Модернизация – курс на VI технологический уклад




Дата канвертавання27.04.2016
Памер48.52 Kb.


Модернизация – курс на VI технологический уклад

Г.Г.Малинецкий

Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН

Модернизация – это вопрос выживания России.



Д.А. Медведев

Одной из важнейших технологий в настоящее время является алгоритм проектирования будущего. Это методы анализа трендов, предвидения будущих изменений, анализа возможных сценариев развития событий, оценки и управления рисками. Это не случайно – сегодня, чтобы принимать серьёзные дальновидные решения в важнейших сферах жизнедеятельности – социальной, экономической, образовательной, военной, технологической и ряде других – надо заглядывать на 25-30 лет вперед.

В США существуют десятки мозговых центров, анализирующих, какие малые изменения в сегодняшней реальности могут привести к желаемым изменениям в перспективе 10-20 лет. Проводится несколько десятков конференций, посвященных этой проблематике.

В основе подходов, используемых во многих таких центрах проектирования будущего, которыми сейчас располагают не только государственные органы, но и многие крупные компании, лежат идеи выдающегося русского экономиста Николая Дмитриевича Кондратьева.

В соответствии с ними в основе кризисов, войн, социальных катастроф, революций лежит смена технологических укладов, циклические процессы в мировой экономике.

Важное значение циклических процессов, их сложный, многомасштабный характер иллюстрирует . Из него видно, что в 1810-е гг. «плохой экономической погоды» не было шансов создать крупную копанию, которая проживет до настоящего времени (то есть почти 200 лет). Напротив, на рубеже Первой мировой войны эти шансы были весьма велики.



1. Распределение крупнейших американских компаний по дате возникновения

Видно, что развитие экономики представляет собой сложный многомасштабный процесс.

2. Инфратраектории ряда макротехнологий современной экономики

Все макротехнологии развивались по логистическому закону, однако разные части траектории проходились ими в разном темпе.

Кондратьевские циклы в странах-лидерах инновационного развития – США, Японии, Германии, Финляндии и ряде других – рассматриваются как основа для промышленной, технологической, инновационной политики. Пример, иллюстрирующий подобный подход, показан на . По оси абсцисс здесь представлена временная координата, по оси ординат – доля, которую занимает конкретная макротехнология по отношению к своему максимальному развитию во всей экономической системе.

Видно, что в целом мы имеем дело с логистическими зависимостями. Первые 10-15 лет развития макротехнологии связаны с фундаментальными исследованиями и подготовкой кадров для будущей отрасли. На данном этапе роль государства является решающей. Ещё 10-15 лет занимают прикладные разработки, показывающие, как полученное знание может быть воплощено в товары, услуги, опытные образцы. Здесь, как правило, важную роль играет и государство, и предприниматели, и другие экономические субъекты. Наконец, на третьем, завершающем этапе, когда происходит диффузия макротехнологии во всю экономику (ещё 10-15 лет), решающая роль принадлежит большим компаниям.

Вместе с тем, каждая макротехнология проходит этот цикл в своём темпе. Например, видно, что телевидение, авиастроение и атомная энергетика прошли свой цикл достаточно быстро. Напротив, авиатранспорт (с созданием гигантской инфраструктуры авиасообщений) и компьютеры развивались существенно медленнее. Видно, как начался цикл развития нанотехнологий и биотехнологий.

Мониторинг макротехнологий, оценка их состояния и прогноз развития лежат в основе структурной, промышленной, технологической политики развитых стран. К сожалению, подобные инструменты отсутствуют в системе государственного управления современной России.

Экономическая и технологическая история XXI века предстает, с точки зрения кондратьевской теории, следующим образом1.

Начало XX века связано со становлением IV технологического уклада, локомотивными отраслями которого были массовое производство, тяжёлое машиностроение, автомобилестроение, самолеты, электрические машины.

Истинный смысл сталинских пятилеток, советской программы индустриализации, состоял в освоении возможностей IV технологического уклада. И.В. Сталин предвидел, что Вторая мировая война будет войной моторов, и оказался прав. Победа определилась тем, кто сможет делать их больше, лучше и эффективно использовать.

Локомотивами V технологического уклада стали компьютеры, малотоннажная химия, телекоммуникации, электроника, интернет. Россия, втянувшаяся в бесплодные разрушительные реформы упустила возможности, предоставленные отраслями этого уклада. Именно эти возможности позволили взлететь Японии и Южной Корее.

С системной точки зрения, причина нынешнего мирового финансового кризиса состоит в том, что отрасли V технологического уклада уже не дают прежней отдачи, их потенциал развития в значительной мере исчерпан. В то же время отраслями VI технологического уклада, по-видимому, станут биотехнологии, нанотехнологии, новая медицина, роботика, высокие гуманитарные технологии, полномасштабные системы виртуальной реальности, новое природопользование. Именно сейчас, в эти несколько решающих лет, происходит «Пересдача карт будущего». Решается, какие страны и регионы станут продавцами, а какие покупателями, кому в ближайшие 40 лет суждено быть ведущим, а кому ведомым. Именно сейчас мир проходит точку бифуркации, выбирает один из альтернативных сценариев своего будущего развития.

По оценкам, которые делаются в Институте прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН (и согласуются с оценками многих других экспертов), развитые страны переведут значительную часть своей промышленности на рельсы VI технологического уклада в 2014-18 гг.

Отсюда ясна важнейшая задача российской модернизации – вскочить в последний вагон уходящего поезда VI технологического уклада. Это не вопрос экономической выгоды и даже не вопрос национальной безопасности. Это вопрос самого существования нашей страны.

В самом деле, в соответствии с планом военной реформы, проводимой под началом министра обороны А.Э. Сердюкова, до 2010 года численность сухопутных войск должна уменьшится в 10 раз, военно-морского флота вдвое, военно-воздушных сил вдвое, а ракетных войск стратегического назначения в 1,5 раза. Это означает, что необходимо техническое перевооружение войск на основе следующего технологического уклада. Иначе это одностороннее разоружение может привести к самым драматическим последствиям.

С другой стороны, изношенная инфраструктура и техносфера России несут риски громадных техногенных катастроф. Их предвестник – авария на Саяно-Шушенской ГЭС, – к сожалению, не воспринимается обществом, как предупреждение об очень серьёзных угрозах, которые ждут страну в ближайшем будущем…



Радикальные сдвиги в медицине и в повышении качества и продолжительности жизни, достигнутые в одной из развитых стран, также могут существенно изменить конфигурацию мировых элит и послужить катализатором для социальных перемен. Очень многое из того, что определит будущее России, решается здесь и сейчас…

1 Мы исходим из периодизации, которую дают отечественные исследователи В.И.Пантин и В.В.Лапкин [Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: Ритмы истории и перспективы мирового развития. – М.: Феникс+, 2006. – 448 с.]



База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка