Конспект видов сосудистых растений джаныбекского биологического стационара и его окрестностей I. Обзор флоры




старонка1/2
Дата канвертавання18.04.2016
Памер399.48 Kb.
  1   2

А.П. Сухоруков

КОНСПЕКТ ВИДОВ СОСУДИСТЫХ РАСТЕНИЙ ДЖАНЫБЕКСКОГО БИОЛОГИЧЕСКОГО СТАЦИОНАРА И ЕГО ОКРЕСТНОСТЕЙ

I. ОБЗОР ФЛОРЫ


Джаныбекский биологический стационар, расположенный в полупустынной зоне на границе Палласовского района Волгоградской области и Джаныбекского района Западно-Казахстанской области, основан в 1950 г. Институтом леса АН СССР (позднее – Институт лесоведения РАН) с целью изучения возможности создания лесных насаждений, всестороннего исследования почвенного покрова, растительного и животного мира. В последние годы стационар совместно используется Институтом лесоведения РАН и НПЦ лесного хозяйства Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан (г. Щучинск Акмолинской обл.).
1. Естественная растительность и флора целинных участков стационара в первые годы его становления была описана И.В. Каменецкой (1952), позднее Т.К. Гордеевой и И.В. Лариным (1965). Характерной особенностью растительности целинных участков на стационаре является их комплексность (трехчленность), т.е. неоднородное распределение видов по элементам микрорельефа. На микроповышениях с сильно засоленными солонцовыми почвами произрастают более галофильные виды, среди которых доминирующую роль в сложении сообществ (часто называемых пустынными) играют представители трех семейств – Compositae [Asteraceae] (Artemisia pauciflora, A. santonica, Tanacetum achilleifolium, Galatella tatarica), Cheno­podiaceae (Kochia prostrata, Salsola laricina) и Gramineae [Poaceae] (Leymus ramosus, Agropyron desertorum), представленные полукустарничками и травянистыми многолетниками. Для микропонижений (западин) с темноцветными лугово-каштановыми почвами характерны степные виды. Здесь встречаются как невысокие кустарники (Spiraea hypericifolia, S. crenata, Amygdalus nana), так и многолетние травянистые растения (Stipa sp. divers., Agropyron cristatum, Gipsophyla paniculata, Phlomis pungens, Nonea pulla и др.). На микросклонах со светло-каштановыми почвами развит переходный тип растительности.

Кроме того, более 10% территории занимают обширные (от 2–3 до 100 и более га) понижения – падины, по растительности сходные с западинами; падины наиболее пригодны для лесоразведения.

Флора растительного комплекса на территории стационара и в окрестностях, по данным Т.К. Гордеевой и И.В. Ларина (цит. соч.), насчитывает около 110 видов сосудистых растений. За прошедший сорокалетний период таксономический состав естественных растительных сообществ не претерпел особых изменений. Из числа видов, отмеченных ранее на стационаре, автором и другими коллекторами не найден только Crambe tataria. В некоторых западинах, расположенных близ лесопосадок, обнаружены единичные экземпляры одичавших древесно-кустарниковых интродуцентов (Ulmus pumila, Ribes aureum, Lonicera tatarica, Pyrus pyraster, Elaeagnus oxycarpa), едва ли способных оказать существенное воздействие на коренной тип растительности.

В настоящей работе область флористического обследования охватывала не только естественные фитоценозы. В результате большой антропогенной нагрузки (создание лесных насаждений, распашка целинных земель и пр.) вторичные местообитания занимают здесь значительную площадь. Расширение территории флористических исследований связано с появлением (или возможностью появления) в пределах стационара большого числа апофитов (т.е. аборигенных растений, способных активно переходить на вторичные местообитания), многие из которых играют большую роль в сложении вторичных растительных сообществ и группировок, и некоторых адвентивных (заносных) растений. Вследствие этого обстоятельства район исследований охватывает территорию, расположенную в радиусе 34 км от усадьбы стационара. Таким образом, северная граница района изучения флоры проходит у пос. Вишневка и Джаныбек, с востока отделяется железнодорожным полотном, с запада – оросительным каналом, проложенным близ шоссе ПалласовкаЭльтон. Южная граница района проходит прибли­зительно в 3 км от построек стационара.


2. Лесные насаждения

За время, прошедшее с момента создания стационара, в качестве интродуцентов испытано более 200 видов и разновидностей деревьев и кустарников (Сенкевич, Оловянникова, 1996). Многие из них со временем выпали из состава лесных культур, большинство сохранившихся пород (около 100 видов) осталось только в падинах. Наиболее устойчивыми оказались на почвах солонцового комплекса Ulmus pumila, Ribes aureum, Lonicera tata­rica, а в падинах – Quercus robur, Pyrus pyraster, Robinia pseudoacacia, Syringa vulgaris и многие другие. Случаи дичания единичные. Площадь лесных насаждений осталась на прежнем уровне, а в некоторых случаях даже уменьшилась. Травяной ярус в древостоях представлен однолетниками, преимущественно теневыносливыми апофитами (Atriplex oblongifolia, A. sagittata, Consolida regalis, Capsella bursa-pastoris, Descurainia sophii, Chorispora tenella, Euclidium syriacum, Androsace elongata, Lappula patula, Erigeron canadensis, Xanthium albinum, Lactuca serriola и др.), многие из которых являются эфемерами. Из специально посаженных растений в дендрарии, расположенном в падине, сохранились небольшие популяции длиннокорневищных многолетников Convallaria majalis и Lathyrus praten­sis. Первый из них регулярно цветет и плодоносит; L. pratensis в сухие годы1 представлен угнетенными растениями, не переходящими в репродуктивную фазу. Там же в 2004 г. был обнаружен стержнекорневой многолетник Rumex patientia, ранее собранный по откосу железнодорожного полотна южнее ж.-д. ст. Джаныбек. Из многолетних аборигенных растений нередко встречаются виды, характерные как для целинных западин, так и вторичных сообществ: Poa angustifolia, Medicago falcata s.l., Erigeron podolicus, Elytrigia repens, Berteroa incana, Euphorbia virgata, Galium spurium, Cyno­glossum officinale, Artemisia absinthium, Lactuca tatarica. Виды, встречающиеся в составе естественных формаций на микроповышениях с засоленными грунтовыми водами и почвами, практически отсутствуют.



3. Залежи, образованные в результате распашки целинных земель. Большая площадь (около 9 кв. км) залежных земель находится между стационаром и пос. Вишневка. По данным М.В. Габченко (2004), их возраст составляет от 5 до 20 лет. Наиболее сформированный облик имеют старые залежи. На микроповышениях преобладают представители семейств Chenopodiaceae и Compositae, многие из которых формируют пустынные растительные комплексы. Некоторые из однолетних маревых дают аспект (Ceratocarpus arenarius, Bassia sedoides, Salsola foliosa, Climacoptera brachiata, Petrosimo­nia litvinovii, P. triandra); довольно обычны также полукустарнички Kochia prostrata и Salsola laricina. Число отмеченных на старой залежи видов маревых от общего их количества, зафиксированного на стационаре и в окрестностях, превышает 70%. Семейство Compositae представлено несколькими видами полыни (Artemisia austriaca, A. lerchiana, A. santonica, A. pau­ciflora), а также Tanacetum achilleifolium. Из злаков наиболее обильны Festuca valesiaca и Anisantha tectorum. Число видов, свойственных целинным микропонижениям, в таксономическом отношении ограничено; из них следует назвать Medicago falcata, Gypsophila paniculata, Galium verum, Phlo­mis pungens, Bromus squarrosus, Eremopyrum spp., реже на западинах встречаются Spiraea hypericifolia, Astralagus brachylobus, Delphinium puniceum.

На молодых залежах (к западу от стационара) видовой состав сосудистых растений представлен большим числом апофитов, среди которых заметную роль играют cложноцветные (Artemisia absinthuim, A. pauciflora, A. pontica, A. santonica, Centaurea diffusa, Lactuca serriola, L. tatarica), однолетние маревые и ряд других таксонов (Agropyron desertorum, Eremopyrum triticeum, E. orientale, Bromus squarrosus, Amaranthus albus, A. blitoides, Potentilla argentea, Euphorbia virgata).



4. Откосы железнодорожного полотна и прилегающие к ним участки

По наблюдениям автора, на аридных территориях видовой состав адвентивных растений по сравнению с регионами, расположенными в границах лесостепи и лесной зоны, несравненно беднее. Из наиболее интересных находок, сделанных по железнодорожному полотну, следует назвать Rumex patientia (единичный экземпляр), Ambrosia artemisiifolia (второе местонахождение в Казахстане) и три вида полыни – Artemisia arenaria, A. glauca и A. sieversiana. Обычными «железнодорожными» растениями являются Atri­plex tatarica, Kochia scoparia, Salsola tragus, Amaranthus albus, Euphorbia virgata, Centaurea diffusa, Acroptilon repens, Lactuca serriola, Tragopogon dubius. Некоторое разнообразие наблюдается по склонам насыпей и днищам западин на южной окраине пос. Джаныбек: только здесь найдены Rumex maritimus, Lepidium densiflorum, L. latifolium, Rorippa austriaca, Potentilla supina, Melilotus albus, Zygophyllum fabago, Cynanchum acutum, Senecio dubitabilis, Chondrilla graminea.


5. Оросительные каналы и приканальные местообитания

Достаточное увлажнение в некоторых типах местообитаний создает благоприятные условия для появления гигро- и мезогигрофильных видов (в т.ч. гидрофитов). В пределах изучаемой территории увлажненные местообитания представлены в искусственной котловине – пересохшем пруде на стационаре и в узкой полосе понижений у вала между оросительным каналом и шоссе Палласовка–Эльтон (вторичные солончаковые луговины). Только на этих местообитаниях найдено более 30 видов из общего числа зафиксированных на стационаре и в его окрестностях таксонов, именно здесь прежде всего следует ожидать новые находки сосудистых растений.

В канале пока отмечено немного видов, которых можно отнести к категории гидрофитов (т.е. растений, полностью или большей частью погруженных в толщу воды): Potamogeton berchtoldii, P. perfoliatus, P. trichoides, Lemna trisulca, Ranunculus trichophyllus. По его берегам обилен тростник (Phragmites australis s.l.) и рогозы (в особенности Typha angustifolia). На вторичных солончаковых луговинах встречаются Atriplex prostrata, Suaeda prostrata, Spergularia salina, Aster pannonicus и ряд солевыносливых, также преимущественно однолетних и малолетних растений (Echinochloa crus­galli, Polygonum lapathifolium, Xanthium riparium, X. strumarium, Epilobium parviflorum, E. tetragonum, Plantago major, Ranunculus repens и др.). Отрицательно влияет на рост и развитие видов солончакового комплекса выпас скота, а также периодическое подтопление луговин грунтовыми водами. Следствием этого является выпадение из состава сообществ некоторых галофильных растений, не переносящих подтопление. В частности, в 2004 г. не удалось найти обнаруженную тремя годами ранее небольшую популяцию редчайшего аборигенного вида Petrosimonia brachyphylla.

В отличие от оросительного канала, дно и склоны пересохшего пруда диаметром около 30 м с хорошо промываемыми незасоленными почвами благоприятны для роста древесно-кустарниковых пород (преимущественно Populus nigra, Salix caspica, Elaeagnus oxycarpa). В сезоны 2004–2005 гг. кроны P. nigra и S. caspica были уже плотно сомкнутыми, и некоторые гелиофиты, найденные в 20012002 гг., более не обнаружены; травяной ярус представлен преимущественно длиннокорневищными многолетниками Ca­lamagrostis epigeios и Phragmites australis.


II. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ


Флора любого региона или территории является динамичной, и периодическая ревизия ее видового состава является первоочередной задачей флористических обработок. Главная цель настоящего исследования составление нового критического конспекта флоры сосудистых растений стационара и его окрестностей. Результаты работы могут быть использованы при составлении «Флор» и «Определителей», в частности, для готовящихся к переизданию томов «Флоры Казахстана» (Байтенов, 1999) и изучении многолетней динамики растительности.

Кроме того, автором составлен ключ для определения видов семейства маревых (Chenopodiaceae). В ценотическом и таксономическом плане представители этого семейства играют важную роль в сложении растительного покрова исследуемой территории и являются также одной из наиболее трудных для диагностики групп, особенно в первой половине вегетационного сезона. Составленный диагностический ключ может быть использован при определении как гербарных образцов, так и живых растений. Наряду с традиционными признаками (характер опушения, строение репродуктивной сферы, форма листьев) для классификационных целей автором привлечены новые, впервые разработанные критерии, позволяющие проводить диагностику in situ, а именно фотометричность, или ориентирование листовых пластинок под действием солнечного излучения в роде Atriplex (Сухоруков, 2002а), их консистенция (Сухоруков, 1999). Это позволит специалистам надежно различать виды и на ранних стадиях вегетационного периода.



  1   2


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка