Гнев орка М. Калашников, Ю. Крупнов




старонка48/49
Дата канвертавання25.04.2016
Памер6.49 Mb.
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   49

1 Цымбурский В. Л. Сверхдлинные военные циклы // Русский Журнал (Политика. Лекции). 20 июля. 2001 — www.russ.ru/politics/meta/20010720-tzim.html.

2 Урланис Б. История военных потерь. — СПб., 1994, цит. по ст.: Цымбурский В.Л. Сверхдлинные военные циклы // Русский Журнал (Политика. Лекции). 20 июля. 2001 — www.russ.ru/politics/meta/20010720-tzim.html.

1 Ивашов Л. Г. Управление через хаос // Советская Россия. №24. 2 марта. 2002.

2 Ивашов Л. Г. Россия, шарахающаяся из стороны в сторону // Независимое военное обозрение. №7, 1-14 марта. 2002.

1 Предлагаю для наших «стратегов» логическую задачу. Итак, кто в первую голову виноват в появлении войск США в Средней Азии?… Не угадали: «По мере того как оседает пыль, поднятая боевыми действиями в Афганистане, и независимо от того, в чём заключаются цели США в этом регионе, становится ясно, что российская армия в своём нынешнем состоянии оказалась неспособной дать адекватный ответ на глобальную угрозу со стороны талибов. Министерство обороны и российский Генштаб почти ничего не сделали для борьбы с наркоторговлей и угрозой расширения исламского фундаментализма в Средней Азии. Неспособность ответить на эти важнейшие угрозы, возникшие за последнее десятилетие, стала одним из факторов, вызвавших цепочку событий, которые и привели к антитеррористической операции в Афганистане…» (Отказ России от военной реформы привёл к вводу в Среднюю Азию вооружённых сил США // Ариэль Коэн. 23 янв. 2002 — © Eurasianet — http://www.eurasianet.org). Кстати, обратите внимание на эту Евразия-сеть — прекрасный образчик передового отряда социальной сетевой войны.

2 «Президент России Владимир Путин сделал ставку на то, что присоединение России к войне против терроризма даст ей стратегические преимущества на Кавказе; а вместо этого Шеварднадзе, судя по всему, переиграл его, использовав кампанию против «Аль-Каиды» в качестве предпога для приглашения в страну американцев. Если американские военные там закрепятся, то это воспримется как геополитический эквивалент изгнания России из зоны её собственного влияния и как коварный шаг Грузии, направленный на то, чтобы превратить настрой России на сотрудничество с президентом Бушем в возможность решительно освободиться от влияния Москвы. Личные взаимоотношения президентов Буша и Путина могут быть тёплыми и пушистыми, однако геополитика есть геополитика» (Karon Tony. Почему «Москва пребывает вне себя от ярости из-за проникновения Соединённых Штатов в Грузию» // The Time. 27 февр. 2002).

3 Григорьев С. Гуманитарное разминирование оборачивается террором // Независимое военное обозрение. 18 авг. 2000.

«Проникновение в Чечню британцы начали в 1997 году… Въезжая под видом коммерсантов в нашу страну, они нигде, вопреки российским законам, не регистрировались и по отлаженным каналам перебирались из Москвы в Чечню. Там их встретили хорошо. В соответствии с указанием Масхадова «Хэйло траст» были выделены помещение в Старом Ачхое и охрана из состава так называемой Службы национальной безопасности. В поездках по Чечне британцев сопровождали до тридцати боевиков.

Начав свою деятельность весной 1997 года, представитель «Хэйло траст» гражданин Зимбабве Томас Дибб уже 17 июня того же года представляет в Лондон подробнейший документ на 13 страницах. В рамках армейской терминологии он является квалифицированной разведсводкой, содержащей результаты топогеодезического и инженерного обследования всей территории Ичкерии, контролируемой незаконными вооружёнными формированиями. В частности, помимо размещения минных полей Дибб указывает точные координаты мостов, бывших пунктов базирования федеральных войск и других объектов инфраструктуры. Для .сбора этих сведений была создала сеть информаторов, каждый из которых получил кодовое имя — Омар, Хасан, Хуссейн и т.д.

Обращает на себя внимание высочайшая (до секунд) точность указания координат. Причём их определение проводилось в соответствии с западными картографическими стандартами. Как правило, такая точность достигается лишь при использовании военного варианта приемников спутниковой навигационной системы НАВСТАР. Между тем до весны 2000 года такие приёмники считались секретной аппаратурой и использовались лишь в ВС НАТО. Нельзя не отметить, что топопривязка с помощью приемников спутниковой навигации предшествовала нанесению ударов по территории Ирака и Югославии.

…После обследования территории Чечни «Хэйло траст» приступила к разминированию. По показаниям захваченных в плен боевиков, деятельность эта велась неспешно. Больше преуспели британцы в «обучении местного персонала». За 1997-1999 годы в организованной ими школе прошли обучение до 150 курсантов, набранных из числа местных милиционеров. Каждый из них прошёл трехмесячный курс подготовки. По оценке российских военных, так долго готовить специалистов по разминированию не надо — достаточно 20-дневных курсов. Интересно, что своим ученикам английские инструкторы были известны только под кодовыми именами.

Выпускники школы на минные поля не торопились. Значительная их часть стала инструкторами в незаконных вооружённых формированиях. Один из таких «учителей» — Руслан Джабраилов — был захвачен в плен федеральными войсками летом 2000 года. Одновременно в руки ФСБ попали видеокассеты, на которых тщательно и профессионально заснят процесс обучения. Камера зафиксировала, как «специалисты по гуманитарному разминированию» учатся устанавливать противопехотные мины. Крупным планом показывается, как приводить их в боевое положение, как маскировать, используя местные предметы. Подчеркивается, что чеку от взведенной мины нужно обязательно сдать командиру, ведущему «учёт и контроль» за установкой минных полей. Голос за кадром предостерегает курсанта, повторяющего вслед за инструктором действия по установке ПМН-2: «Осторожнее, а то станешь первым шахидом».



1 Эти обстоятельства подробно изложены в статье Патрика Мартина «США планировали войну в Афганистане задолго до 11 сентября». Статья была опубликована на английской странице Warld Socialist \Vfeb Site (MCBC) 20 ноября. 2001 — http://wsws.org/ru/2001/dez2001/plan-dQ3.shtml.

1 Дробов М. А. Малая война. Партизанство и диверсии. — М.: Государственное военное издательство, 1931.

2 «Ведение войны — искусство. Ведение мятежа (революции) — тоже искусство. Сейчас возникает новое искусство — ведение мятежевойны… Стратегия мятежевойны имеет своею перманентной и тоталитарной задачей «взять в полон» вражеский народ» — см. кн.: Лик современной войны, 1957, Мятеж — имя третьей всемирной, 1960, Современные офицеры, 1961, Всемирная мятежевойна, 1971. Важная публикация: Феномен мятежевойны // Независимое военное обозрение. №35.21 сент. 2001 / Подгот. И. Домнин. См. также: Гриняев Сергей. Сетевая война по-американски (она развивает теорию «мятежевойны», выдвинутую русским учёным-эмигрантом). // Независимое военное обозрение. 15 февр. 2002 — http://www.mfit.ru/defensive/pubj?0.html. Интересно краткое определение мятежевойны, данное полковником российского Генштаба Сергеем Валентиновичем Анчуковым в 2000 году (Е.А. Месснер также был полковником Генерального штаба — только императорской России): «Стратегия мятежвойны — это действительно отклонение от догм классического военного искусства. Это стратегия непрямых действий, в которой выигрывает не тот, кто одержал победу в горячей войне ценой невероятных потерь, а тот, кто обеспечил ПОБЕ­ДУ до начала военных действий, в незримом сражении за душу народа» // Замечания о «мятежевойне» — http://whiteworld.ruweb.info/ rubriki/000101/001/01092204.htm.

3 Freiherr von der Heydte. Friedrlch A. Der moderne Kleinkrieg als wehrpolitisches und militarisches Phanomen. 1972.

4 Networks and Netware: The Future of Terror, Crime, and Militancy. John Arquilla, David Ronfeldt (editors). RAND, 2001 — http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/.

5 «Это очень короткие войны, нацеленные прежде всего на уничтожение экономики вражеского государства. Не пересекая территориальных границ, можно разрушить военные базы, информационные центры и промышленные объекты на территории противника. Делается это в первую очередь ударами высокоточных ракет…

В войне нового, шестого, поколения живая сила (например, сухопутные войска) никак не влияет на ситуацию, да и противнику совершенно неинтересна. В Югославии погибли всего 524 человека, но страна полностью обезоружена. Оставшись без экономики и вооружённых сил, государство фактически теряет независимость» (Безнаказанная агрессия. В Афганистане отработаны бесконтактные войны будущего: Интервью с военным аналитиком, доктором наук, профессором, генерал-майором в отставке Владимиром Слипченко) // Независимое обозрение. №4. 2002.



6 См. изданный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» — http://www.dataforce.net/~metuniv/consor/title.htm.

7 Фурсов А. Мир на рубеже столетий // Культура. 21-27 февр. 2002.

1 Так огромное количество авторов описывает информационную войну — термин исходно американский; бывший министр обороны РФ И. Родионов говорил о «провокационной войне» // Русский Журнал — www.russ.ru/politics/polemics/20010717-war.html. Много других терминов предложено на сегодня для обозначения принципиально нового характера и содержания военного дела.

2 Обязательство не применять ядерное оружие против стран, не обладающих таким оружием, так называемые «негативные гарантии безопасности», закреплено резолюцией Совета Безопасности ООН №984. В 1995 году Уоррен Кристофер, занимавший должность госсекретаря в администрации Билла Клинтона, подтвердил намерение Вашингтона придерживаться занятых позиций. К словам Кристофера присоединились все члены Совета Безопасности ООН, обладатели ядерного оружия. На основании этих заявлений была принята соответствующая резолюция.

1 «Завтра», №43, 2002.

1 Обязательство не применять ядерное оружие против стран, не обладающих таким оружием, так называемые «негативные гарантии безопасности», закреплено резолюцией Совета Безопасности ООН №984. В 1995 году Уоррен Кристофер, занимавший должность госсекретаря в администрации Билла Клинтона, подтвердил намерение Вашингтона придерживаться занятых позиций. К словам Кристофера присоединились все члены Совета Безопасности ООН, обладатели ядерного оружия. На основании этих заявлений была принята соответствующая резолюция.

2 Огромная работа в области анализа современных проблем военного дела и современных систем оружия проделана международной группой аналитиков и политиков под руководством кандидата в президенты США Линдона Ларуша. Вообще, сообщество, которое возглавляет этот выдающийся ум и политик современности, проводит гигантскую деятельность по анализу и представлению современных методологий и концепции, в том числе и в военной области. Это именно они переиздали на немецком и перевели на английский чрезвычайно глубокую книгу Ф. Фон Хейдта «Неправильная война». По поводу фактического слияния ядерного и «обычного» типов ещё в 1999-м Ларуш считал, что нас ждёт бурное развитие ядерного оружия со специальными эффектами. Такое оружие, основанное на управляемых ядерных и термоядерных реакциях, предназначено не для массовых убийств, тотального разрушения и радиационного поражения миллионов человек. Нет, Ларуш убеждён в том, что ядерное оружие нового поколения сможет вырабатывать, например, сильный электромагнитный импульс, который уничтожит компьютеры и другие технологии «информационной эры» на огромной площади. Это способно парализовать экономику США и Западной Европы по меньшей мере на несколько месяцев. По мнению Ларуша, такое ядерное оружие нового типа откроет эпоху совершенно новых войн. Скажем, для экономически разорённой России оружие нового типа становится единственной заменой огромных войсковых соединений при боевых действиях в Средней Азии и на Кавказе. «The emerging revolution in military strategy»: «Lyndon LaRouche issued a statement, in which he pointed to the emergence of nuclear «special effects» weapons as a crucial feature of military strate­gy. He contrasted this to the Clinton administration's and other Western governments' obsessive fixation on «weapons of mass destruction» as well as conventional warfare» strategies, based on so called «precision weapons» and «information technology». All nuclear powers the US, Russia, Israel, Britain, France, and China are intensely working on nuclear «special effects» weapons.

Such «special effects» weapons, based on controlled nuclear and thermonuclear reactions, do not have the capability for mass killing, indiscriminate destruction and irradiating millions of civilians, which is usually associated with the use nuclear weapons. For example, «special effects» weapons, can generate the «electromagnetic pulse effect,» by using «miniaturized» thermonuclear «detonations» to neutralize com­puters and similar «information age» technology over a wide area. A «surprise attack» using even a modest total number of such weapons, would paralyze most of the economies of North America and western Europe for not less than months to come.

There are other weapons of a «special effects» type which nuclear and thermonuclear reactions make feasible. LaRouche emphasized, that nuclear «special effects» weapons will «create new dimensions in what today's misinformed people describe as «conventional warfare». Think of a power, such as today's economically ruined Russia, which has no effective capability for fighting general, conventional warfare in Transcaucasus and Central Asia, except the use of advanced scientific methods to replace the massed military personnel capabilities which no longer exist for virtually any of today's nations, including the USA» // EIR STRATEGIC ALERT. October?. 1999. Vol. 13. №40.


3 Очень эвристичной является книга известного футуролога и публициста Олвина Тоффлера и его супруги — Alvin and Heidi Toffler. War and Anti-War: Survival at the Dawn of the Twenty-First Century // Little, Brown and Company. N. Y. 1993.

4 Цымбурский В. Л. Там же.

1 Россия попала в список стран, против которых американцы могут использовать ядерное оружие // Известия. 10 марта. 2002 — http://izvestia.ru/world/article15449.

2 Известия. 10 марта. 2002 — http://izvestia.ru/world/article15449.

1 Donnelly Тот. Уегпоп Loeb // The Washington Post. Febrary. 2002.

2 «Indeed, from Beijing's point of view, other than the Taliban, the People's Republic of China has been the biggest loser thus far in the war on terrorism.

«Dispatching Troops to Afghanistan by the United States Is Tanta­mount to Sticking a Dagger in China's Back!» wails a headline in the Chinese press in Hong Kong. «To consolidate and establish its position as the sole global hegemon», the article asserts, the Bush administration has a three-pronged strategy: «to occupy Afghanistan militarily, support a pro-U.S. puppet regime and stick a dagger in China's back» by creat­ing «a containing chain along east China».

This piece, which appeared less than a week after the September 11 attacks, typifies Chinese fears about where the war on terrorism might lead: to the strategic encirclement of Beijing. «If the United States should attack and occupy Afghanistan», the article continues, «it would impose an extremely big threat to the national security of China, and its objectives of modernization and complete national reunification» — such as gaining control of Taiwan — «would be seriously affected. It can be said that if the United States captured Afghanistan at one stroke, it would directly check and disrupt China's… major strategic objectives in the new century».

The initial hysteria of the Chinese popular press has subsided, reflecting both the decision of Chinese leaders to try to exploit American policy to repress China's own Muslim minorities and their recognition that world public opinion sided with the United clement and containment of China have remained a hot topic among Chinese strategists and foreign policy analysts. An essay on the People's Daily website warns that the war on terrorism gives the United States an «excuse» to «surround and contain China. The U.S. will absolutely not give up such a good opportunity».

Through Beijing's eyes, any recent tour of the strategic horizon Is bleak and getting bleaker. Russia has permitted American overflights and now basing in former Soviet republics; India looks for a longterm strategic partnership with the United States and has reacted calmly to terrorist attacks by Islamic radicals; Pakistani president Pervez Musharraf has taken extraordinary internal risks to support U.S. policy; and Japan has played a larger military role. While Taiwan has played no significant role in the war in Afghanistan, recent elections on the island cemented the rule of the antireunification Democratic Progressive party. And the war on terrorism is bringing the United States closer to the Philippines and even perhaps to Indonesia and Malaysia.

The presence of American troops in Central Asia is especially sur­prising and galling to the Chinese. Not only are U.S. troops going to be in Afghanistan and Pakistan for some time, but the Pentagon recently admitted that it «is preparing a military presence in Central Asia that could last for years,» according to the New York Times. And the Pentagon is being remarkably frank about what will surely reinforce Beijing's fears of containment…

…«The aim of U.S. global strategy in these early years of the 21 si century,» argues analyst Zhao Linglin in the Beijing-owned Hong Kong newspaper Та Kung Pao, «is to politically integrate the whole world and act as sole world leader. The fight against terrorism has given the United States a good reason to fulfill this claim. Since the end of the Cold War, the United States has gradually expanded its share of influence by launching a series of wars. After the Gulf War of 1991, it assumed control over the Middle East; after the war in Kosovo, it assumed control over East Europe; and over Central Asia through the antiterrorism war in Afghanistan. Furthermore, after each war, the United States enlarged its pool of allies and organized more and more coalitions» — China's Persecution Complex. They think we're using September 11 to encircle them / Tom Donnelly // Weekly Standard, January 28. 2001.


1 «To describe the constabulary role of U.S. armed forces as simply «peacekeeping» is to misunderstand the importance of armed forces in winning wars, not just winning battles. Regime change, political and judi­cial reform, economic development — creating, sustaining and preserv­ing a real peace — cannot be accomplished without the continued pres­ence and engagement of American forces, both to provide physical secu­rity and evidence of U.S. political interest. If war is a political act, then victory is more than military conquest and the defeat of enemy forces.

…Indeed, what makes American power uniquely relevant — what makes this still «a unipolar moment» — is not just our ability to strike down our enemies anywhere on the planet but our ability to ensure regional security and political freedom afterward» / MEMORANDUM TO: OPINION LEADERS. TOM DONNELLY. Deputy Executive Director. December 19. 2001 — http://www.newamericancenturv.ore/peacekeeping-121901.htm.



2 См. интересную статью полковника Евгения Морозова о плане «Анаконда» — геополитической стратегии и тактики США применения блокады для экономического и геополитического удушения противников. Эта стратегия, в частности, основывается на работах адмирала Мэхэна и последующей трактовке этих работ Николасом Спайкмэном. В этом контексте «холодную войну» можно рассматривать как блокаду Евразии: «Рождение «Анаконды». Тем, кто знает военную историю, название это хорошо знакомо. Так был обозначен стратегический план главнокомандующего союзными войсками в североамериканской Гражданской войне 1861-1865 годов генерала МакКлеллана. Сутью плана было полное блокирование мятежного Юга с суши и моря и постепенное экономическое удушение сырьедобывающих южных штатов индустриальным Севером.

…Оформив свою стратегию в первой крупной войне, США уже не отступали от неё. Вскоре были проведены и соответствующие теоретические разработки. Для нашего читателя наибольший интерес могут представить переведенные на русский язык труды американца А.Мэхэна (1) и англичанина Б. Лиддел Гарта (2). / (1) Влияние морской силы на историю. 1660-1783. — М.; Л., 1941; Влияние морской силы на французскую революцию и империю (1793-1812). — М.; Л., 1940; (2) Стратегия непрямых действий. -М.: Воениздат, 1958.



3 См., в частности, интересные работы Е.Ю. Моняткина по комплексному понятию термина «граница».

4 См., например, раздел BLURRY BOUNDARIES в предисловии Alvin and Heidi Toffler к сборнику. В частности: «The biggest boundary blur of all is that between «foreign» and «domestic,» so that a new term has been invented: «intermestic.» As the informationalization of the economy proceeds at an ever-accelerating pace, military thinkers, strategists, and planners will need to broaden their focus beyond what have been conventionally regarded as «military matters.» That means worrying more than some U.S. military leaders do at present about the civilian economy's new intangible vulnerabilities and especially its links to the fast-changing global economy».

5 Термин. Ю.В. Громыко.

6 Формулировка бывшего министра науки и технологий ФРГ, бессменного в течение 25 лет председателя комитета по разведке Бундестага Андреаса фон Бюлова / Andreas von Bulow. Da sind Spuren wie von einer trampelnden Elefantenherde» // Der Tagesspiegel. January 13. 2002 — http://www2.tagesspiegel.de/archiv/2002/01/12/ak-sn-in-558560.html.

1 «The president did not shy away from drawing the implications. He would not «wait on events, while dangers gather.» He would not «stand by, as peril draws closer and closer.» And then, in the most sig­nificant sentence spoken by an American president in almost 20 years: «The United States of America will not permit the world's most dan­gerous regimes to threaten us with the world's most destructive weapons».

It's worth noting that the word «terrorism» entirely disappeared from this, the climactic paragraph of the speech. Of course, it's true that the dangerous regimes that are developing weapons of mass destruction also support terrorism, so a nexus of terror and weapons of mass destruction exists. Still, this second aspect of the war on terror goes beyond terror. It is a war against dangerous tyrannies seeking weapons of mass destruction. And it will be a preemptive and unilateral war, if necessary.



In fact, since «no nation is exempt» from the «true and unchang­ing» principles of liberty and justice, American foreign policy can be said to be at war with tyranny in general — though not as urgently as we are at war with dangerously hostile tyrannies, and with a greater chance of using diplomatic and political rather than military means to achieve regime change». / Kristol William. Taking the War Beyond Terrorism // The Washington Post. January 31. 2002.
1   ...   41   42   43   44   45   46   47   48   49


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка