Мингорисполком




старонка20/26
Дата канвертавання15.03.2016
Памер5.25 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   26

ФОРМИРОВАНИЕ ЛАНДШАФТОВ МИНСКА

За последние годы в Минске наиболее ярко проявились исторически сложившиеся особенности национального градостроительства, такие, как органическая связь архитектуры с природой, умелое включение ландшафтов открытых пространств в композицию застройки, формирование выразительного силуэта.

В современной белорусской практике развитые водно-зеленые системы приобретают, как правило, градоформирующее значение. Широко распространенный прием совмещения центров городов с водно-зелеными диаметрами способствует созданию гибких градостроительно-ландшафтных структур с глубинным раскрытием архитектурных ансамблей на открытые ландшафтные пространства (Гомель, Витебск, Могилев, Брест, Гродно и др.).

Характерно, что крупные города республики расположены в благоприятных природных условиях: на высоких и живописных берегах полноводных рек, в окружении обширных лесных массивов. И задача состоит в том, чтобы максимально сохранить и органически включить природный ландшафт в городскую среду.

Особое место в этом плане занимает столица Беларуси, город-герой Минск. В отличие от других крупных городов республики, Минск вынужден был развиваться в сложных, неблагоприятных природных условиях. Размещение Минска на Минской возвышенности в зоне водораздела между Черноморским и Балтийским водными бассейнами обусловило один из главных недостатков природной среды – маловодность (все реки текут от города, а вблизи находятся лишь верховья). Одна только р. Свислочь пересекает территорию Минска, но и та крайне маловодна (до реконструкции реки расходы воды в межень составляли – 2 – 3 м/с). Другой недостаток – низкая лесистость прилегающих к Минску территорий (25 % при лесистости республики 34 %). И наконец, во время Великой Отечественной войны городская застройка Минска была разрушена более чем на 80 %. Огромный ущерб был нанесен и городским паркам. Таким образом, бурное послевоенное развитие Минска проходило на ландшафтно-обедненных территориях.

В связи с этим перед минскими архитекторами стояла сложная задача преобразования и обогащения природных условий, создания системы искусственных ландшафтов, которая по своей экологической, рекреационной и эстетической ценности не уступала бы естественным.

За последние годы в Минске накоплен значительный опыт по комплексному преобразованию и качественному улучшению городских и природных ландшафтов.

Сложная проблема дополнительного обводнения территории города была успешно решена в 1970 – 1976 гг. путем строительства Вилейско-Минской водной системы (протяженность 62 км), которая обеспечила подачу воды до 20 м/с из р. Свислочь (на высоту 79 м).

Изначальная идея обводнения Минска – техническое водоснабжение Минского промузла. Благодаря комплексному подходу к разработке проекта наряду с утилитарными задачами решаются градостроительные, архитектурно-пространственные, ландшафтно-экологические и рекреационные задачи.

Кроме того, был отрегулирован сток вилейской воды в р. Свислочь путем строительства 7-ступенчатого каскада искусственных водохранилищ.

Приемником вилейской воды «на пороге» города стало Заславское водохранилище – самый крупный в окрестностях Минска водоем, названный минчанами Минское море (площадь 3100 га). Здесь был выполнен обширный комплекс работ по ландшафтной реконструкции водоема с расчисткой и углублением ложа, ликвидацией мелководий и заболоченностей, строительством 14 км искусственных пляжей.

Построен второй выпуск воды из Заславского водохранилища, призванный выполнять важную экологическую роль: стимулировать водное течение в водохранилище. На этом водовыпуске-быстротоке построена и функционирует первая в нашей республике искусственная трасса водного слалома.

Ниже основной плотины водохранилища, в заболоченной пойме р. Свислочь, в 1975 – 1976 гг. построены водохранилища Криница и Дрозды (общая площадь 340 га), на Свислочи в городе развиваются Комсомольское озеро, Центральное, Серебрянское и Чижовское водохранилища.

Неотъемлемым элементом системы водного благоустройства Минска становятся Слепянская и Лошицкая искусственные водные системы, образованные на основе обводнения притоков р. Свислочь.


Об объемах работ по обводнению Минска свидетельствуют цифры: площадь искусственных акваторий в городе и его окрестностях в настоящее время составляет 50 км2, а протяженность пляжей – 25 км.

Водная система становится главной композиционной осью системы озеленения. Таким образом, формируется городской ландшафт как единый и непрерывный комплекс открытых водно-зеленых пространств, связанных в гармоническое целое и широко раскрытых в сторону природных ландшафтов.

Основу композиции городского плана образует водно-зеленый диаметр, который берет начало в районе отдыха «Минское море», пронизывает город с севера-запада на юго-восток и активным элементом входит в структуру общегородского центра. Вдоль главной водной оси развивается непрерывная система городских и районных парков, скверов, садов и бульваров.

В северо-западной части водно-зеленого диаметра формируется центральный парк культуры и отдыха «Победы» (96 га), который превратится в многопрофильный крупнейший парк столицы.

Неотъемлемым элементом водно-зеленой системы Минска становятся зеленые лесопарковые клинья, которые свяжут в единое целое городские парки и загородные зоны отдыха.

Важную роль в формировании своеобразной структуры города призвано выполнить водно-парковое кольцо, которое развивается вдоль Слепянской и Лошицкой водных систем и образует непрерывную цепь каналов, водоемов, каскадов и фонтанов общей протяженностью около 50 км.

Построенная Слепянская система представляет собой северо-восточное полукольцо протяженностью 22,5 км с перепадом высот в 31 м и 14-ю декоративными каскадами. Решая хозяйственную проблему снабжения предприятий города технической водой, эта система способствует обогащению жилой среды и формированию ярких и запоминающихся ландшафтных ансамблей.

Опыт строительства Слепянской водной системы позволяет выявить исключительно важную роль ландшафтной организации пространства в условиях массового индустриального строительства, которое при всей своей прогрессивности нередко приводит к унификации жилой среды и однообразию застройки. В то же время ландшафтные пространства при их правильной организации позволяют раскрыть выразительные панорамы застройки, выявить интересные видовые точки, перспективы и силуэт. При этом акватории, особенно обогащенные движением воды (каскады, фонтаны), принимают на себя роль главенствующего элемента городского ландшафта, придают особую живописность и индивидуальность прилегающей жилой застройке. Примером тому могут служить жилые районы «Зеленый Луг» и «Восток».

Таким образом, опыт ландшафтного преобразования городской среды Минска показал, что прием совмещения центров городов с водно-зелеными диаметрами имеет огромные потенциальные возможности, особенно в условиях массового индустриального строительства.

Все открытые водные пространства трактуются как среда для массового, повседневного и эпизодического отдыха минчан, для занятий и игр детей, организации на открытом воздухе физкультурно-оздоровительной работы с населением всех возрастных групп по месту жительства и т.п. Таким образом, открытые городские пространства призваны выполнять и важную социальную задачу организации досуга населения.

В этом плане интересны социологические исследования, проведенные БелНИИП градостроительства в Минске. Анкетный опрос населения показал, что минчане оценивают качество своего жилья не только по удобству планировки квартир и благоустройству дворовых территорий, но и по наличию и качеству прилегающих парков, лесопарков. В результате жилой район «Зеленый Луг» получил одну из самых высоких оценок.

Вместе с тем в развитии «архитектуры земли» в Минске все еще имеют место отдельные недостатки. Крайне медленно реализуются проектные предложения по строительству городских парков и загородных лесопарков. Подлинным «бичом» для ландшафтной архитектуры стало низкое качество зеленого строительства, благоустройства и содержания ландшафтных объектов.

Несмотря на трудности, в Минске достигнуты значительные успехи в формировании водно-зеленой системы, что позволяет обогатить градостроительно-ландшафтную структуру города, оздоровить городскую среду и обеспечить условия для массового отдыха населения в местах, максимально приближенных к месту проживания.

Л. А. К р а в ч у к,

кандидат географических наук,



Е. З. У с н и ч,

научный сотрудник,



С. П. С а х а р о в а,

Минск
ОЦЕНКА ОБЕСПЕЧЕННОСТИ ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЛАНДШАФТНО-РЕКРЕАЦИОННЫМИ ТЕРРИТОРИЯМИ (на примере Минска)


В современных городах, помимо эстетических, ландшафтно-архитектурных, растительность имеет важные санитарно-гигиенические, рекреационные, шумо-, почвозащитные и водоохранные функции. Поэтому при развитии мегаполиса важно предусмотреть организацию экологически сбалансированных пространств, где застроенная часть гармонично сочетается с природной составляющей.

В организации зеленого каркаса большого города следует выделить два аспекта. Один из них – формирование структуры озеленения с учетом санитарно-гигиенических функций зеленых насаждений и их роли в создании благоприятной окружающей среды в различных функциональных зонах. Основной показатель качества городской среды в данном случае – степень озеленения функциональных зон, доля лесных массивов в балансе ландшафтно-рекреационных территорий. Другой аспект имеет социально-экологическую специфику, где критерием уровня благоустройства городской среды является показатель обеспеченности городского населения ландшафтно-рекреационными территориями местного, районного и городского значения.

Оценку структуры озеленения города и показателей обеспеченности населения ландшафтно-рекреационными территориями можно осуществлять на различных уровнях обобщения: для города в целом; в разрезе административных районов и дифференцированно (с учетом поквартальной дифференциации территории города).

Процедура дифференцированной оценки обеспеченности включает: выявление приоритетных норм, определяющих показатели обеспеченности; определение статуса объектов озеленения; выявление структуры озеленения города (по ведомственным данным, материалам аэрофотосъемки, картографическим материалам, данным натурных исследований); разработка методики и программных средств расчета обеспеченности и степени озеленения.

Оценку обеспеченности городского населения ландшафтно-рекреационными территориями согласно СНБ 3.01.04-2002 проводят по четырем категориям ландшафтно-рекреационных территорий – местного (в жилой застройке), районного, городского значения и пригородными территориями.

Поквартально дифференцированный расчет обеспеченности населения ландшафтно-рекреационными территориями различного значения предлагается проводить с учетом критерия доступности объекта для населения квартала (микрорайона, группы кварталов). Для парков, лесо- и лугопарков городского и районного значения использовался критерий 20-минутной транспортной доступности, для ландшафтно-рекреационных территорий районного значения (скверов, бульваров, озелененных территорий общественных центров) – критерий 15-минутной пешеходной доступности, для озелененных территорий местного значения – 5-минутной пешеходной доступности. В структуре озелененных территорий городов значительное место занимают леса, зоны кратковременной рекреации у воды (территории вблизи рек, водохранилищ). Обеспеченность населения данным типом рекреационных территорий рассчитывалась по критерию 30-минутной пешеходной (20-минутной транспортной) доступности. Значительные площади в структуре городских территорий занимают резервные озелененные территории, которые также привязывались к жилым кварталам по критерию 15-минутной пешеходной доступности. Помимо основных критериев, учитывались и другие аспекты: степень доступности (присутствие преград, усложняющих доступ населения к объектам, – железная дорога, производственно-коммунальная зона, водная преграда без организованных переходов и др.).

Данные подходы были использованы при оценке обеспеченности населения ландшафтно-рекреационными территориями местного, районного и городского значения на территории Минска. Для этих целей составлен расчетный модуль, связывающий все ландшафтно-рекреационные объекты города с жилыми кварталами городской территории, находящимися в сфере доступности каждого объекта. Модуль позволяет автоматизированно рассчитать обеспеченность с учетом численности населения кварталов, входящих в сферу воздействия того или иного объекта рекреации, площади объектов озеленения, коэффициента их рекреационной значимости. В итоговых протоколах суммируется вклад в обеспеченность населения того или иного квартала каждого из объектов, находящегося в сфере доступности по категориям значения. Протоколы связаны с поквартально дифференцированной электронной картой Минска. Поддерживаемая система связей позволяет моделировать пространственное распределение показателей обеспеченности населения ландшафтно-рекреационными территориями различного значения с учетом изменения численности населения кварталов, площади рекреационных объектов, уровня их благоустройства, изменения статуса и уровня рекреационной значимости резервных озелененных территорий. Автоматически также рассчитывается показатель рекреационной нагрузки на объект, который соотносится с показателем рекреационной вместимости объекта. Для оценки обеспеченности озелененными территориями местного значения (в жилых кварталах) использовались данные цифровой обработки материалов аэрофотосъемки (АФС).

Информационной базой для расчетов обеспеченности служили: данные о структуре озелененных территорий общего пользования (материалы районных подразделений УП «Минскзеленстрой», «Городские парки», «Центр», «Минсклеспаркхоз», «Лошицкое садово-парковое хозяйство» и др.); поквартально дифференцированные данные о численности населения (сведения районных ЖРЭУ, ЖЭСов); данные о структуре внутриквартальных и придомовых озелененных территорий (сведения ЖРЭУ, ЖЭСов); ведомственные данные о структуре озеленения объектов образования, культуры, науки; данные АФС.

Предварительные расчеты показали, что обеспеченность населения Минска ландшафтно-рекреационными территориями местного уровня практически во всех жилых районах города соответствует нормативным требованиям (9 м2/чел.), а в ряде случаев (в районах с усадебной застройкой) и значительно превышает их. Расположение объектов озеленения районного и городского значения на территории города не всегда рационально. Некоторые озелененные территории расположены в сфере воздействия промышленных объектов, что снижает их рекреационную значимость. В ряде кварталов города отмечается недостаточность ландшафтно-рекреационных территорий городского значения, хотя по площади ряд парков, идентифицируемых как районные, могут быть переведены в категорию городских при условии повышения уровня их благоустройства. При архитектурно-планировочной организации городской территории важно рационально разместить ландшафтно-рекреационные объекты по отношению к жилым территориям, транспортным и инженерным коммуникациям, производственным объектам. При благоустройстве природных территорий необходимо максимально сохранить их биологическое разнообразие, обеспечить щадящие рекреационные нагрузки, создать условия для самовосстановления природных комплексов, что не всегда соблюдается при организации новых рекреационных объектов.

Экологически обоснованная стратегия территориальной организации мегаполиса должна основываться на дифференцированной оценке обеспеченности ландшафтно-рекреационными территориями с учетом численности населения, транспортной и пешеходной доступности, рекреационной ценности и допустимой нагрузки. Дифференцированная оценка обеспеченности населения города ландшафтно-рекреационными территориями местного, районного и городского уровня позволяет регулировать размещение объектов градостроения с учетом такого важного показателя качества жизни, как обеспеченность ландшафтно-рекреационными территориями.




Т. И. К у х а р ч и к,

кандидат географических наук, Минск


ПРИРОДНЫЕ ЛАНДШАФТЫ ГОРОДА:

КОНФЛИКТЫ ИЛИ ГАРМОНИЯ?
Природные ландшафты в городе являются их неотъемлемой частью, достаточно устойчиво функционируют, выполняя разнообразные биосферные функции, и могут быть интегрированы в структуру городских ландшафтов с учетом их особенностей и ценности для города.

Опыт исследования городов Беларуси позволяет отметить высокий резерв сохранившихся «диких» участков природы, среди которых имеются сохранившиеся естественные водоемы, болота, участки леса, пойменные луга. Это результат отчасти целенаправленной природоохранной деятельности, отчасти неизбежного процесса включения новых территорий при развитии городов.

Среди сохранившихся природных ландшафтов в городах особого внимания заслуживают болота. Выбор болот в качестве объектов исследования обусловили три группы факторов:


  • болота наиболее сохранились в естественном состоянии. Некоторые из них расположены в труднодоступных, заросших кустарником поймах либо сильно обводненных, имеющих сплавинные участки. Иными словами, имеются факторы их естественной защищенности, препятствующие их трансформации или ликвидации;

  • отношение к сохранившимся болотам остается негативным, их статус не определен, и они используются спонтанно, часто превращаясь в свалки;

  • существуют проблемы затопления жилых районов ряда городов Беларуси, расположенных (построенных) на болотах.

Исследованиями были охвачены около 20 болот, сохранившихся в различных городах Беларуси. Наиболее изучены к настоящему времени болота Минска: составлена картосхема их распространения, дана оценка современного состояния.

В естественном состоянии в пределах кольцевой дороги сохранилось 10 болот. Сохранились они преимущественно по окраинам города и в пойме р. Свислочь. Они, как правило, невелики по площади (иногда 1 – 3 га), однако очень разнообразны как по условиям образования и питания, так и по современному облику, ландшафтному и биологическому разнообразию.

Особое внимание обращают на себя пойменные болота и старичные водоемы, сохранившиеся в пойме р. Свислочь. В настоящее время это, пожалуй, самые ненарушенные участки природы в городе Минске. Чередование открытых, обводненных, залесенных участков, островков суходолов с практически непроходимыми участками делает эти болота очень привлекательными и ценными для урбанизированных территорий экосистемами. Более того, здесь обнаружены виды растений, занесенные в Красную книгу (Dactiloriza Baltica Aver., Listera Ovata R.Br.), лекарственные виды (Valeriana Officinalis L., Angelica Archangelica L.) и др.

В целом пойменные болота отличаются богатым флористическим составом, разнообразием растительных ассоциаций. Например, на болоте Лошица выделяются тростниковые (с высотой тростника более 3 м), рогозовые, черноольшаниковые, ивняковые, хвощевые (топяные), осоково-разнотравные и др.

Состояние болот и сопряженных с ними водоемов зависит как от их происхождения, местоположения, так и от источников загрязнения. Как и следовало ожидать, в пределах города сложно найти ландшафты с фоновыми параметрами гидро- и геохимических свойств, поскольку практически все исследуемые болота испытывают те или иные воздействия. Однако даже в условиях города сохраняется геохимическая специфика болот различной типовой принадлежности. Во многих случаях болотные воды являются более «чистыми», чем главная река города.

Наиболее интенсивное загрязнение отмечается при условии интенсивного техногенного воздействия (наличие свалок), а также при расположении болот в районах частной застройки. Вместе с тем следует отметить, что в ряде случаев загрязнение болот означает предотвращение загрязнения поверхностных и подземных вод. Установлено, что болота полностью задерживают взвешенные частицы, очищая поверхностный сток. Достаточно четко выявляются буферные функции болот по отношению к тяжелым металлам.

Исследования показали, что в условиях городов в абсолютном большинстве болота очень гармонично вписываются в окружающие ландшафты, в ряде случаев об их существовании знают лишь истинные любители природы.

Конфликтная ситуация, дискомфорт для проживающих складывается при условии размещения застройки непосредственно на болоте. Примеры: микрорайон Залинейный в Борисове, Громы и частично Волово в Полоцке, один из районов в Березовке, есть такие участки в Глубоком и других городах. В отдельные сезоны года вода стоит на поверхности районов, затапливая в лучшем случае огороды, в худшем – дома. Возобновление болотной растительности – признак того, что болото осталось непобежденным.

Несомненно, одной из главных угроз существованию природных ландшафтов в городах является развитие застройки с их «поглощением» либо необоснованным к ним приближением. Примерами «негативного» соседства типично урбанизированного и природного ландшафта являются торговый комплекс «Ждановичи» и заказник «Лебяжий», созданный на болоте с частично выработанным торфом. В 2002 г. строительная площадка приблизилась вплотную к болотному массиву, часть болота оказалась «отрезанной» вследствие строительства дороги к карьеру. Освоение прилегающей территории – это угроза поступления загрязняющих веществ, нарушение гидрологического режима, увеличение транспортной и шумовой нагрузки (в данном случае это важный фактор сохранения орнитофауны) и другие виды воздействия. Заказник, расположенный на самых низких гипсометрических отметках местности, стал приемником загрязненного поверхностного стока (особенно во время снеготаяния, когда используются солевые смеси). Лучшая доступность обусловили увеличение замусоренности территории, вытаптывание, а также использование прилегающей закустаренной части в качестве общественного туалета. Благодаря сорбционным свойствам торфа, поступление многих загрязняющих веществ в пруд Лебяжий и далее в р.Свислочь ограничено, хотя не исключается полностью (прежде всего водорастворимых соединений). При сложившейся ситуации главная функция заказника – сохранение орнитофауны – остается под угрозой.
В целом условия возникновения конфликтов в связи с сохранением природных ландшафтов можно сформулировать следующим образом:


  • растущие потребности города в землях для застройки (особенно при действии принципа дешевого жилья, а следовательно, плотной застройки);

  • отсутствие статуса природного выдела, в связи с чем возможно бесконтрольное его использование (складирование и сжигание мусора, разжигание костров);

  • отсутствие контроля за состоянием природных ландшафтов (прежде всего санитарного состояния);

  • несовершенная система сбора бытовых отходов (особенно из частного сектора);

  • возможные «отступления» от требований нормативных документов при развитии застройки.

Интеграция природных выделов в структуру городского ландшафта должна осуществляться с учетом их ценности для города и выполняемых функций. С течением времени в силу объективных причин при развитии города функциональное назначение природных ландшафтов может меняться. Однако необходимо учитывать, что болота по сравнению с суходольными ландшафтами значительно сложнее трансформировать в другие виды городских ландшафтов. Поэтому программа освоения болот должна быть долговременной, предусматривающей периодическое возобновление дренирующих систем.


М. И. С т р у к,

кандидат географических наук, Минск


ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОПТИМИЗАЦИЯ

ПРИГОРОДНОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

ДЛЯ ЦЕЛЕЙ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ГОРОДА
Пригородная территория играет исключительно важную роль в обеспечении нормальной жизнедеятельности города. В ее пределах выполняется ряд функций, направленных на удовлетворение его потребностей:
во-первых, санирующую (улучшает микроклимат города и создает благоприятные условия для отдыха городского населения);

во-вторых, обслуживания города (размещение в пригородной зоне водозаборных и очистных сооружений, тепловых электростанций, складов и холодильников, аэропортов, сортировочных станций и т.п.);

в-третьих, снабжения города продуктами питания, особенно скоропортящимися и малотранспортабельными, а при определенных условиях и строительными материалами и топливом;

в-четвертых, разгрузочную (принятие пригородной зоной части градообразующих факторов и населения);

в-пятых, рекреационную (формирование на пригородной территории мест массового отдыха городского населения).

С течением времени значимость тех или иных функций пригородной территории не оставалась неизменной. И по мере того как она менялась, проводились соответствующие преобразования в природопользовании. Для пригородной территории Минска можно выделить три стадии такого преобразования: сельскохозяйственного, рекреационного преобразования и активного внедрения на пригородную территорию городской застройки.

Первая из названных стадий приходится на 50 – 60-е гг. ХХ в. В данный период уровень сельскохозяйственного освоения территории Минского района достиг 57 %, была проведена мелиорация, в результате чего заболоченность территории сократилась с 2,1 до 0,5 %.

Вместе с тем требование специализации хозяйств на производстве малотранспортабельной и скоропортящейся продукции никогда не соблюдалось в полной мере, главным образом по экономическим причинам. В настоящее время, когда получили развитие рыночные отношения, отмеченное требование тем более является устаревшим. Сельскохозяйственную функцию пригородной территории вряд ли следует считать особо значимой с точки зрения обеспечения нормального функционирования города.

Стадия рекреационного преобразования пригородной территории приходится на 70 – 80-е гг. В это время произошли особенно значительные преобразования в пригородном природопользовании. Что связано с природными особенностями Минска и его окружения (расположение на водораздельной Минской возвышенности).

В силу водораздельного положения территории, в ее пределах отсутствуют такие необходимые для организации отдыха природные объекты, как крупные реки и озера. Поэтому для удовлетворения возрастающего рекреационного спроса здесь стали строиться водохранилища на местных малых реках.

К середине 80-х гг. вокруг Минска было построено 12 искусственных водоемов, которые вместе с прилегающими к ним лесами послужили центрами формирования зон отдыха. Тем самым были созданы материальные предпосылки выполнения рекреационной функции.

Однако эффективность такого выполнения оказалась недостаточно высокой, поскольку осталась нерешенной проблема обеспечения требуемого качества вод в созданных водохранилищах. Наиболее значимые негативные последствия для рекреации связаны с биогенным загрязнением водоемов, которое вызывает интенсивное размножение в них синезеленых водорослей и «цветение» воды во время купального сезона.

Отмеченное явление обусловлено совместным действием двух причин: во-первых, внешним и внутренним поступлением в водоемы соединений фосфора и азота, во-вторых, их низкой устойчивостью к эвтрофированию, обусловленной морфометрическими параметрами котловин. Значит, меры по его предотвращению должны быть направлены не только на уменьшение поступления загрязняющих веществ, но и на реконструкцию водохранилищ для повышения их способности противостоять загрязнению.

Стадия застройки пригородной территории для нужд городского населения приходится на начало 90-х гг. Толчком для нее послужило принятие в Беларуси в 1991 г. новой концепции жилищного строительства, предусматривающей резкое увеличение для городов (в том числе крупных – в 5 раз) норматива индивидуальной усадебной застройки. Это стимулировало рост застройки пригородной территории. Ее темпы в Минском районе в 90-е гг. увеличились в 1,8 раза по сравнению с предыдущими двумя десятилетиями. Доля застроенных земель в 2000 г. составила около 10 %.

Ускоренный рост жилищного строительства на пригородной территории можно рассматривать как начальный этап развития в стране новой стадии расселения – субурбанизации. Логика развития процесса субурбанизации такова, что вслед за строительством жилья на пригородную территорию должно перемещаться население и в свою очередь повлечь за собой формирование здесь новых мест приложения труда, связанных как с обслуживанием населения, так и с производственной деятельностью.

Произошедшее в 90-е гг. увеличение темпов застройки Минского района впервые за последние 40 лет привело к снижению его лесистости. Величина такого снижения (с учетом отнесения части пригородных лесов в состав городских земель) составила за 10 лет около 2 тыс. га.

Уменьшение лесистости пригородной территории следует расценивать как негативное явление, поскольку оно приводит к снижению ее экологического потенциала. Окружающие город леса в силу своего местоположения играют исключительно важную роль в формировании городской среды. Их сохранение, очевидно, – более важная задача, чем сохранение сельскохозяйственных угодий, так как потерю последних можно компенсировать.

Принимая во внимание дальнейший объективный ход развития субурбанизации, который будет сопровождаться повышением интенсивности природопользования на пригородной территории, можно ожидать, что в ближайшем будущем проблема сохранения ее экологического потенциала еще больше обострится. Основной путь решения указанной проблемы должен быть направлен на оптимальное пространственное распределение нагрузок.

В основу механизма экологической регламентации пригородного природопользования нужно внедрить принцип избирательности. Согласно данному принципу пригородные природные комплексы следует дифференцировать по их экологической значимости и обеспечить сохранение тех из них, значимость которых наивысшая. Для этого необходимо перейти на иную, чем применяемую в настоящее время, схему зонирования зеленой зоны. Она не должна ограничиваться просто выделением двух поясов – лесопаркового и лесохозяйственного, а быть более дробной и представлять собой мозаичное чередование пространственных выделов, в пределах которых природные комплексы должны сохраняться в состоянии, близком к естественному, и выделов, где допустимо их преобразование.

Организационной формой механизма экологической регламентации пригородного природопользования могло бы быть придание лесопарковому поясу, окружающему город, статуса, аналогичного статусу национального парка.




1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   26


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка