Йорял в лирике михаила хонинова




Дата канвертавання28.04.2016
Памер86.4 Kb.
Ханинова Р.М., доц. КалмГУ, Очирова Э.Б., ст. лаборант КалмГУ
ЙОРЯЛ В ЛИРИКЕ МИХАИЛА ХОНИНОВА
Йорял – пожелание, благопожелание – с давних пор в стихотворной форме вошел в повседневную жизнь калмыцкого народа. В аспекте современной теории речевых жанров йорял – риторический этикетный жанр однонаправленного действия от автора к адресату, но с обязательным формульным речевым ответом или невербальной реакцией, закрепляющими высказанные пожелания. В аспекте фольклорных жанров йорял вошел, прежде всего, составной частью в обрядовую поэзию (Б.Я. Владимирцов, И.И. Мацаков, Т.Г. Борджанова, Е.Э. Хабунова, Б.Б. Оконов, О.Б. Овалов и др.), нашел отражение в эпосе «Джангар» (Н.Б. Пюрвеева, Е.Э. Хабунова, Г.Ц. Пюрбеев, Б.В. Тоняева, Л.Б. Олядыкова, С.Д. Гымпилова и др.), в легендах, сказках, пословицах и поговорках.

Йорял оказал заметное влияние на развитие калмыцкой литературы. Традиции йоряла в той или иной степени представлены в произведениях многих калмыцких писателей, например, в творчестве С. Каляева, К. Эрендженова, Х. Сян-Белгина, но их исследование не имеет до сих пор целенаправленного характера.

С лингвокультурологической точки зрения этот жанр в поэзии Д. Кугультинова рассмотрела Л.Б. Олядыкова, выявив традиции и отметив авторские новации (1, с. 177-208).

По объему обычно различают ахр йорəл (краткое благопожелание) и йорəл (не краткое благопожелание), кроме того, во втором случае как длинное, пространное (Н.П. Бьерке), развернутое (Л.Б. Олядыкова) благопожелание. Структура йоряла как такового имеет три части: вступление (обращение), основная часть (пожелание), заключение. Несмотря на традиционные поэтические константы, йорял дает простор импровизации, творческой фантазии йорялчи – создателя благопожелания. Эта особенность жанра особенно привлекательна для писателей, следующих традициям и в то же время создающих свои авторские образцы. Йорял связан со всеми событиями в жизни человека (рождение, именины, свадьба, пир, праздники, проводы в дорогу, на войну, поминки и т.д.), со временем он теряет собственно магически-ритуальную функцию, приобретает утилитарную функцию пожелания благополучия, здоровья, успехов, долгой жизни и т.д. Благопожелания, оставаясь в целом в рамках канона, претерпевают изменения по форме и по содержанию, особенно в тематическом плане.

В советский период появился так называемый «шин йорял» (новый йорял) с новой тематикой, который содержал, например, в качестве объекта благопожелания общественно-политические организации, документы – йорял партии, комсомолу, конституции СССР и т.п., йорял посвящали советским праздникам, адресовали политическим деятелям (Ленину, Сталину и др.). По словам И. Кравченко, «первым советским йорелом был йорел в честь товарища Сталина», который назывался «Благопожелание калмыцкого народа Иосифу Виссарионовичу Сталину в день его шестидесятилетия», а «сложили его народные певцы Калмыкии – ровесники великого вождя» в 1939 г. (2, с. 288).

В творчестве Михаила Хонинова (1919–1981) йорял в разной форме присутствует в тех или иных жанрах – в поэзии, прозе, драматургии. Так или иначе о йоряле в его поэзии писали Д.Т. Чиров, Р.М. Ханинова, Э.М. Ханинова и др. (3).

Обратимся к ранней лирике поэта, которая не была еще предметом исследования в калмыковедении. Первое стихотворение М. Хонинова «Адуч» («Табунщик») было опубликовано в газете «Улан хальмг» в 1935 г. К настоящему времени разысканы не все ранние публикации писателя (4), тем не менее, из доступных сегодня его стихотворений 1930-1940-х гг. ряд из них отмечен включением элементов йоряла в авторские тексты. Сразу заметим, что стихотворений с названием «Йорял» у М. Хонинова в ранней поэзии нет, но некоторые стихи построены по типу йоряла, хотя это слово и отсутствует в них.

В стихотворении «Komsomol» («Комсомол», 1936), посвященном 15-й годовщине образования ВЛКСМ в Калмыкии, в соответствии с жанром поздравления рассказано о достижениях комсомольской организации под руководством Коммунистической партии. Завершается стихотворение йорялом, обращенным к комсомолу: «Gyƶr, komsomol, gyƶr, / Gyn surhul das, / Gyƶr, komsomol, gyƶr, / Sag-sergg çaŋha» (5, с. 1). «Гүҗр, комсомол, гүҗр, / Гүн сурһуль дас, / Гүҗр, комсомол, гүҗр, / Саг-серггəн чаңһа». «Крепни, комсомол, крепни, / Лучше учись, / Крепни, комсомол, крепни, / Бдительность усиль» (смысловой перевод). Здесь пожелания комсомольцам крепить свою организацию, лучше усваивать знания, усилить бдительность отвечают, с одной стороны, выражению народной поддержки комсомолу, с другой – в духе времени предостерегают от опасности внутренних и внешних врагов. Элемент традиционного йоряла проявляется в призыве учиться. В целом, по содержанию это шин йорял поздравительного типа.



К «шин йорəл» относится и стихотворение «Stalind» («Сталину», 1937), которое начинается с обращения Сталину, в основной части выражена благодарность вождю за счастливую жизнь и новую Конституцию. Завершается текст пожеланием долгих лет новой Конституции, а значит, и ее автору – Сталину: «Çini uхahar çimgdsn / Çinrtə şin Konstituc / Mөŋkin dөrvn cagt / Mandan zalmƶ bolx!..» (6, с. 2). «Чини ухаһар чимгдсн / чинртə шин Конституц / Мөнкин дөрвн цагт / Мандан залмҗ болх!». «Твоим умом украшенная, / Значимая новая Конституция / Вечно во все четыре времени года будет для нас верным курсом!» (сысловой перевод). «Четыре времени года» – национальный маркер времени, обусловленный жизнью кочевника. Вечный статус также восходит к клише благопожелания. Последние строки заключаются обычным для йоряла усилительным знаком восклицания. К этому стихотворению по содержанию примыкает стихотворение «Өvgn teegt» («Өвгн теегт», 1937). «Старик в степи» – это иллюстрация народного отношения к Сталинской Конституции. Чабану в степи сбрасывают с самолета газеты, из которых он узнает о Конституции. Старик благословляет самолет с ценным грузом, желая летчику донести его до людей: «Mend şuluhar jovad, / Manaxst kyrgəd өg!!!» (7, с. 2). «Менд шулуһар йовад, / Манахст күргəд өг!!!». «Благополучно лети скорей, / Нашим, доставив, вручи!!!» (смысловой перевод). Троекратный восклицательный знак призван усилить сохранность летчика и его груза, т.е. в этом тексте есть магический посыл. Стихотворение заканчивается песней чабана, которую он сочиняет в честь Сталина и его Конституции. Она отделена от основного текста звездочками, что подчеркивает якобы автономность народного сочинения, и заявлена в тексте как ахр дун (краткая песня). «Nөkd mana Stalin / Narn met mandlna, / Mandan өgsn Konstitucnь, / Maş səəxn ƶirhl, / Arvn tavna sarşŋ / Aldrşgsn Konstituc mandlxa, / Tengs, dalan usnşŋ / Tөrsk nutgm nalatxa» (7, с. 2). «Нөкд мана Сталин / Нарн мет мандлна, / Мандан өгсн Конституцнь, / Маш сəəхн җирһл, / Арвн тавн саршң / Алдршгсн Конституц мандлтха, / Теңгс, далан усңшң / Төрск нутгм налатха». «Наш вождь Сталин, / Словно солнце сияет, / Дана нам его Конституция, / Вольная счастливая жизнь / подобна пятнадцатидневной луне, / Пусть процветает Великая Конституция, / Пусть, как широкая вода морей и океана, Родина будет богатой» (смысловой перевод). Эта песня имеет также признаки йоряла: констатация счастливой жизни народа, которой обязаны Сталину, его великая Конституция как гарантия могущества родины, пожелания Конституции и Родине процветания. Фольклорные изобразительно-выразительные средства (сравнение счастливой жизни с красотой пятнадцатидневной луны, подобие человека солнцу, необъятные, как моря и океаны, богатства Родины) призваны указать на общую природу текста, связанного с йорялом, тем более что автор песни – шестидесятилетний чабан, что тоже связано с возрастом йорялчи, человека, как правило, пожилого возраста, умудренного опытом прожитой жизни. Тема счастливой новой жизни советской страны продолжена в стихотворении «Mandan Stalin ƶirhtxə» («Да здравствует Сталин», 1938). Автор уверен, что такой жизни нет нигде в мире, а силы такой нет у врагов-фашистов: «Nanь iim ƶirhl / Narta delkəd uga. / Manla ədl çidl / Maxsg faşistnrt uga» (8, с. 4). «Нань иим җирһл / Нарта делкəд уга. / Манла əдл чидл / Махсг фашистнрт уга». Поэтому венчают стихотворение благопожелания наркому НКВД Н.Н. Ежову и Сталину, давшему народу Конституцию: «Kymni xortig şirgəƶəx, / Narkom Jeƶov tuurtxa, / Konstituc harhƶ өgsn / Stalin ondind bəətxə» (8, с. 4). «Уничтожающий врага человечества, / Пусть будет славен нарком Ежов, / Создавший Конституцию, / Пусть всегда будет Сталин» (смысловой перевод). Это тип благодарственного йоряла.

Несколько стихотворений посвящено старшему брату поэта – Лиджи Хонинову, артисту Калмыцкого госдрамтеатра, ушедшему в армию в 1938 г. Первое «Ахдан» («Старшему брату», 1938) создано в жанре послания. Начинается с приветствия брату, имя которого в тексте отсутствует: «Ÿнтä ах, чамд / Зÿркни халун менд!» (9, с. 4). «Дорогой брат, тебе / Мой горячий привет!» (смысловой перевод). В основной части рассказывается о том, как служит брат на границе, автор выражает уверенность в том, что он не отступит перед врагом, ведь недавно красноармейцы, в том числе и брат, прогнали самураев. В связи с этим пожелание брату приобретает черты йоряла: «Чи, мини ах, / Чидлäн бичä нö, / Командириннь ардас дах, / Һазрасн хортиг кö!» (9, с. 4). «Ты, мой брат, не жалей сил, / Вслед за командиром гони врага!» (смысловой перевод). Пожелание далее детализируется в призыве брату идти вперед за родину, не боясь смерти. «Хортнла сумнла харгъад, / Хääртä äмнäсн холджхв гидж / Тиим уха ухалад, / äмндäн бичä седж! – / Орн-нутгиннь тöлä / Уралад, уралад одич! / Хурц чашкиннь ирлä / Хортиг чавчн нÿдич!..» (8, с. 4). Если же в старшего брата попадет вражеская пуля, младший брат готов сменить его на посту. Завершается стихотворение традиционным пожеланием-призывом адресату: «Кÿчтä орн-нутгтан / Кÿчн, чидлäн öг, / Кесг олн дÿÿнртäн / Килмджтä сургъмджан кÿрг! / Большевизмäр сургъулäн сурич, / Болх дääнд бедрич, / Дääнä медрлäн гÿÿткич, / Дääч цергч болич!» (9, с. 4). «Могучей нашей стране / Отдай все свои силы, мощь! / Всем своим братьям / Усердный урок преподай! / Учись по-большевистски, / К будущей войне готовься! / Усвой военную науку, / Стань воином!» (смысловой перевод).

Второе стихотворение «Чи тедниг дура» («Подражай им», 1939) написано уже красноармейцем Михаилом Хониновым, призванным в Красную Армию в октябре 1939 г. По содержанию это напутствие юноше, отправляющемуся служить в армию, напоминание о геройски служащих там братьях (Джиджä) и родственниках (Боова). Уже название стихотворения с обращением на «ты» предполагает, что это напутствие произносится старшими в роду. Отец поэта умер годом раньше, мать – в 1935 г., поэтому, скорее всего, адресант – близкая родня. Вначале говорится о том, что юноша будет служить на границе, родина доверила ему свою безопасность, отправляя его, артиста, вслед за старшими братьями. Может ли он перед лицом врага промолчать, уклониться от боя, убояться пуль? Нет. И в этом свидетель – само небо: «Уга, теңгр эн!» Эта апелляция к небу, к бурханам характерна для йоряла. Кто может изменить своим убеждениям, только не тот, кто отправляется в армию. Поэтому звучит призыв: «Дääч орман авв, / Дигтä хувцан хувцл, / Мöрн деерäн гар, / Меджäгъäн унтлго хар!» (9, с. 4). «Займи место бойца, / Надень форму, / Сядь на коня, / Защищай без сна границу!» (смысловой перевод). Завершается стихотворение верой в то, что новобранец будет достоин боевых традиций народа, своих братьев: «Чи тедниг дура, / Чавчлданд турулж ор, / Тедншнъ хортд сÿрдä, / Тöрскäн бас туура!» (9, с. 4). «Подражай им, / В рукопашную первым вступай, / Воодушевляй их на бой с врагом, / Родину так же прославь!» (смысловой перевод). Другой жанр послания «Мини бичг» («Мое письмо», 1940) оформлен в виде письма, отправленного солдатом домой и получившего ответ песней-йорялом любимой подруги: «Дурта мини энъкрм, / Дун болгъндм мöнъкрм, / Дääснäс миджäгъäн хар, / Дäврäд ирсинь дар!..» (10, с. 4). «Мой любимый, милый, / о котором я вспоминаю в каждой песне, / Защищай границу от войны, / Захватчиков уничтожь!» (смысловой перевод).

Таким образом, в анализируемых стихотворениях на тему службы в армии и участию в войне на Халхин-Голе (старший брат Лиджи) автор использует разные приемы (послание, песня, йорял), передавая патриотизм поколений и традицию защиты родины (напутственные йорялы).

Стихотворения-посвящения, как правило, в калмыцкой лирике заканчиваются йорялом-благопожеланием. Не стало исключением и стихотворение «Улан» (1941), адресованное заслуженной артистке Калмыцкой АССР Улан Барбаевне Лиджиевой, с которой автор играл вместе на сцене родного театра. Текст написан им в армии, в канун войны, опубликован в республиканской газете, являясь своего рода приветствием. «Дÿÿрнъ джиргълин дууч, / Дääсиг нанта кÿÿч, / Дурта Сталинä орн / Дуулх чини öрн!..» (11, с. 4). «Певица, знающая много песен о жизни, / Со мною вместе войну разгроми, / Долг твой – петь / о любимой стране Сталина!..» (смысловой перевод).

Больше половины стихотворений М. Хонинова 1930-1940-х гг., как выявлено, включают элементы жанра йоряла в той или иной степени, с одной стороны, продолжая фольклорные традиции, с другой – создавая «новый йорял» советской эпохи со всеми присущими ей политическими, идеологическими, социальными, историческими и культурными реалиями.


Литература

  1. Олядыкова Л.Б. Безэквивалентная лексика и фразеология в поэтической картине мира Давида Кугультинова (на материале произведений в русском переводе). Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2007.

  2. Кравченко И. Комментарии // Народное творчество Калмыкии / сост. И. Кравченко. Сталинград-Элиста, 1940.

  3. Чиров Д.Т. Грани любви. Творческий портрет Михаила Хонинова. Элиста, 2007; Ханинова Р.М., Ханинова Э.М. Этнопедагогическое и этнокультурное наследие в творчестве Михаила Хонинова. Элиста, 2008; Ханинова Р.М. Давид Кугультинов и Михаил Хонинов: диалог поэтов. Элиста, 2008; Ханинова Р.М., Ханинова Э.М. Традиционный мотив еды в поэме Михаила Хонинова «Чигян – пища мира» // Международные Ломидзевские чтения. Изучение литератур и фольклора народов России и СНГ: Теория. История. Проблемы современного развития. (Материалы междунар. науч. конф. (28-30 нояб. 2005 г., Москва). – М.: ИМЛИ РАН, 2008. – С. 220-230.

  4. Ханинова Р.М. Михаил Ванькаевич Хонинов: биобиблиогр. указ. Элиста, 2010.

  5. Хоnьnə М. Komsomol. VLKSM-n Хalьmg taŋhçin 15-gç өөnd // Ulan bahçuд. 1936. Sent. 7. Х. 1.

  6. Хоnьnа М. Stalind // Ulan хalьmg. 1937. Apr. 7. Х. 2.

  7. Хоnьnə М. Өvgn teegt // Ulan хalьmg. 1937. Avg. 22. Х. 2.

  8. Хоnьnа М. Mandan Stalin ƶirhtxə // Ulan bahçuд. 1938. Majin 1. X. 4.

  9. Хоnьnа М. Ахдан // Ленинə ачнр. 1938. Дек. 5. Х. 4.

  10. Хоньна М. Чи тедниг дура // Улан багъчуд. 1939. Дек. 1. Х. 4.

  11. Хоньна М. Улан. Хальмг республикин заслуженн артистк Лиджин Уланд нерäдджäнäв // Улан багъчуд. 1941. Майин 18. Х. 4.


Доклад на Третьей международной научно-практической конференции «Проблемы функционирования и развития языков в полилингвальном пространстве» (13-14 октября 2011 г., г. Элиста).


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка