Сергей Жуков Потери асов истребительной авиации Германии и её союзников на советском (восточном) фронте 1941-1945 гг




старонка1/5
Дата канвертавання26.04.2016
Памер1.02 Mb.
  1   2   3   4   5
Сергей Жуков

Потери асов истребительной авиации Германии и её союзников

на советском (восточном) фронте 1941-1945 гг.

Вступление

Истребительная авиация Германии вступила в войну с Советским Союзом, имея полное превосходство по многим факторам, от которых зависит успех боя. Это и солидный боевой опыт большинства пилотов, и более эффективная тактика ведения боевых действий, лучшие ТТХ большинства типов немецких самолётов, вывод из строя значительного количества техники и инфраструктуры советской авиации в приграничных округах, в результате массированных ударов с воздуха, и быстрого продвижения немецких войск. Боевые счета немецких асов очень скоро превысили число их побед на Западе. Счета признанных и начинающих асов быстро начали расти. Однако крушение "блицкрига" зимой 1941 года и втягивание в длительную войну на два фронта, постепенно истощили с трудом накопленный за 15 лет военно-экономический потенциал Германии, и привело её к полному краху во Второй Мировой войне. Главная, решающая заслуга в этом, принадлежит многонациональному народу и вооружённым силам Советского Союза, возглавляемым коммунистической партией и её вождём И.В.Сталиным. С первого дня нападения 22 июня 1941 года, и до конца 1943 года, немецкая авиация, и в частности истребительная авиация, несли основные потери на советском фронте. Лишь с началом массированных налётов авиации США и Британии на территорию Германии с середины 1943 года, потери немецкой истребительной авиации на Западном фронте резко возросли. Однако советский фронт также продолжал притягивать к себе значительные силы немецких истребителей, и они продолжали нести тяжёлые потери. С середины 1943 года соотношение сил было уже не в пользу немецкой техники и лётчиков. Снизился уровень подготовки, в частях было много новичков, советская техника и мастерство советских пилотов были на уровне немецких, количество самолётов многократно превысило немецкое число, при непрерывном наступлении и продвижении вперёд советских войск. Это заставило немецких истребителей значительно увеличить количество вылетов, что быстро изматывало лётчиков, всё больше применять тактику "свободной охоты", внезапные атаки-наскоки при взлётах-посадках советских самолётов. Количество "сбитых" росло как на дрожжах, но это было стратегическим поражением. Собственные пехота и бомбардировщики всё чаще оставались без прикрытия, а самолёты и лётный состав продолжали выбывать из строя. Всё окончательно завершилось 9 мая 1945 года безоговорочной капитуляцией.



Необходимо отметить, что статистика потерь немецкой авиации очень неполна и противоречива, и только в последнее десятилетие именно российские (!) историки и исследователи приступили к установлению истинных цифр потерь немецкой авиации на СГФ, без пропагандисткой мишуры советских и западных источников. В самом начале "документальной эры" исследований (1992-1996 гг.), эти потери по данным немецких документов составляли 16 тысяч самолётов. На сегодняшний день, число потерь немецкой авиации на СГФ составляет уже не менее 25 тысяч самолётов, и эти данные коррелируются в сторону увеличения. Согласно данных о производстве немецких самолётов, числе оставшихся к моменту капитуляции и переданных союзникам, потерях при обучении и испытаниях, а также довольно точные цифры потерь на Западном фронте (Европа, Африка, морские театры), на советский фронт должно приходится не менее 33-35 тысяч безвозвратных потерь авиатехники. Таким образом, в имеющихся на сегодняшний день немецких документах, отсутствует до 50 % учёта потерь авиатехники на СГФ. Это может быть объяснено небольшим недоучётом потерь в 1941-1944 гг., но в основном тем, что большое количество повреждённой авиатехники в 1943-1945 гг. не было восстановлено в силу определённых обстоятельств, и это не было зафиксировано в текущей отчётности. Получившие в этот период серьёзные повреждения самолёты эвакуированные в тыл, были разобраны на запчасти, списаны или простояли в таком состоянии до конца войны, в результате нехватки времени, материалов, рабочих рук и т.д. Также во фронтовых условиях, большое количество незначительно повреждённой техники, постигла такая же участь, в силу тех же причин. В безвозвратные потери, согласно немецкой классификации, зачислялись самолеты, получившие от 60 % повреждений, однако уже с началом "русской" компании, списание шло уже с 50 и менее процентов. Немецкая авиация понесла колоссальные потери в войне. Основываясь на данных из открытых источников и опубликованных в последнее время исследований на тему войны в воздухе, я обобщил в отдельную работу тему потерь истребительной авиации Германии и её союзников на СГФ, особо уделив внимание потерям признанных асов. В Германии и странах бывшими её союзниками в войне (впрочем, как и во всём мире), асом (экспертом) считался человек, сбивший не менее 5 самолётов противника. Таких только в самой Германии набралось около 5 тысяч человек. Однако ФАКТИЧЕСКОЕ число сбитых самолётов, было в несколько раз меньше официальных счетов. Конечно, для каждого лётчика эта разница индивидуальна, но в целом прослеживается некоторая закономерность. Это одна фактическая победа (сбитый-уничтоженный, подбитый-повреждённый, легко повреждённый-вышедший из боя и т.д.) на 3-4 официальные победы для каждого лётчика фашистского блока на СГФ, за исключением финской авиации, которая вела учёт по британской системе подтверждения побед. На Западном фронте и для финской авиации, эта закономерность составляет одну фактическую победу на 2-3 официальных. Поэтому в работе подробно рассматриваются только лётчики, на счетах которых не менее 15 официальных побед на СГФ и не менее 10 официальных побед на западном, если они также участвовали в боях на советском фронте. С учётом этих поправок, реальное число немецких экспертов за всю войну составило не более пятисот человек, ещё столько же можно в принципе отнести к категории "начинающих" асов, то есть реально одержавших 3-4 победы. На этом фоне оставшихся четыре тысячи "асов" можно смело причислить к достаточно опытным и подготовленным воздушным бойцам, но, ни в коем случае к реальным экспертам. По самым оптимистическим оценкам, лишь до половины из них имели на своих счетах 1-2 реальные победы, подтверждённые документами и свидетельствами противной стороны, а около двух тысяч оставшихся "асов" не имели и этого. Таким образом, число фактических побед всей немецкой истребительной авиации составляет до 50 тысяч максимум на всех фронтах ВМВ. Поэтому число в 45 тысяч сбитых (непременно сбитых!) немецкими истребителями только советских самолётов, можно смело сократить в полтора раза, и уверенно считать, что немецкими истребителями на восточном фронте было одержано в воздушных боях максимум до 25 тысяч побед (сбитых и подбитых самолётов). Большие счета немецких асов в ВМВ по сравнению со счетами асов антигитлеровской коалиции, объясняются особенностями тактики их действий, но в первую очередь весьма "прозрачной" системой зачёта побед. При полном отсутствии такого понятия как "сбитые в группе", немецким лётчикам засчитывали сбитые самолёты почти всегда лишь на основании свидетельств других пилотов, участвовавших в бою, а иногда только лишь по свидетельству самого пилота. Так часто цитируемые "шоу-историками" строгость и немецкая пунктуальность в зачёте побед, принцип "один пилот - одна победа", являются лишь пропагандистскими штампами и ничем не подтверждаются. Правда необходимо отметить, что в немецкой документации, победы истребителей официально считались именно "победами", то есть сбитыми и подбитыми самолётами, однако везде давалось понять, упоминалось и везде повторялось, что это непременно сбитые (читай - уничтоженные) самолёты. Также в работе рассматриваются потери асов, которые якобы относятся к небоевым потерям. Известно как гордые не(!)побеждённые "в бою" немецкие солдаты и военачальники взяли реванш в послевоенных мемуарах, на основе которых в послевоенные годы "пекли" свою продукцию западные "историки" и популяризаторы. Якобы во всех тактических боях (в т.ч. в проигранных стратегических сражениях) немцы всегда выходили победителями, при минимуме собственных сил против неисчислимых орд противника, нанося ему огромные потери при незначительных собственных. В стратегических поражениях виноват лишь Гитлер, отдававший противоречащие здравому смыслу приказы, и всячески вставлявший палки в колеса умным генералам, погода, плохие дороги, да пресловутая нехватка "последнего батальона". Русские же в подавляющем большинстве воевать не умели, брали массой при страшных потерях, обладая неисчислимой техникой поставляемой по ленд-лизу. Поэтому так часто в ожесточённых воздушных боях, у немецких асов внезапно (!) "кончалось горючее", возникали "неполадки в моторе" (но конечно, только не от попаданий советских пуль и снарядов), при виражах они сталкивались со своими самолётами или сбитыми вражескими, с землёй, водой, деревьями, постройками, сбивались своими зенитками и союзниками по недоразумению, на худой конец - советским зенитным огнём, но только не советскими истребителями. Также с успехом использовался "отказ в бою синхронизатора стрельбы", и как следствие, отстрел собственных лопастей винта. Этот вариант поражения в воздушном бою применили двое сбитых, но оставшихся в живых немецких аса. Но вершиной этих баек, можно считать на полном серьёзе (!) преподносимый случай, с "ослеплением пилота при вираже солнечным лучом"! Другой ас придумал объяснение для покалеченной в воздушном бою плоскости - якобы в пушке в момент выстрела взорвался собственный снаряд, испорченный на заводе саботажниками. Далее читателям втирают очки рассказом о том, что даже был послан запрос на завод, и там "действительно" разоблачили шайку вредителей. Но подобные сказки, лишь дополняют основное положение в официальной методике учёта немецких потерь, когда подбитый самолет, совершивший вынужденную посадку на своей территории - не считался боевой потерей. Именно этим объясняется огромный процент якобы небоевых потерь в условиях фронта, отмеченный в немецких официальных отчётах. В работе также представлены некоторые сведения о потерях "начинающих" асов, то есть тех, которые были официально признаны таковыми (сбили по немецким данным от 5 до 14 самолётов на советском, и 5-9 на западном фронте), но реальными асами не являлись (реальное число побед менее пяти, или отсутствие таковых). Также кратко будут показаны потери рядовых лётчиков, если они непосредственно связаны с потерями асов, а также обзор потерь других видов авиации в конкретных боях с участием асов. Все потери показаны на фоне общего хода войны, включая данные о состоянии самолётного парка частей ИА Германии, изменения её численности, передислокации и т.д.

Относительно распределения потерь немецких асов по фронтам, можно сказать следующее - большее количество потерь истребителей на Западе, которое предъявляется новоявленными "историками" (ни бельмеса в истории не смыслящими), как свидетельство "слабости" советских лётчиков, и якобы неглавным театром военных действий в воздухе, на самом деле объясняется отражением массированных бомбардировочных налётов союзников на территорию Германии в 1944-1945 гг., их масштабами, и ничем больше. Эти бомбардировки вынудили руководство нацистов перебросить на Запад отдельные части с СГФ, существенно его ослабив. Но можно утверждать, что немецкие асы, погибшие на Западном фронте в 1944-1945 гг., не избежали бы этой участи и на Восточном фронте. Чего бы это стоило нам, и насколько бы это отдалило Победу, отдельный, но не принципиально важный вопрос. Непреложная истина заключается в том, что именно на советском фронте ещё в 1941 году был переломлен хребет нацисткой Германии и заложен фундамент Великой Победы. Начав свою авантюру против СССР, Гитлер подписал себе и своему режиму смертный приговор, и никакие асы не смогли бы предотвратить их крах.



Приложение 1

Краткие обозначения основных авиационных частей Германии

JG - Ягдгешвадер - истребительная эскадра (аналог дивизии)

Состав - штаб (одно-два звена), 3-4 группы (аналог полков), от 120 до 160 самолётов основного типа (без учёта связных и т.д.)

I, II, III, IV/JG - Группен - истребительные группы (аналог полков)

Состав - штаб (звено), три отряда (аналог эскадрилий), от 40 до 50 самолётов основного типа

1.-12./JG - Штаффель - истребительные отряды (аналог эскадрилий)

Состав - штаб (пара), три звена, 14-16 самолётов основного типа

SKG - эскадра скоростных бомбардировщиков (на базе тяжёлых истребителей)

ZG - эскадра истребителей-бомбардировщиков (аналогично SKG)

NJG - эскадра ночных истребителей-охотников

KG - бомбардировочная эскадра

KGr. - отдельная усиленная бомбардировочная группа

StG - эскадра пикирующих бомбардировщиков

SG (Sch.G) - штурмовая эскадра (штурмовики, в том числе на базе истребителей)

LG - учебно-боевая эскадра (несколько типов самолётов)

Организационное деление частей аналогично вышеприведённым данным по истребительной эскадре (группы-штаффели)

.(H). - отряды ближней разведки

.(F). - отряды дальней разведки

1941 год

К 22 июня на границах Советского Союза были сосредоточены следующие силы истребительной авиации Германии и Румынии (таблица 1). Общее количество немецкой авиации составляло около 3,5 тысяч самолётов, в том числе 36 групп бомбардировочной и штурмовой авиации, что соответствовало 12 полнокровным дивизиям трёхполкового состава в советской авиации.



Таблица 1

Истребительные части авиации Германии и Румынии, выделенные для операции "Барбаросса", на 22 июня 1941 г.

ГЕРМАНИЯ

Авиасоединение "Киркенес"

13./JG 77

14./JG 77

Stab, 2./ZG 76



Группа армий СЕВЕР

Stab, I, II, III/JG 54

Stab, II, III/JG 27

II/JG 52


III/JG 53

Stab, I,II/ZG 26



Группа армий ЦЕНТР

Stab, I, 4, 5/JG 53

Stab, I, II, III, IV/JG 51

Stab, I, II/SKG 210



Группа армий ЮГ

Stab, III/JG 52

Stab, I, II, III/JG 3

Stab, II, III/JG 77

I(J)/LG 1

РУМЫНИЯ (в полосе группы армий ЮГ)

Gr.3 V^an

Gr.4 V^an

Gr.6 V^an

Gr.8 V^an

Eck.53 V^an

Все эти части, за исключением вступивших в войну на несколько дней позже III/JG 52 и авиасоединения "Киркенес", приняли участие в вероломном нападении на нашу страну. По советским аналогам, эти силы (без учёта румынских истребителей) соответствовали 24 полнокровным полкам, что соответствует 8 дивизиям трёхполкового состава. Количество немецких истребителей составляло около 1.100 машин (в т.ч. не менее 1 тысячи исправных), которые будучи сосредоточены на направлениях главных ударов (впрочем, как и все немецкие войска, включая другие рода авиации), представляли собой мощнейшую силу вторжения. Однако сопротивление Красной Армии и советского народа было не менее мощным, что и предопределило весь ход и итоги войны.

"С этого момента был потерян счёт времени и предел физической и моральной нагрузки..."

техник 94 АП 62 БАД ВВС 5 армии ЮЗФ И.В.Бондаренко

В первый же день войны немецкая истребительная авиация безвозвратно потеряла 25 самолётов (22 Bf 109 и 3 Bf 110), ещё 33 машины (24 Bf 109 и 9 Bf 110) были повреждены, но могли быть (теоретически) отремонтированы. Также было безвозвратно потеряно три Bf 110 в составе неистребительных частей. По итоговым немецким данным из работы И.Прина, боевые потери составили 20 безвозвратно потерянных самолётов (14 Bf 109 и 6 Bf 110), и 10 повреждённых (6 Bf 109 и 4 Bf 110). Однако если рассматривать потери "по-самолётно", к боевым безвозвратным потерям следует отнести не менее 28 машин (22 Bf 109 и 6 Bf 110). Немецкая истребительная элита понесла первые тяжёлые потери на новом фронте, который на два ближайших года, станет основным источником потерь (от 50 до 90 %) всей немецкой авиации.

22 июня в 3.05 во главе JG 27 на Bf 109E-7 (w/n 4189) поднялся в воздух оберст-лейтенант Вольфганг Шеллманн (obstlt. W.Schellmann), чтобы совершить свой первый вылет на восточном фронте. К этому времени, на его счету было 25 "сбитых" самолётов, из которых 12 он якобы сбил в Испании, за что в июне 1939 года был награждён высшим испанским орденом "крест в золоте". За 10 "сбитых" после начала ВМВ самолётов, 18 сентября 1940 года Шеллманн был награждён Рыцарским Крестом (RK). Но на этот раз удача отвернулась от него. Эскадра получила приказ атаковать советские аэродромы в районе Гродно, и на "мессершмиты" были подвешены осколочные бомбы SD-2. При заходе на цель, "мессеров" атаковали советские истребители. Немецкая версия событий выглядит следующим образом - в ходе боя Шеллманн сбил И-16, одержав свою 26 победу, что случилось с ним потом неизвестно, но некоторые немецкие историки почему то считают, что он был сбит зенитным огнём, выпрыгнул с парашютом и с тех пор считается пропавшим без вести. Историки 27 эскадры Р.Ринг и В.Гирбиг, в своём исследовании пишут, что Шеллманн столкнулся со сбитым им самолётом. По словам безымянных "местных" крестьян, Шеллманн приземлился на кукурузном поле и попытался спрятаться на ближайшем хуторе, но был схвачен солдатами в форме НКВД и спустя два дня расстрелян. По советским данным, недалеко от посёлка Каменки в районе Гродно, ст.л-т П.А.Кузьмин из 127 ИАП на И-153 таранил немецкий истребитель, и при этом погиб. Шеллманн был взят в плен пограничниками и возможно, расстрелян при отступлении несколькими днями позже. По известной причине, эта версия гибели Шеллманна является единственной не только среди западных "исследователей" и их отечественных подпевал, но и среди достаточно компетентных российских историков, что совершенно непонятно. Справедливости ради следует сказать, что могло произойти всё, что угодно. Шеллманн мог быть убит и при попытке к бегству, или погибнуть под немецкой же бомбёжкой или обстрелом, умереть от ран полученных в бою, что вполне возможно, ведь об этом также ничего не известно. Видимо установить точную причину гибели командира JG 27 уже вряд ли удастся.

Примерно в это же время, в районе посёлка Немакшай (Литва), истребители из II/JG 53 атаковали группу советских бомбардировщиков из состава 40 БАП. Оборонительным огнём стрелков, был ранен в руку (по другим источникам - в ногу), командир группы, капитан Хайнц Бретнютц (hptm. H.Bretnu"tz), а его Bf 109F-2 (w/n 6674) получил попадания в двигатель. Бретнютц совершил вынужденную посадку, и до 26 июня скрывался у местных крестьян. Когда район заняли немецкие войска, Бретнютца отправили в госпиталь, где ему ампутировали раненую конечность, но 27 июня он умер от развившейся гангрены. Обладатель RK, Бретнютц имел на счету 244 вылета и 36 "сбитых" самолётов, два из которых он "сбил" ещё в Испании. Официально считается, что в своём последнем бою он одержал 37 победу, сбив СБ-2.

В районе наступления группы армий ЮГ, советскими истребителями в воздушном бою был подбит Bf 109F-2 (w/n 8244), который пилотировал командир 8./JG 3 обер-лейтенант Вилли Штанге (oblt. W.Stange), якобы сбивший 12 самолётов на Западном фронте. Совершив вынужденную посадку на берегу Днестра, он погиб в перестрелке с красноармейцами.

Ранним утром в районе Львова, по немецкой версии одержал свою первую победу, сбив И-16бис, обер-лейтенант Вальтер Дахл (oblt. W.Dahl) из II/JG 3, однако сам был подбит, и совершил вынужденную посадку на советской территории. Избежав плена и гибели, Дахл вернулся в часть на следующий день, и впоследствии стал известным асом, "сбив" к концу войну 128 самолётов (из них 84 на СГФ), и занимая ряд высших командных должностей в руководстве люфтваффе.

Также в первый день войны, едва не была поставлена точка в карьере командира JG 54 капитана Ханнеса Траутлофта (hptm. H.Trautloft). Во второй половине дня над границей Восточной Пруссии, огнём бортстрелков СБ-2 был подбит его Bf 109F-2 (w/n 5761). При заходе на посадку выяснилось, что шасси выпустить невозможно, и лётчик посадил машину на фюзеляж. На счету Траутлофта было 5 самолётов "сбитых" в Испании (сам Траутлофт был и первым немецким летчиком, сбитым в той войне), и 12 "сбитых" самолётов на западном фронте. В боях 22 июня, он одержал по немецким данным 18 победу, сбив СБ-2.

Кроме командира JG 54, первый день войны мог стать последним и для командира II/JG 51 капитана Йозефа Фьёзо (hptm. J.Fo"zo"). Он также был сбит (подробности неизвестны), но остался жив, и 24 июня смог вернуться в часть. На его счету было 15 "сбитых" самолётов, из которых три он якобы сбил в Испании.

Впервые немецкие лётчики столкнулись с массовым применением намеренных таранов, в результате которых было потеряно не менее восьми самолётов. По советским данным, 22 июня было совершенно 14 таранов, но эти данные требуют дальнейших изысканий. Четыре подтверждённых обеими сторонами таранов, были применены против самолётов истребителей. Кроме вышеописанного случая с Шеллманном, в районе Бреста л-т П.С.Рябцев из состава 123 ИАП на И-153 таранил "мессершмит" который пилотировал фельдфебель Теодор Штебнер (fw. T.Schtebner) из состава 3./JG 51. Штебнер спасся на парашюте и вернулся в часть 25 июня. В первые минуты войны, мл.л-т Д.В.Кокорев из состава 124 ИАП на МиГ-3 таранил Bf 110 и спасся на парашюте, к-н А.С.Протасов на СБ-2 из состава 16 БАП также таранил двухмоторный истребитель-бомбардировщик, но сам при этом погиб. Некоторые исследователи считают, что оба Bf 110 принадлежали 4./SKG 210, однако, как видно из данных бундесархива, сами немцы уверенно считают потерянные самолёты этой части, сбитыми зенитным огнём. Поэтому можно предположить, что сбитые таранами Bf 110 числились в составе отрядов ближней разведки, причины потерь которых в немецких источниках, обозначены как неизвестные.

В первый день войны, все потери немецкой авиации по данным И.Прина, составили не менее 166 самолётов (в т.ч. 78 потерянных безвозвратно и подлежащих списанию, и 89 получивших повреждения, которые теоретически подлежали ремонту). Документально зафиксированные потери немецких истребителей, во многом расходятся с воспоминаниями очевидцев и обстоятельствами потерь. Эти расхождения подробно показаны отдельным списком (таблица 2). Все безвозвратные потери лётного состава составили 133 человека, из которых не менее 12 человек составляли лётчики-истребители. Несколько десятков пилотов и членов экипажей получили ранения, в т.ч. несколько пилотов истребителей. Двенадцать самолётов безвозвратно потеряла румынская авиация, около десятка машин было повреждено, потери лётного состава составили 37 человек, из которых более 20 погибли и попали в плен. Безвозвратных потерь в истребителях у румын не было, хотя четыре самолёта получили боевые повреждения.

В некоторых изданиях, основанных на пропагандистских сказках из ведомства Й.Геббельса, разбавленных приключенческими байками ветеранов люфтваффе, утверждается, что все немецкие потери 22 июня 1941 года составили 35 самолётов. Эти данные, несмотря на опубликованные ещё 13 лет назад немецкие архивные документы, продолжают иногда всплывать без всяких комментариев в различных компилятивных работах и повторяются "шоу-историками" в СМИ, как "серьёзные немецкие данные", в противовес "лживым советским сведениям" о двух сотнях сбитых немецких самолётов. Часто для "достоверности" своей лжи, приводятся уточнённые цифры советских потерь (особенно если они были выше), но при этом всегда, цифры немецких потерь, остаются на уровне немецких же пропагандистских сводок времён войны.

Получить представление о том, как с первого дня начали расти счета побед немецких асов и их союзников, можно на примере боевых действий на южном участке фронта. Штаб VIII авиакорпуса люфтваффе сообщил, что за 22 июня в воздушных боях было сбито 16 советских самолётов, помимо 142 уничтоженных на аэродромах. Ещё на 11 самолётов сбитых в воздухе и 37 уничтоженных на земле, претендовала румынская авиация. Всего 27 сбитых в воздухе и 179 уничтоженных на земле, что составляет в сумме 206 самолётов. В действительности же, было выведено из строя около 40 советских самолётов.* В воздухе было выведено из строя, в т.ч. зенитным огнём 17 машин, половина из которых получили лишь незначительные повреждения, и были восстановлены в тот же день.



* - в советской сводке указано 23 выведенных из строя самолёта, но при критическом рассмотрении это число необходимо увеличить.

Таблица 2

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка