К. Михайлова, Н. В. Хорошева арготическая фразеология как вербализация соматической субкультуры




Дата канвертавання28.04.2016
Памер66.35 Kb.
К.Михайлова, Н.В.Хорошева

АРГОТИЧЕСКАЯ ФРАЗЕОЛОГИЯ

КАК ВЕРБАЛИЗАЦИЯ СОМАТИЧЕСКОЙ СУБКУЛЬТУРЫ

В последнее время центр исследований в области фразеологии переместился в сферу изучения фразеологии субкультуры. Под субкультурой мы, вслед за П.С.Гуревичем, понимаем «особую сферу культуры, суверенное целостное образование внутри господствующей культуры, отличающееся собственным ценностным строем, обычаями, нормами» [Гуревич 1997: 450].

Актуальность изучения особенностей субкультуры на материале фразеологии французского и русского арго определяется следующими положениями. Во-первых, существует необходимость рассмотрения данного явления в контексте соотношения языка и культуры: язык в рамках лингвокультурологии рассматривается как первичная форма концептуализации мира и рационализации человеческого опыта, выразитель знаний о мире.

Во-вторых, необходимость обращения к проблеме культурного компонента во фразеологии арго продиктована сменой научной парадигмы, ориентированной на постижение языка как антропологического феномена [Винокур 1989, Кубрякова 1996, Постовалова 1987 и др.]. При этом данное положение представляется особо актуальным для арго, которое рассматривается как отражение своеобразного мировидения, специфического взгляда на мир [Береговская 2000; Елистратов 2000, 2001; Красса 2003; Степанова 2003 и др.]. Такое «языковое мировидение» имеет вписанность в социально-институциональный, культурно-нормативный контекст, имеющий определённую идеологию и ценностную направленность.

«Соматическая» идеология всегда была встроенной во множество различных контекстов – философский, культурно-нормативный, каждый из которых не является нейтральным по отношению к ней, а этой идеологии определённый содержательный смысл, отражающий понимание места человека в мире, сущности и смысла его бытия.

В арготической субкультуре человеческое тело осознаётся и признаётся одной из основных ценностей бытия. Немаловажным является тот факт, что для арго в качестве коллективной интерпретации мира телесность является отправным пунктом – она встраивается в самые основания бытия человека, его взаимодействия с миром.

Космос арго – это человеческое тело. Арго, по сути, мало интересуется остальным миром, информация из него привлекается постольку, поскольку оно имеет отношение к телесной жизни. Но потенциально к человеческому телу имеет отношение весь мир. Поэтому арго – это «имманентная проба мира в призме человеческого тела», языковая попытка сделать весь мир огромным человеческим телом» [Елистратов 2000: 627].

Мир в арго, таким образом, превращается в тело путём его «отелеснивания». Тело в арго не просто присутствует в мире, а его «проектирует».

При изучении соматической идеологии в арго мы исходим из того, что во фразеологии этой языковой подсистемы получают выражение смеховые образы, которые близки народно-смеховой культуре средневековья во Франции и Древней Руси.

Основным чертами этой народно-смеховой культуры является гротескный образ тела, перевёрнутый характер смеховой картины мира, амбивалентность смеховых образов.

Сопоставительный анализ собранного материала показал, что такая характеристика, как гротескный образ тела в определённой степени свойственна как французскому, так и русскому арго. В арготической фразеологии этих двух языков существуют смеховые эмблемы, от более нагруженных до менее значимых.

Наиболее распространённые эмблемы во французском и русском арго совпадают: cul/зад, couilles/фалл. Есть и менее развёрнутые и менее нагруженные эмблемы: tête/голова; dents/зубы; oreilles/уши и т.д.

Представлены также эмблемы, которые имеют специфику реализации в арго двух языков. Если во французском арго распространённой эмблемой предстаёт «gueule» («глотка»), то в русском арго её представленность ограничена. Напротив, в русском арго более продуктивен соматический компонент «глаза», а также анимализированный соматизм «морда». Специфика реализации проявляется, в частности, в отсутствии в русском арго таких соматических компонентов фразеологизмов, как «menton», «langue», «coeur», «coude», а во французском арго, соответственно, «морда», «пупок», «грудь», «пояс», «спина», «кожа», «кадык», «печень», «губы», «гланды», «кишки». Таким образом, национально-культурная специфика проявляется как в особенностях избирательности, так и в том, что в русском арго смеховая призма шире соматической представленности французского арго.

Арготическая фразеология двух языков сводится к «выпуклостям» (couilles, tête, oreilles, menton, langue, руки, грудь, кадык, глаза) и, если принять термин М.М.Бахтина, «впуклостям» (bouche, cul, nez, ventre, ноздри, кишки).

Как показало исследование, архетипичные для арго единицы объединены следующими общими значениями: 1) то, на что переносится действие; 2) то, что или чем совершается действие; 3) то, что вмещает в себя что-либо.

Фразеологизмы арго объединяются по значению во фразосемантические поля, которые в совокупности образуют фразеологический тезаурус.

Концепция И.М.Быховской позволяет выделить два крупных тематических блока. Первый блок – «природное тело», включающий природно-физические качества человека, состоит из характеристики физиологических состояний человека, его внешнего вида. Второй блок – «социокультурное тело» – отражает место и значение тела в структуре социально пространства и состоит из личностных качеств и черт характера, духовного мира человека, а также его деятельности.

Как показывает материал, наиболее важными характеристиками «природного тела» для французского арго выступают физиологические реакции на раздражители разного рода: avoir les narines en stéréo «ничего не чувствовать из-за превышения дозы наркотиков»; avoir la tête fond du baril «о состоянии принятия наркотиков»; les avoir toutes petites et toutes bleues (les oreilles) «о состоянии холода»; ça caille des meules «чувствовать холод»; avoir le coeur à lexplose «находиться в состоянии сильного волнения». Для русского арго важной характеристикой является прежде всего внешний вид: морда лица просит «о некрасивом человеке»; морда в телевизор не войдёт «о больших размерах»; морду нажрать «потолстеть»; в пупок дышать «быть маленького роста»; глядя на эти ноги человек изобрёл колесо «о кривых ногах»; нос на семерых рос, одному достался «о большом носе»; щёки из-за спины видать «о толстом человеке». В данном ряду закрепились такие характеристики, как «красивый - некрасивый»; «худой - тонкий»; «высокий - невысокий».

Однако физиологическое состояние получает подробную характеристику во фразеологии двух языков. По своему значению фразеологизмы арго объединяются в несколько фразосемантических полей: «жить – умереть»; «устать – отдохнуть»; «спать – не спать».

Основополагающим значением обладают концептуально важные понятия жизни и смерти. Образ смерти является переосмысленным в амбивалентной системе карнавальной эстетики, поэтому образ смерти рассматривается как этап жизни: garder sous le coude «устранить кого-либо»; partir en couilles «чахнуть, умирать»; ласты склеить «умереть»; лапти склеить «умереть». Своеобразное осмеяние смерти можно истолковать как отрицание её трагического пафоса, попытку преодолеть страх перед смертью. Также физиологическое состояние человека может передаваться в арго соматизмами со значением «спать – не спать»: se faire dormer les yeux «ложиться спать»; avoir la tête dans le cul «спать»; харю мять «спать»; ухо давить «спать».

В целом французскому арго свойственна больше направленность на внутреннюю характеристику, в отличие от русского арго, более продуктивного во внешних описаниях в данном блоке.

Блок «Социокультурное тело» – это отражение результата взаимодействия данного человека с социальной средой и одновременно «продукт культуросообразного формирования и использования телесного начала в человеке» [Быховская 2000: 138].

Все эмблемы входят преимущественно в состав глагольных фразеологизмов, так как служат для описания различных характеристик действий, что свидетельствует об активности носителя арго. Это такие действия, как половой акт, физическая агрессия (casser la gueule, дать в бубен), употребление алкоголя (être chargé à cul, поставить на кадык), еда (avoir les dents du fond qui baignent). Эти действия являются основными событиями в жизни тела, или по выражению М.М.Бахтина, «проявлениями его телесной драмы».

Частое употребление этих образов связано с тем, что образ материально-телесного низа является переосмысленным. Происходит своеобразное развенчание этих образов путём их перевода в материально-телесную сферу.

Итак, арготические фразеологизмы дают социально-психологический образ человека. Концепция человеческого тела формируется как результат взаимодействия естественно данного человеку организма с социальной средой. Во французском и русском арго сохраняется «карнавальный» смеховой образ тела. Однако французскому арго больше присуще внутреннее раблезианство, а русскому – внешнее.

Список литературы

Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и ренессанса. М., 1990.

Береговская Э.М. Арго как специфический взгляд на мир // Фразеология в контексте культуры, М., 2000.

Быховская И.М. Homo somaticos: аксиология человеческого тела. М., 2000.

Винокур Т.Г. Речевой портрет современного человека // Человек в системе наук. М., 1989.

Гуревич П.С. Субкультура // Культурология. ХХ век. Словарь. СПб., 1997.

Елистратов В.С. Словарь русского арго. М., 2000.

Красса С.И. Лингвокультурологическая системность социального диалекта//Социальные варианты языка – II: Материалы международной конференции 24-25 апреля 2003 года. Нижний Новгород.

Кубрякова Е.С., Демьянков В.З. и др. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

Лихачёв Д.С., Панченко А.М., Понырко Н.В. Смех в Древней Руси. Л., 1984.

Постовалова В.И. Лингвокультурология в свете антропологической парадигмы // Фразеология в контексте культуры. М., 1999.

Степанова О.В. Тропическое представление человека в арготической фразеологии // Социальные варианты языка – II: Материалы межд. конф. Нижний Новгород, 2003.

Хайрулина Р.Х. Фразеологическая картина мира: от мировидения к миропониманию. Уфа, 2000.



 © К.Михайлова, Н.В.Хорошева, 2005


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка