноутбук и SIM-карты”.
Далее в докладе говорится: “28 декабря трое сотрудников КГБ в течение трех часов обыскивали резиденцию Андрея Скурко, главного редактора независимого издания “Наша нива”, и конфисковали компьютерную технику. В тот же день силы безопасности обыскали офисы белорусского ПЕН-центра и “Нашей нивы” в центре Минска. Сотрудники служб безопасности изъяли 12 компьютеров и электронныe носители информации. 31 декабря сотрудники КГБ провели обыск в доме фотокорреспондента “Нашей нивы” Юлии Дорошкевич в поисках видеоматериалов и фотографий, сделанных на демонстрации 19 декабря. Они изъяли два ноутбука, флэш-накопители, записывающие устройства, камеры и диски”.
В апреле Д. Миятович призвала прекратить непрерывное преследование журналистов, имевшее место с начала 2011 года. В письме, направленном недавно министру иностранных дел Беларуси Сергею Мартынову, она выразила надежду на то, что правительство проявит “мудрость и понимание и изменит эти неприемлемые методы по отношению к СМИ”, как отечественным, так и зарубежным. В своем письме Д. Миятович перечислила случаи, когда журналисты и средства массовой информации подвергались давлению, и отметила, что она серьезно обеспокоена “уголовным расследованием в отношении журналистов Ирины Халип и Натальи Радиной”. Она также выделила несколько событий: отклонение юридической апелляции вещателя “Авторадио” о восстановлении его лицензии на вещание; неудачную попытку газеты “Народная воля” добиться отмены предупреждения Министерства информации; случаи лишения свободы белорусских и российских журналистов.
Было предпринято много шагов для оказания давления на журналистов и содействия тому, чтобы они не слишком глубоко расследовали обстоятельства событий 19 декабря:
6 января журналист Виктория Колхина, которая снимает фильм об избиении журналистов для телеканала “Белсат”, была вызвана на допрос в КГБ. После разговора со следователем в присутствии адвоката Виктории она дала подписку о неразглашении тайны следствия19. (19 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9669.html).
12 января Андрей Бастунец, заместитель руководителя Ассоциации белорусских журналистов, был допрошен в КГБ20. (20 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9707.html).
10 мая Октябрьский районный суд Витебска оштрафовал местного журналиста Владислава Староверова на 875 000 рублей за якобы нецензурную брань и сопротивление аресту 26 апреля. Судья Олеся Жарикова отклонила ходатайство о просмотре видеозаписи задержания журналиста полицией.
Несколько международных организаций выразили озабоченность по поводу притеснения и задержания журналистов в Беларуси:

31 января 2011 года Совет ЕС по иностранным делам принял резолюцию, в которой он “призвал белорусские власти прекратить преследование демократических сил, независимых средств массовой информации [...]”. Он добавил, что ЕС “разрабатывает меры по оказанию срочной поддержки репрессированным и задержанным по политическим мотивам и членам их семей, а также поддержки гражданского общества. Он также пересмотрит свою помощь Беларуси, которая направлена ​​на удовлетворение потребностей населения, в целях дальнейшего укрепления поддержки гражданского общества, нацеливаясь, в частности, на НПО и студентов, в том числе в рамках Международной конференции доноров, прошедшей в Варшаве 2 февраля21. (21 http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_Data/docs/pressdata/EN/foraff/119038.pdf).


1 февраля 2011 года Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что он обеспокоен сообщениями о репрессиях против журналистов и их задержании, и призвал освободить их22. (22 http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=37440&Cr=Belarus&Cr1=). Генеральный секретарь ООН ранее уже выразил обеспокоенность в заявлении от 10 января 2011 года23. (23 http://www.un.org/apps/news/story.asp?NewsID=37237&Cr=Belarus&Cr1=).
16 марта 44 государства сделали совместное заявление в Совете ООН по правам человека, в котором они решительно осудили “произвольные аресты [...] независимых журналистов и представителей гражданского общества, а также последующие случаи задержания и преследования деятелей оппозиции и представителей независимых СМИ”.
14 апреля Европейский союз выступил с заявлением в Постоянном совете ОБСЕ (PC.DEL/369/11), в котором он указал, что он “сожалеет, что уважение к свободе СМИ в Беларуси продолжает ухудшаться, и глубоко обеспокоен недавними задержаниями журналистов в стране”. Кроме того, он заявил, что он “решительно осуждает все преследования, аресты и запугивание представителей независимых СМИ со стороны властей в Беларуси”, и согласился с представителем ОБСЕ по свободе средств массовой информации, которая считает, что эти действия являются “грубым нарушением обязательств Беларуси в рамках ОБСЕ”.
c. Обыски домов и офисов журналистов.
Многие обыски проводились в домах и офисах журналистов в связи с расследованиями массовых беспорядков на площади Независимости вечером 19 декабря. Международная миссия по наблюдению Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси перечисляет следующие события, которые произошли до 15 января: (доклад IOM du CIC n°2-1).
30 декабря в квартире Екатерины Ткаченко (сотрудникa телеканала “Белсат”) был произведен обыск, и были изъяты ноутбук и дискеты24. (24 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9637.html).
31 декабря в частной квартире Юлии Дорошкевич, фотокорреспондента газеты “Наша Нива”, и ее мужа, Павла Юхневича, которые участвовали в кампании “Европейская Беларусь”, был произведен обыск сотрудниками КГБ. Были изъяты два ноутбука, флэш-накопители и диктофон. Павел Юхневич был приговорен к 10 суткам ареста25. (25 http://www.belaruspartisan.org/bp-forte/?page=100&news=74092).
31 декабря был проведен обыск в доме Татьяны Гаврильчик. Она работает в “Нашей ниве”. Во время обыска были изъяты ее видеокамера, компьютер и флэш-накопители. 10 января она смогла получить свои вещи обратно из КГБ, за исключением одного диска.
4 января был произведен принудительный обыск квартиры Алексея Борозенко, оператора телеканала “Белсат”: были изъяты компьютер и баннер “Где мама Коли?” 26. (26 http://www.belsat.eu/be/wiadomosci/a.1072.apieratara-bielsatu-dapytali.html). Затем он был доставлен в КГБ на допрос без адвоката и дал подписку о неразглашении тайны следствия27. (27 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9648.html).
11 января проведен обыск в квартире Ларисы Щираковой, журналиста, члена Белорусской ассоциации журналистов, в результате которого были изъяты два фиксированных компьютера с мониторами и мышами, один ноутбук, несколько сотен дисков, несколько флэш-накопителей, плеер, два диктофона28. (28 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9693.html).
12 января проведен обыск в квартире Алексея Салея, фотокорреспондента газеты “Glos znad Niemna”29. (29 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9714.html).
13 января 2011 года проведен обыск в квартире Ирины Чернявки, журналиста телеканала “Белсат”. Сотрудники КГБ пришли обыскивать квартиру, которую снимает в Минске сестра журналистки. После обыска журналистка была доставлена для допроса в КГБ. Она дала подписку о неразглашении тайны следствия30. (30 http://baj.by/m-p-viewpub-tid-1-pid-9720.html)
15 января 2011 года произведены обыски в квартире Виктора Федоровича, сотрудника компании БелаПАН и журналиста интернет-СМИ, и в квартире его родителей. Как сообщил Федорович, в 10 часов утра люди постучали в дверь его квартиры и представились сотрудниками КГБ. Он сказал, что не имеет отношения к событиям 19 декабря. По его словам, были изъяты ноутбук, системный блок компьютера, диктофон, флэш-накопители, записные книжки, документы и записи о следователе Светлане Байковой, а также другие рабочие материалы, связанные с его профессиональной деятельностью. Журналисту было неясно, почему были произведены обыски в его квартире и квартире его родителей31. (31 http://naviny.by/rubrics/society/2011/01/15/ic_articles_116_172055).
d. Угроза административного закрытия газет
28 апреля 2011 года Д. Миятович пролила свет на иски, поданные белорусским Министерством информации, направленные на закрытие двух основных независимых изданий страны, “Наша нива” и “Народная воля”. Две газеты получили три предупреждения за их публикацию сообщений о декабрьских событиях. Д. Миятович считает, что “этот шаг со стороны белорусского правительства с целью заставить замолчать немногие оставшиеся критические голоса приведет к дальнейшему уменьшению плюрализма средств массовой информации в стране”. Она также считает, что репрессии, испытываемые газетами после событий 20 декабря, “нарушают основные обязательства ОБСЕ по свободе СМИ, и они неприемлемы в государстве-участнике ОБСЕ32. (32 http://www.osce.org/fom/77245).
Создается впечатление, что государство готово осуществлять жесткий контроль над газетами, которые намерены освещать политические вопросы. В докладе США по Беларуси говорится, что “государственные средства массовой информации доминировали на информационном поле и сохраняли самый высокий тираж и размер аудитории. Государственная почтовая система “Белпочта” и государственная система киосков “Белсоюзпечать” продолжали отказываться доставлять и продавать по крайней мере 10 независимых газет, которые освещали политику”.
Многие независимые средства массовой информации получили по крайней мере одно предупреждение, в том числе “Комсомольская правда в Беларуси”, “Ва-Банк”, “Новый час”, и “Товарищ”.
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка