Учебно-методическое пособие Воронеж вгпу 2010 (471. 324)(075. 8) Ббк 28. 680. Я 73 ж 59




старонка1/3
Дата канвертавання25.04.2016
Памер0.49 Mb.
  1   2   3


В.Н. Жердев, К.Ю. Водянов, А.Н. Тимофеев, К.В. Успенский, А.Н. Химин

ОПЫТ МАРШРУТНОГО ИЗУЧЕНИЯ ЖИВОТНОГО МИРА ЮГА ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ


Воронеж 2010

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Воронежский государственный педагогический

университет

Государственное учреждение культуры

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ
В.Н. ЖЕРДЕВ, К.Ю. ВОДЯНОВ, А.Н. ТИМОФЕЕВ, К.В. УСПЕНСКИЙ, А.Н. ХИМИН

ОПЫТ МАРШРУТНОГО ИЗУЧЕНИЯ ЖИВОТНОГО МИРА ЮГА ВОРОНЕЖСКОЙ ОБЛАСТИ
Учебно-методическое пособие

Воронеж


ВГПУ

2010


УДК 591.5(471.324)(075.8)

ББК 28.680.Я 73

Ж 59

Рецензенты:


д.б.н., профессор О.П. Негробов (зав кафедрой экологии и биологии беспозвоночных ВГУ), к.б.н., доцент Т.Е. Горчакова (доцент кафедры экологического образования ВГПУ)

Ж 59


Жердев В.Н.

Опыт маршрутного изучения животного мира юга Воронежской области: учебно-методическое пособие / В.Н. Жердев, К.Ю. Водянов, А.Н. Тимофеев, К.В. Успенский, А.Н. Химин. – Воронеж: ВГПУ, 2010. – 37 с.

В учебно-методическом пособии изложены основные способы проведения маршрутных учетов различных представителей животного мира на юге Воронежской области, а также способы их статистической обработки. Указаны основные центры биоразнообразия на юге Воронежской области в плане перспективного использования для целей летних полевых практик по курсам «Экология животных», «Экология растений», «Экология организмов», «Общая экология», «Системная экология». Многие вопросы изучения фауны юга Воронежской области рассмотрены в исторически-ретроспективном масштабе с использованием историко-экологических материалов.

Пособие состоит из шести частей. В первой рассмотрены характеристики района проведения исследований. Вторая часть посвящена характеристике исследуемых местообитаний. В третьей помещены результаты маршрутных исследований и списки видов изученных систематических групп. Четвертая и пятая главы посвящена изучению муравьев, как весьма перспективных модельных объектов экологических исследований. В шестой главе рассмотрены вопросы изменения природных условий на юге Воронежской области в течение последних 80 лет.

Пособие предназначено для студентов биологических, экологических и географических специальностей вузов дневной и заочной форм обучения, учителей географии, экологии и биологии средних общеобразовательных школ.

УДК 591.5(471.324)(075.8)

ББК 28.680.Я 73

© В.Н. Жердев, К.Ю. Водянов, А.Н. Тимофеев,

К.В. Успенский, А.Н. Химин, 2010

Введение
Изучение динамики состояния биогеоценозов под воздействием природных и антропогенных факторов в последнее время приобретает всё большее значение. Без этих исследований невозможно составление прогнозов дальнейшего развития природно-антропогенных комплексов, которыми, в частности, являются степи европейской России. Важным моментом в подобного рода исследованиях является сравнение современного и прошлого состояния биогеоценозов.

Исследованию динамики природы степей посвящены несколько работ, ставшие классическими (Белик, 2000; Кириков, 1979; Формозов, 1981). Нами для изучения был взят небольшой участок на северной границе степной зоны, включающий в себя территории Богучарского и частично Верхне-Мамонского, Кантемировского и Петропавловского районов Воронежской области. Полученные данные сравнивались с данными, собранными на той же территории в первой половине XX века (Конаков, Онисимова, 1931).

Целью наших исследований было выявление закономерностей динамики состояния животного мира в степной части Воронежской области, произошедшей за последние 80 лет. Данную цель мы разделили на следующие задачи:

- изучить изменение соотношения площадей местообитаний на юге Воронежской области;

- выявить основные направления изменения фауны исследуемой территории;

- определить возможные тенденции на будущее в изменении фауны исследуемой территории;

- определить пригодность маршрутного метода для изучения животного мира юга Воронежской области.

Всего нами были предприняты следующие экскурсии: август 1999 (Дюнные донские пески), июнь 2002 (Хрипунская степь), август 2002 (Дюнные донские пески), июнь 2004 (по маршруту Кантемировка - Зайцевка - Гармашевка - Осиковка - Лебединка - Травкино - Лофицкое - Богучар), июль-август 2005 (Никитянская пустошь), июль 2006 (Дюнные донские пески), август 2006 (Никитянская пустошь). Кроме того, проводились стационарные наблюдения в течение лета 1988 - 2006 на х. Донской.


Глава I. Характеристика исследуемых местообитаний
Глазомерная съемка, проведенная нами в течение экскурсии в июне 2004, позволила нам установить соотношение площадей основных местообитаний на севере степной зоны (в %): пахотные земли (с лесополосами) - 66,2 %, степи - 18,7, леса - 3,7, залежи и выпасы - 11,4 (в возрасте до 8 лет - 2,9).

Исследователи предыдущих лет не оставили точных сведений о площади местообитаний в исследуемом районе. Однако некоторые их сведения в соотношении с нашими дают определенные представления.

В книге Н.Н. Конакова, З.Г. Онисимовой встречаем следующие строки: «Повсюду попадается сухоцвет однолетний (Xerantheum annuum L.). На сухих возвышенных местах, как, например, у слободы Зайцовки или у хотора Высокого, он образует с небольшой примесью полыни сплошные заросли, издали выделяющиеся розовым пятном»

Нами Xerantheum annuum L. в указанных авторами местах не встречен. Вместе с тем, он встречен в большом количестве в других местах юга Воронежской области: на придорожных насыпях возле г. Богучара и с. Цапково.

«... у слободы Гартмашовки по берегу реки Федоровки и того же хутора Высокого [Лебединки] на молодых залежах достигает невероятного развития чертополох Carduus acanthoides L. Сам по себе этот вид чертополоха не представляет интереса, но в Богучарском уезде любопытны его заросли, занимающие в виде сплошной стены десятки гектар. Впечатление такое, точно здесь посеяли чертополох и заботливо его выращивали.»

Нами в районе сел Зайцевка и Гармашевка были обнаружены лишь небольшие участки, заросшие чертополохом площадью менее одной сотой гектара, а в районе Лебединки - площадью до 0,02 га.

Далее у авторов находим: «На всем протяжении от хутора Попасного через хутор Высокий (Лебединку) и до с. Шуриновки тянутся земли госфонда, занятые залежами, выпасами и отдельными целинными остатками ковыльных степей. В особенности специфический характер носят залежи между хутором Высоким, с. Шуриновкой и х. Марьевкой, покрытые сплошными зарослями, напоминающей спаржу полыни Artemisia scoparia Waldst et Kit. Часто к последней примешивается Artemisia austriaca Jacq., на которой у х. Марьевки паразитирует Orobanche cumana Wallr.»

Нами между Лебединкой, Шуриновкой и Марьевкой были обнаружены лишь поля, засеянные пшеницей и перемежающиеся лесополосами шириной 5 - 10 м и состоящие главным образом из тополей (Populus sp.).

Подобные наблюдения позволяют сделать вывод о значительном сокращении за прошедший период площади залежей и выпасов в исследуемом районе, чье место занималось пахотными землями. Правда за последние годы площадь залежей несколько увеличилась, но продолжает оставаться значительно меньшей, чем 90 лет назад.

Другим важным направлением антропогенного воздействия на природу подзоны северных степей стало создание прудов на руслах малых рек. Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова о прудах вообще не упоминают. Нами в том же районе было обнаружено девять прудов, созданными на руслах рек Богучарка, Левая Богучарка, Федоровка. Их создание заметно повлияло на природу северной степи.

Из степных участков в исследуемом районе авторы упоминают Шаповаловский степной участок (4 га), ковыльные склоны Никитянской пустоши (30 га), Хрипунскую степь (20 га), степь у х. Попасного (площадь не указана). Позднее на той же территории был найден степной участок у х. Криница.

Нами было обнаружено ещё несколько степных участков: склоны правого берега р. Федоровки между Кантемировкой и Зайцевкой (ок. 680 га), склоны у х. Криничного (ок. 25 га), балка возле с. Шуриновка (5 га).

Анализ полученных данных позволяет предположить, что площадь степных участков на обследованной территории сравнительно стабильна. Возможно даже небольшое её увеличение в течение последних сорока лет за счет некоторого уменьшения площади пахотных земель, на месте которых образовывались залежи, а затем восстанавливалась степная растительность.

Характеризуя леса обследованного района, Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова всех их относят к типу байрачных. Авторы упоминают девять обнаруженных ими лесных участков. Из них шесть относят к категории «молодых лесов» малых размеров, а три - «старые с вековыми дубами».

Нами обследовано тринадцать средневозрастных лесных участков площадью от 50 (возле х. Попасный, Марьевка, Лебединка, Осиковка, Донской) до 500 га (возле х. Сергеевка). Мелких лесов площадью от 3 до 12 гектар, упоминаемых у Н.Н. Конакова и З.Г. Онисимовой, мы не обнаружили. Любопытно, что при упоминании в разговорах с местными жителями названий лесов, приводимых у Н.Н. Конакова и З.Г. Онисимовой, мы не могли добиться необходимой информации. Имеющиеся леса носили другие названия.

Местные жители рассказывали нам также о лесокультурных работах, проводимых в том районе в 40-х - 50-х гг. XX века. Обнаруженные нами леса были в возрасте 50 - 70 лет, т.е. созданы были уже после посещений этой территории Н.Н. Конаковым и З.Г. Онисимовой.

Полученные данные позволяют предположить, что площадь лесов на обследованной территории существенно не изменилась. Наряду с этим имела места ротация лесов: имеющиеся леса были вырублены, а новые сажались в других местах.

Следует также указать, что к настоящему времени на обследуемой территории упразднены некоторые населенные пункты, упоминаемые Н.Н. Конаковым и З.Г. Онисимовой: хх. Шаповалов, Николенков, Дмитриевка, Попасный, Вершина и др. Общая численность населения девяносто лет назад составляла на исследуемой территории 38249 человек, проживающих в 99 населенных пунктах. В настоящее время на той же территории составляет 55100 человек, из которых 26500 (48,1 %) проживают в райцентрах Богучар и Кантемировка. На данный момент на обследованной территории функционирует 60 населенных пунктов. Распределение населения стало менее равномерным.

Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова отмечают, что «... мелкие равномерно рассеянные поселки - верный залог уничтожения естественных стаций в кратчайший срок». В то время в связи с проводимой земельной реформой наблюдалась тенденция постепенного рассредоточения населения по отдельным хуторам. Начиная с 60-х гг. XX века наблюдается обратная тенденция - постепенное сосредоточение населения в крупных населенных пунктах с параллельной ликвидацией более мелких.
1.1 Степи

Склоны по правому берегу р. Федоровки. Данные степные участки до сих пор не привлекали внимания исследователей. Они расположены довольно узкой полосой длиной 3 км вдоль правого берега р. Федоровки, начинаясь за 2 км восточнее Кантемировки. В крутой склон вливаются довольно крупные балки.

На склонах обнаружены следующие растения:

Lactuca serriola L.

Agrimonia eupatoria L.

Echium vulgare L.

Avena fatua L.

Eryngium planum L.

Inula britannica L.

Nonnea pulla DC.

Poa angustifolia L.

Melampyrum arvense L.

Centaurea ruthenica Lam.

Astragalus tribuloides Del.

Thymus sp.

Stipa sp.

Обширные участки занимает Calamagrostis lanceolata Roth. Выделяются также «острова» Сoronilla varia L. Из кустарников встречались куртины Cytisus ruthenicus Fisch. Вдоль дороги попадаются заросли Сarduus acanthoides L.

24.06. 04 на Cytisus ruthenicus Fisch. были встречены несколько экземпляров Neolycaena rhymnus Ev. Местами этот вид встречался массово. На склонах были также пойманы: Chrysophanus virgaureae L., Lycaena argus L., Lycaena icarus Rott., Lycaena argyrognomon Bergstr., Lycaeides idas L., Coenonympha arcania L., Coenonympha pamphilus L., Lopinga achine Scop. (множество самцов), Artogeia napi L., Artogeia rapae L. (два последних вида - многочисленны), Pontia daplidice L. (1 самка), Colias hyale L. (1 самец), Fabriciana adippe Rott. (2 самца), Cynthia cardui L., Clossiana dia L. (1 самец). Из жуков был встречен 1 экз. Cryptocephalus sp. В изобилии встречались Formica cunicularia glauca Ruzsky и Formica pratensis Retz.

Повсюду на склонах встречались норы сурков (Marmota bobac Pall.). В начале склонов нами были встречны около десятка нор. Не менее 50 нор размещалось практически на окраине с. Зайцевки.



Склоны у х. Криничного. Южные и юго-западные склоны у х. Криничного представляют собой уклоны под углом 20 , поросшие Festuca sulcata Nym. с примесью Poa angustifolia L. и Stipa capillata L. Местами попадаются куртины Stipa pulcherrima C. Koch.

Из насекомых на склонах 26.06. 04 был обнаружен Bombus scythes Skor. (1 экз.), Bombus terrestris L. (3 экз.). У основания склонов территория была заболочена. Здесь летали многочисленные Lycaenidae.

Здесь же была обнаружена крупная колония Marmota bobac Pall. Повсюду были многочисленны порои Spalax microphtalmus Guld. Здесь же была обнаружены следы деятельности Talpa europea L. и нора Allactaga jculus Pall.

Балка возле с. Шуриновка Представляет собой овраг, склоны которого поросли Festuca sulcata Nym. с примесью Stipa capillata L. Из насекомых 27.06. 04 обнаружены: Melanargia russae Esp. (2 самки, многочисленные самцы), Tenebrion sp., Dorcadion sp., Lethrus apterus Laxm., Bombus armeniacus Scor. (1 экз.), Bombus argillaceus Scop. (1 экз.), Myrmecoleon sp.
1.2 Поля, залежи и выпасы

На пахотных землях юга Воронежской области выращивается в основном пшеница, ячмень, гречиху, подсолнечник. Имеются также посевы многолетних культур (люцерна, клевер). На данное время поля представляют собой фоновые биогеоценозы обследуемого района, в большой степени определяя его экологический облик.

Фоновыми видами птиц пахотных угодий являются полевой жаворонок (Alauda arvensis L.) и перепел (Coturnix coturnix L.). На поле, засеянном люцерной в районе с. Гармашевки 24.06. 04 нами отмечен коростель (Crex crex L.). Из грызунов обычны полевая (Apodemus agrarius Pall.) и домовая (Mus musculus L.) мыши. Они составляют кормовую базу для лисы (Vulpes vulpes L.), неоднократно встречаемую нами на полях.

Из насекомых на полях преобладают муравьи. Нами обнаружено 9 видов: Messor clivorum Ruzsky, Myrmica scabrinodis Nyl., Formica pratensis Retz., Formica cunicularia Latr., Lasius alienus Forst., Lasius niger L., Catagliphys aenescens Nyl., Polyergus rufescens Latr., Prenolepis nitens Mayr. Муравьи концентрируются на окраинах полей. Их гнезда многочисленны вдоль лесопосадок и полевых дорог. Удивительно, что столь многочисленные виды насекомых ранее не привлекли внимания исследователей.

Из других видов насекомых, обнаруженных на полях, в основном были связанные с лесопосадками. В районе с. Травкино на границе поля пшеницы и тополевой лесополосы нами были встречены Melanargia russae Esp. (2 самца), Melanargia galatea L., Lethrus apterus Laxm. 22.08. 03 в районе х. Белый Колодезь на полях клевера были встречены Bombus proteus Gerst., Bombus equestris F. и Bombus silvarum L.

В настоящее время поля являются основным местом гнездования дрофы (Otis tarda L.). В настоящее время на обследуемой территории обнаружены следующие места гнездования (Венгеров, 2005): окрестности х. Белый колодезь, окрестности х. Вишневый, окрестности с. Травкино, урочище Барсуки (южнее сел Краснодар и Данцевка). Кроме того, дрофы зарегистрированы в окрестностях сел Дубовиково, Дьяченково, Криница, Лиман. В 80-х гг. XX века дрофа регулярно гнездилась в окрестностях с. Дерезовка.

Нами дрофы (2 экз.) наблюдались в августе 1998 в окрестностях х. Оробинского. Со слов местных жителей пребывание дроф установлено в районе с. Гармашевка и х. Осиковка (встречи редки). Стрепет (Otis tetrax L.) на обследуемой территории в настоящее время, похоже, не встречается. Местные жители его не знают. По словам старожилов резкое сокращение численности дрофы и стрепета произошло в 50-х - 60-х гг. XX века вследствие интенсивного применения ядохимикатов.

Как заметили Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова «... залежи и выпасы не представляют собой отдельных замкнутых стаций, являясь констациями, целой совокупностью стаций, выделить которые и классифицировать в настоящее время затрудняются, даже ботаники». Ситуация и поныне не изменилась. Общепринятой классификации залежей до сих пор не существует.

На небольшом участке возле пруда в с. Зайцевка, покрытом Polygonium aviculare L. с примесью Erodium cicutarium L. Herit. нами были встречены Melanargia galathea L. (2 самца), Melanargia russae Esp. (2 самца). Здесь же было найдено несколько гнезд Tethramorium caespitum L.

Возле х. Сергеевка были обнаружены обширные залежи с преобладанием Daucus carota L. Значительную долю в травостое составляли также Sonchus asper All, Salvia stepposa D.-Sch. и Campanula glomerata L. Из насекомых нами был встречен Graphosoma italicum Mull. (5 экз.).

Под понятие залежи подходят придорожные полосы травянистой растительности с преобладанием Elytridia repens P. B., малоинтересные в зоологическом отношении. Конаков и З.Г. Онисимова упоминали только об одном случае подобных стаций: на Никитянской пустоши в районе х. Марьевка.

На довольно обширных залежах, поросших Elytridia repens P. B. с примесью Taraxacum officinale Wigg и .Tragopogon major Jacq., перемежающимися лесополосами, состоящими из молодых Populus sp.между х. Криничный и с. Лебединка, нами были встречены Melanargia russae Esp. (2 самца), Сarabus hungaricus scythus Motsch. (1 экз.), Zabrus sp.

На небольшом выпасе на окраине с. Лебединка, поросшем Polygonium aviculare L. c куртинами Cyclachena xanthifolia Fres. и Xanthium echinatum Murr, обнаружена самая крупная из всех встреченных колония Marmota bobac Pall. Здесь же была обнаружена единственная за весь период исследований нора Citellus suslicus Guld.

Сколько-нибудь значительных по площади залежей нам в обследованном районе встретить не удалось. В основном это мелкие участки, расположенные среди больших участков местообитаний другого типа. Фауна залежей и выпасов представлена в основном фауной соседних с ними местообитаний.


1.3 Байрачные леса и лесопосадки

Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова указывают: «Байрачные леса расположены по склонам балок, преимущественно в верховьях, более менее глубоких балок и оврагов. Дно балок обычно глинистое... В старых байрачных лесах дно и склоны устланы опавшими сухими листьями... Главной преобладающей породой является дуб. Преимущественно на опушке его сопровождает ряд сравнительно сухоустойчивых древесных и кустарниковых пород: татарский клен (Acer tataricum L.), берест (Ulmus glabra Mill.), крушина, груша, яблоня, вишня, бобовник (Amygladus nana L.), боярышник (Crataegus monogyna Jacq.) и терн (Prunus spinosa L.). Кроме того, для байрачных лесов характерны: липа (Tilia cordata Mill.), бересклет (Evonymus verrucosa Scop.), кизиль (Cornus sanguinea L.), ракитник (Cytisus ruthenicus Wol.), калина (Viburnum opulus L.) и др.» Наши наблюдения показали, что в целом породный состав древесного и кустарникового яруса с того времени существенно не изменился.

Далее у авторов находим: «Из травяного покрова весьма характерны барвинок (Vinca herbacea W. K.) и бадьян (Dictamnus albus L.), но последний встречается значительно реже». Нами вышеупомянутые виды, составяющие основу живого напочвенного покрова байрачных дубрав иого времени, найдены не были. Живой напочвенный покров был представлен снытью обыкновенной (Aegopodium podagraria L.), осокой волосистой (Carex pilosa Scop.), недотрогой (Impatiens noli tangere L.).

Описывая фауну байрачных лесов, Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова упоминают огромные колонии грачей Trypanocorax frugilegus L. В колонии грачей обитали полевые воробьи Passer montanus L., пустельга Tinnunculus tinnunculus L. и кобчики Erythropus vespertinus L. Кроме того, в байрачных лесах были зафиксированы большие синицы (Parus major L.), иволги (Oriolus oriolus L.), горлица (Streptopelia turtur L.). На опушках байрачных лесов часто попадались серые куропатки Perdix perdix robusta Hom.-Tancre.

В настоящее время гнездящуюся орнитофауну байрачных лесов составляют следующие виды: канюк (Buteo buteo L.), тетеревятник (Accipiter gentilis L.), чеглок (Falco subbuteo L.), вертишейка (Jynx torquilla L.), большой пестрый дятел (Dendrocopos major L.), средний пестрый дятел (Dendrocopos medius L.), малый пестрый дятел (Dendrocopos minor L.), вяхирь (Columba palumbus L.), горлица (Streptopelia turtur L.), кукушка (Cuculus canorus L.), полевой конек (Anthus campestris L.), лесной конек (Anthus trivialis L.), белая трясогузка (Motacilla alba L.), жулан (Lanius collurio L.), иволга (Oriolus oriolus L.), сойка (Garullus glandarius L.), ворон (Corvus corax L.), пеночка-теньковка (Phylloscopus collybita Vieill.), пеночка-трещотка (Phylloscopus sibilatrix Bechst.), зарянка (Erithacus rubecola L.), соловей (Luscinia luscinia L.), малая мухоловка (Siphia parva Bechst.), серая мухоловка (Muscicapa striata Pall.), черный дрозд (Turdus merula L.), певчий дрозд (Turdus philomelos C.L. Brehm.), длиннохвостая синица (Aegithalos caudatus L.), лазоревка (Parus caeruleus L.), большая синица (Parus major L.), пищуха (Certhia familiaris L.), зяблик (Fringilla coelebs L.), зеленушка (Chloris chloris L.), черноголовый щегол (Carduelis carduelis L.), дубонос (Coccothraustes coccothraustes L.), овсянка (Emberiza citrinella L.).

Из млекопитающих в байрачных дубравах обычны еж (Erinaceus europeus L.) и лиса (Vulpes vulpes L.). Оба вида наблюдались нами неоднократно. В более крупных лесных массивах отмечены следы Capreolus capreolus L. В одном обследованном урочище обнаружено поселение барсука (Meles meles L.) и логово волка (Canis lupus L.). Численность последнего по словам местных жителей за последние годы заметно выросла.

В настоящее время не обнаружены ни колонии грачей, ни пустельги, ни кобчики. Не встречена нами и серая куропатка. Впрочем, численность последней имеет свойство резко колебаться в разные годы. Так что её отсутствие на момент наших наблюдений едва ли может считаться показательным.

Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова отмечают сильную зараженность байрачных лесов непарным шелкопрядом Lymantria dispar L. и дубовой зеленой листоверткой Tortix viridana L. Златогузка Euproctis chrysorrhoe L. встречалась реже. Нами ни один из этих видов обнаружен не был.

26.06. 04 на поляне в байрачном лесу возле с. Лебединка наблюдался лет самцов Lucanus cervus L. Здесь же была поймана Lytta vesicatoria L. (1 экз.) и обнаружена гусеница Catocala fraxini L. Утром 27.06. 04 здесь же были отмечены 4 самца Hipparchia fagi Scop. и довольно многочисленные Maniola jurtina L. На опушках лесов и в лесополосах обычен Tettigonia viridissima L. Практически повсеместно, где есть древесная растительность или деревянные строения, встречается Xylocopa valga Gerst.

Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова пишут: «Что касается шмелей байрачных лесов, то качественный и количественный состав её сильно изменяется в зависимости от размеров леса и полноты его насаждений. Если лес занимает несколько десятков гектар и представляет непролазную чащу из кустарников, то в нем господствует Agrobombus agrorum F. Если же площадь леса от 3 до 12 гектар с большим количеством степных открытых полян, а рядом имеются целинные опушки, то фауна шмелей на 70 % состоит из степняков Fervidobombus scythes Skor. и Hortobombus argillaceus Scop., но доминирует всегда последний, и Agrobombus agrorum F. встречается как редкость. Следовательно, байрачные леса второго типа почти не имеют своей фауны, а обслуживаются степными шмелями».

По нашим наблюдениям, в байрачных лесах доминирует Bombus terrestris L. Обычны Bombus lapidarius L., Bombus hypnorum L., Bombus agrorum F. На окраинах байрачных лесов в отдельные годы нередок Bombus argillaceus Scop. Это позволяет сделать вывод о формировании за прошедшие 80 лет лесной фауны шмелей в байрачных лесах юга Воронежской области.

В байрачных лесах обнаружено 10 видов муравьев: Tethramorium caespitum L., Myrmica rubra L., Dolychoderus quadripunctatus L., Lasius fuliginosus Latr., Lasius alienus Forst., Lasius flavus Fabr., Lasius niger L., Formica polyctena Forst., Formica fusca L., Camponotus piceus Leach. Их гнезда отмечались неоднократно. Formica polyctena Forst. нередко образуют крупные колонии и федерации, число гнезд в которых достигает 250. Lasius fuliginosus Latr. тяготеет в большим по площади и более захламленным лесам, а Formica polyctena Forst. - к более мелким и более благополучным в санитарном отношении.

Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова вообще о муравьях не упоминают. Учитывая массовость и практически повсеместную встречаемость этих насекомых, они едва ли бы избежали внимания энтомологов.

Лесополосы представляют собой посадки шириной 5 - 10 м и состоящие главным образом из тополей (Populus sp.). В некоторых лесополосах преобладающей породой была береза (Betula pendula Roth.). Отмечены также примеси Fraxinus excelsior L. и Ulmus laevis Pall. Часть лесополос была обрамлена Acer tataricum L. и Crataegus oxyacantha L. Всюду была заметна примесь Acer negundo L.

Из птиц в лесополосах практически повсеместно встречаются иволга (Oriolus oriolus L.), сойка (Garullus glandarius L.), большая синица (Parus major L.) и овсянка (Emberiza citrinella L.).

В лесополосах нами неоднократно отмечался Decticus verrucivorus Thumb. Вдоль молодых лесополос между с. Гармашевка и х. Осиковка 25.06. 04 отмечались Artogeia napi L. (многочисленны), Artogeia rapae L. (многочисленны), Pontia daplidice L. (2 самца), Colias hyale L. (1 экз.), Cynthia cardui L., Issoria lathonia L. (7 самцов), Argynnis paphia L. (1 экз.), Apatura ilia Den. et Schiff. (2 самца), Coenonympha arcania L., Coenonympha pamphilus L., Melanargia galathea L. (многочисленные), Maniola jurtina L. (многочисленные), Hypocrita jacobaeae L. (1 самка), Здесь же был лбнаружен один экземпляр Сycadetta montana Scop.

Появление лесополос на юге Воронежской области внесло заметные изменения в фауну данного региона, вызвав сдвиг в сторону преобладания лесного компонента. В то же время существенные изменения произошли в экосистемах самих лесов. Сукцессионные процессы вызвали кардинальные изменения в видовом составе живого напочвенного покрова. Существенные изменения претерпела и фауна. Прекратились массовые вспышки вредителей (последняя, со слов сотрудников местного лесхоза имела место в начале 70-х гг. XX века). Значительно обогатилась фауна птиц и млекопитающих байрачных лесов, чему способствовали имеющее место в данном районе лесокультурные работы. Из насекомых на первое место по массовости выдивунились муравьи (Formicidae, Hymenoptera), которые в первой половине XX века встречались значительно реже.

Н.Н. Конаков и З.Г. Онисимова отмечают: «Старых лесов с «грачевниками» в Богучарском уезде уцелело мало, да и оставшиеся постепенно сводятся. Так, при нас в Шаповаловом лесу много вековых деревьев было вырублено лесничеством. С исчезновением старых лесов негде будет гнездиться грачам, кобчику и пустельге, уничтожающим грызунов, прямокрылых и других вредителей сельского хозяйства».

В настоящее время грачиные колонии в обследованном районе встречаются только в крупных селах и райцентрах, кобчик отмечается только на пролетах, пустельга редка (нами отмечена в 2004 возле х. Осиковка, кроме того имеют место встречи в гнездовой период на территории современного Верхне-Мамонского района).

В настоящее время мы наблюдаем в обследованном районе обратную картину. Площадь лесов постепенно увеличивается, а их фауна обогащается. Авторы отмечали 8 видов птиц, нами отмечено 34. Даже при условии, что орнитологические наблюдения Н.Н. Конаковым и З.Г. Онисимовой проводились лишь попутно, такая разница едва ли объяснима лишь разными интересами исследователей. И уж никак не скажешь, что в байрачных лесах «... мало оживления».


1.4 Пруды

В настоящее время являются важной составляющей ландшафта подзоны северных степей. Площадь обнаруженных прудов колеблется от 0,05 до 200 га. В сущности пруды заменили собой естественные русла малых рек.

Самым крупным из прудов является пруд между Кантемировкой и Зайцевкой, сооруженный на месте русла реки Федоровка. Длина пруда - 4 км, максимальная ширина - 0,5 км. Глубина на середине пруда, по-видимому, не превышает 1,5 м. Берега пруда сильно заросли Phragmites communis Trin. В его зарослях встречается Sparganium simplex Huds.

В конце июня на пруду были обильны Rana ridibunda Pall., оглашавшие окрестности своим «пением». Из птиц по дороге нам встретился Сircus aeruginosus L. 23.06. 04 на пруду были обнаружены выводки Fulica atra L. Над водой летали Chlidonias niger L. По голосам было определено нахождение Botaurus stelleris L., Rallus aquaticus L., Acrocephalus schoenobaenus L., Acrocephalus palustris Bechst. и Acrocephalus arundinaceus L. Возле Зайцовки нам попался Buteo buteo L.

Пруд в с. Зайцевка имеет площадь всего 0,2 га. Глубина его на середине не менее 6 м. Вода прозрачная, дно песчаное. Берег пруда зарос Phragmites communis Trin. лишь местами. По-видимому, происходит регулярная подпитка вод пруда за счет родников.

Пруд изобилует раками (Astacus leptodactylus leptodactylus Esdhh.). Над водой летали многочисленные Calopteryx splendens Harr и Riparia riparia L. Из птиц возле пруда также встречены Chlidonias niger L. и Chlidonias leucopterus Temm., выводок Fulica atra L., Gallinula chloropus L.

Пруд в с. Гармашевка имеет площадь около 50 га и форму близкую к треугольной. Максимальная глубина около 3 м. Дно песчаное. Прибрежная растительность практически отсутствует.

На пруду были встречены выводки Tadorna ferruginea Pall., Anas querduedula L., Netta rufina Pall. На берегу нами отмечена Motacilla citreola Pall. По словам местных жителей на пруду во время весеннеого и осеннего пролетов регулярно останавливаются лебеди (Cygnus olor Gm.). Нами над прудом наблюдались Milvus migrans Bodd. и Falco subbuteo L.

Пруд на х. Сергеевка имеет площадь не более 3 га. Максимальная глубина около 2 м. Он используется для выращивания рыбы, выгула домашней птицы и для водопоя скота. Прибрежная растительность практически отсутствует. Дно илистое.

При нас на пруду выпасались два выводка домашних гусей, подвергшиеся атаке коршунов Milvus migrans Bodd. (18 экз.) и болотного луня Сircus aeruginosus L. Хищникам помешало лишь наше появление.

Пруд у х. Осиковка имеет площадь 5 га. Максимальная глубина не превышает 1 м. Берега сильно заболочены. Прибрежная растительность отмечена местами. На дне - толстый слой ила. Пруд используется главным образом для водопоя скота. На пруду в изобилии встречалась Ardea cinerea L. Серая цапля отмечалась практически на всех встреченных прудах, но в х. Осиковка была особенно многочисленной.

Пруд у с. Лебединка имеет площадь около 3 га. Максимальная глубина - 3 м. Форма близкая к полукругу. Имеется подпитка за счет родников. Дно песчаное. Прибрежная растительность встречается отдельными куртинами. На пруду нами зафиксированы серая (Ardea cinerea L.) и большая белая (Egretta alba L.) цапли. По словам местных жителей летом пруд регулярно посещают серые гуси (Anser anser L.) и лебеди (Cygnus olor Gm.).

Пруд у с. Травкино площадью не превышает 1 га. Глубина не более 1 м. На дне толстый слой ила. Из птиц на пруду отмечена только белая трясогузка (Motacilla alba L.), встречающаяся и на других прудах.

Пруд у х. Штеповка имеет площадь около 0,3 га. Берега сильно заросли Phragmites communis Trin. и Typha andustifolia L. Значительная часть поверхности пруда покрыта Lemna minor L. В прибрежном обрыве встречаются колонии Merops apiaster L. (этот вид встречается на юге Воронежской обалсти практически повсеместно) и Riparia riparia L. В зарослях тростника отмечено гнездование Chlidonias niger L. Над водой летали Сaloptheryx splendens L. и Aeschna grandis L. По словам местных жителей в пруду обитают Сarassius carassius L. и Tinca tinca L.

Часть прудов (около 30 %) находится в аренде и используется используется для выращивания рыбы, преимущественно Hypophthalmichtys molitrix Valencinnes. Есть пруды, где выращивают Сarassius carassius L., Cyprinus carpio L., Esox lucius L..

Несомненно, пруды вносят заметный вклад в формирование современной фауны северных степей. Это связано не только с проникновением водной и околоводной фауны, но и со средообразующей ролью водоемов. Пруды способствуют формированию специфического микроклимата, специфического водного режима почв, что способствует формированию определенного типа растительности. Это, несомненно, сказывается на фауне. Берега прудов, как правило, обсажены древесной растительностью, что способствует проникновению в северные степи лесной фауны.


1.5. Никитянская пустошь

Во время экспедиций Н. Конакова и З. Онисимовой Никитянской пустошью назывался участок, лежащий «по левому берегу р. Левой [Богучарки] от х. Марьевки до х. Николенкова, площадью свыше 1000 га, .... в настоящее время используется преимущественно для выпаса государственных волов. При нас тут откармливали стадо в 480 голов. На Никитянской пустоши целина осталась в виде небольших участков вокруг байрачного леса Рассыпного. Остальная часть занята залежами различного возраста...»

Мы посетили Никитянскую пустошь 12.08. 2005. При этом следует заметить, что даже само название ушло в прошлое. Никто из встреченных нами жителей х. Марьевка такого названия не знал.

В настоящее время на р. Левая Богучарка существует довольно обширный пруд площадью не менее 90 га. Берега пруда труднодоступны из-за окружающего его болота площадью не менее 300 га. Остальная часть Никитянской пустоши примерно поровну распределена между восстановившейся ковыльной степью, пастбищем и полем подсолнечника. На пастбище на момент нашего присутствия выпасались лишь единичные телята, принадлежавшие жителям х. Марьевка. Ферма, существовавшая там ранее, на то время была ликвидирована. Нами обнаружено лишь её сравнительно недавно заброшенное строение.

Никакого байрачного леса мы также не обнаружили. Предположительно на его месте была лишь акациевая посадка с примесью вяза. Вероятно, Рассыпной лес был вырублен не позднее довоенного времени, т.к. местные жители не помнят даже такого названия.

На встреченном нами пруду обнаружена богатая орнитофауна. Здесь отмечены Anas platyrhynchos, Anas querduedula, Aythya ferina. Над водой летали многочисленные Chlidonias niger и Chlidonias leucopterus. Были встречены также Alcedo atthis и Acrocephalus arundinaceus. Из хищников на пруду встречены Сircus pirargus, Сircus aeruginosus, Milvus migrans.

Особо следует отметить встреченную здесь пару Haliaeetus albicilla. Вероятно, пруд богат рыбой, так как на наших глазах один из орланов выхватил из воды щуку размером чуть меньше полуметра.

Из других зоологнческих находок следует упомянуть обнаруженную колонию сурков (Marmota bobac), порои слепышей (Spalax microphtalmus), нора лисы (Vulpes vulpes). Ни один из этих видов в описании Никитянской пустоши 80-летней давности не упоминается.


1.6 Дюнные донские пески

Общая характеристика. На всем протяжении Воронежской области с севера на юг по побережьям рек пойма переходит в несколько возвышенную террасу, занятую флювиогляциальными песками, образующими дюнные всхолмления. Данные о специфической фауне дюнных донских песков приводятся в монографиях П.Д. Венгерова (2005), К.В. Скуфьина (1978) и ряде небольших тезисов (напр., Нумеров и др., 1999). С.И. Огнев, К.А. Воробьев (1923) настаивали на выделении особого Донского песчаного зоогеографического района на основании самобытности его фауны, довольно четко отличающейся от фауны соседних районов. А.Н. Формозов (1928) рассматривал фауну данного района как реликтовый элемент, сохранившийся со времен послеледниковых барханов.

Изучение фауны данной территории ограничивалось эпизодическим посещением зоологами. В то же время, дюнные донские пески представляют интерес как с точки зрения возможности сохранения реликтовых пустынных элементов фауны, так и с точки зрения изучения закономерностей динамики фауны под антропогенным воздействием.

На юго-востоке области нами был обследован участок Ереминского лесничества Верхне-Донского лесхоза, а также территории Березняговского и Бычковского лесничеств Калачеевского лесхоза общей площадью около 14 000 га. В начале XX века эта территория целиком представляла собой подвижные пески, т.н. «Воронежскую Сахару». В 1927 и 1928 гг. эту территорию посетил воронежский энтомолог Н.Н. Конаков. По его описанию (Конаков, Онисимова, 1931) около половины данной площади занимали посадки шелюги, незначительная часть была занята посадками сосны в возрасте 20 - 30 лет, остальное представляло собой подвижные пески. Таким образом, можно предположить, в 20-х гг. площадь подвижных песков составляла около 7 000 га. Н.Н. Конаковым были выделены следующие стации: сосновых посадок, шелюгованных песков и свободных песков.

Нами при посещениях данной территории в 1999, 2002 и 2006 гг. и использовании таксационных описаний и планов лесных насаждений составлена следующая картина. Сосновые посадки занимают площадь около 12 000 га, из которых по 2 000 га приходится на леса I и IY классов возраста, по 4 000 га - на леса II и III классов возраста. Свободные пески занимают площадь около 2 000 га. Кроме того, нами обнаружен участок песчаной злаковой степи площадью около 200 га. Особый интерес как пограничные местообитания представляют собой лесные полосы, общая площадь которых составляет около 12 га. Две трети насаждений лесных полос представлены сосной, одна треть - вязами. Кроме того, в долине р. Матюшины обнаружены местообитания разнотравного луга и кустарников (боярышник, дикая роза).

Таким образом, на обследованной территории нами выделены следующие местообитания: свободные пески, песчаная злаковая степь, сосновые леса I, II, III и IY классов возраста, сосновые лесные полосы на разнотравном лугу и на пахотных землях, вязовые лесные полосы в песчаной степи. В долине р. Матюшины выделены местообитания разнотравного луга и кустарников.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка