Курсовая работа по мировой экономике «Научно-технический прогресс как фактор экономического роста»




старонка6/6
Дата канвертавання24.04.2016
Памер1.16 Mb.
1   2   3   4   5   6

3.2. Участие российских преприятий в процессах технической интеграции.

После всего сказанного выше возникает вполне уместный вопрос о том, в какой мере процесс глобализации технологического развития затрагивает российс­кие промышленные предприятия. Ведь от этого, согласно приводившимся теорети­ческим моделям, могут зависеть темпы экономического роста страны если не в краткосрочной, то по крайней мере в долгосрочной перспективе.

Для того, чтобы лучше оценить масштабы и значение международной техноло­гической интеграции в России будет уместно сначала рассмотреть некоторые более общие цифры. Согласно последним опубликованным на момент написания статьи сводным данным Госкомстата, в 1996 году инновационной деятельностью в России занималось 1278 промышленных предприятий32.

Большая часть таких инновационноактивных предприятий находилась в част­ной или в смешанной собственности (без иностранного участия) - 35,5 и 46%, соответственно. Полностью государственными являлись менее 15% из них, что прак­тически соответствовало на тот период доле государственных предприятий в россий­ской экономике.

Распределение инновационноактивных предприятий по отраслям промышлен­ности в 1996 году показывает, что бесспорным лидером здесь является машиностро­ение, где сосредоточено более 40% таких предприятий. Далее с большим отставанием идет пищевая промышленность, на которую приходится почти 20%. Следующую группу отраслей составляют химическая и нефтехимическая промышленность и лег­кая промышленность — 6—7%. Остальные отрасли заметно отставали в этот период по масштабам инновационной деятельности.

В качестве основных целей инновационной деятельности в 1994-1996 гг. россий­ские предприятия называли расширение ассортимента продукции (75,5%), улучше­ние качества продукции (34,2%),. сохранение традиционных рынков сбыта (27,9%), улучшение условий труда (19,2%), сокращение материальных затрат (18,5%), сниже­ние загрязнения окружающей среды и замену устаревшей продукции {по 16,6%), сокращение энергозатрат (13,8%), сокращение затрат на заработную плату (8,5%).

Исходя из этих сведений, можно было бы предположить, что основная часть проектов международного технологического сотрудничества будет сосредоточена на частных и находящихся в смешанной форме собственности предприятиях, работаю­щих в области машиностроения и пищевой промышленности. Это сотрудничество будет направлено на освоение совместно с ведущими иностранными фирмами или по их лицензиям новых для внутреннего российского рынка видов товарной продук­ции улучшенного качества.

Однако на практике ситуация складывалась несколько иным образом. Об этом можно судить по данным интересного исследования, опубликованного в конце 1997 года Центром исследований и статистики науки (ЦИСН), который проанализировал статистическую отчетность промышленных предприятий России за 1995 год33.

Согласно этим данным, в 1995 году российские промышленные предприятия осуществляли 3894 совместных проекта НИОКР. В них участвовали 43% инновацион­но- активных предприятий. В большей степени ориентировались на проведение совме­стных исследований и разработок предприятия металлургии, машиностроения, хи­мической промышленности, в меньшей степени - предприятия легкой и пищевой промышленности.

Однако 92% всех совместных проектов осуществлялось только российскими партнерами и лишь в 4% участвовали партнеры из стран СНГ. Проекты с участием партнеров из стран дальнего зарубежья составили и того меньше — 3,8%.

Степень вовлеченности в проведение совместных исследований оказалась почти в пропорциональной зависимости от размеров предприятий. Для крупнейших пред­приятий этот показатель находился на уровне 68%, а для предприятий с численно­стью работников от 50 до 99 человек снижался примерно до 10%. Это косвенно свидетельствует о наличии высоких входных барьеров на международном рынке передовых технологий.

Наибольшей склонностью к сотрудничеству с партнерами из стран СНГ отли­чались предприятия с числом работников от 50 до 99 (33,3% проектов внутри данной группы). Наивысшие показатели сотрудничества с партнерами из стран ЕС и Швей­царии - 6% - отмечены в группе предприятий с числом работников от 500 до 999, а с партнерами из США и Канады - 7,1% - в группе малых предприятий с числом работников до 49 человек.

Наблюдалась высокая диспропорция в структуре технологических обменов. При­обретали новые технологии 42% % инновационноактивных предприятий, в то время как передавали их только 3% таких предприятий.

Отчасти вопреки высказанной выше гипотезе, наибольшую активность в приоб­ретении новых технологий демонстрировали предприятия горнодобывающей (69,0%), пищевой и табачной (57,7%) и химической (49,7%) промышленности. Преобладаю­щую роль в этом процессе играли закупка оборудования (53%), использование ре­зультатов НИОКР (48%), приобретение лицензий (14%), ноу-хау и соглашения по передаче технологий (12%).

Импорт технологий из дальнего зарубежья был связан преимущественно с за­купкой оборудования. Патенты и лицензии приобретались значительно реже. Переда­вали новые технологии в 1995 году только 44 промышленных предприятия. Половина из них приходится на машиностроение. Экспорт технологий в дальнее зарубежье осуществляли всего 6 предприятий.

Приводимые цифры наводят на мысль о том, что по крайней мере в середине 90-х годов российские промышленные предприятия в целом находились на перифе­рии процесса международной технологической интеграции. Этот вывод подтвержда­ется и некоторыми другими оценками. Согласно одной из них, на долю России приходится менее \% мирового рынка высоких технологий, в то время как в стране работает 12% всех ученых мира34 (чем это не «опровержение» выводов об «эффекте масштаба» в моделях роста с эндогенным технологическим прогрессом?).

Однако нельзя не заметить, что в последние два года в этом направлении стали намечаться и определенные позитивные сдвиги. Из-за отсутствия статистических данных, об этом можно судить лишь по некоторым косвенным признакам.

Например, к июлю 1998 года российские научные организации и предприятия участвовали в осуществлении 26 проектов западноевропейской программы «ЭВРИКА».

Успешно доставлен на околоземную орбиту в ноябре 1998 года функциональ­ный грузовой блок «Заря» для новой международной космической станции, которая станет к 2004 г. основным центром международного сотрудничества по освоению космического пространства.

Но самые заметные сдвиги произошли в отечественной автомобильной промыш­ленности, где во второй половине 90-х годов наметилось более 10 производственных технологических альянсов с крупнейшими зарубежными компаниями по выпуску но­вых современных моделей автомобилей. Среди них — проекты ВАЗа с немецкой фирмой «Опель», ГАЗа с итальянской фирмой «Фиат», «Москвича» с французской фирмой «Рено», финансово-промышленной группы «Донинвест» с южнокорейской фирмой «ДЭУ», УлАЗа с американской фирмой «Дженерал Моторс» и другие.

Многие из этих проектов рассчитаны при выходе на проектную мощность на выпуск десятков и даже сотен тысяч автомобилей в год, а в перспективе на создание и серийный выпуск отвечающих последнему слову техники российских автомобилей.

Разразившийся в августе финансовый кризис несколько затормозил, но вряд ли нарушит коренным образом эти планы, поскольку они отвечают в равной мере интересам как российских автомобилестроителей, которые получают доступ к новым передовым технологиям, так и их зарубежных партнеров, которые открывают для своей продукции новые рынки в условиях обострения глобальной конкуренции. Так, по словам президента ОАО «ГАЗ» Н. Путина, сказанным в декабре 1998 года, сборка автомобилей «Фиат» на ГАЗе начнется с марта 1999 года. За год может быть собрано от 20 до 30 тысяч этих автомобилей35.

Подводя итог обсуждению взаимосвязей между экономическим ростом и глоба­лизацией процессов технологического развития, можно сделать вывод о том, что эта тенденция играет все более заметную роль в экономической жизни общества. Это находит вполне адекватное объяснение в новых моделях экономической динамики с эндогенным технологическим прогрессом, что является сильным аргументом в пользу последних. Однако определенные теоретические трудности, связанные с интерпрета­цией «эффекта масштаба», требуют дальнейшей работы по совершенствованию этого класса моделей.
Заключение.

Состояние общехозяйственной конъюнктуры в стране и мире опре­деляется темпами и пропорциями экономического роста. В долгосрочной перспективе динамика народного (мирового) хозяйства формируется под воздействием роста численности населения и использования достижений научно-технического прогресса — НТП.

С увеличением численности населения связано экстенсивное расши­рение производства и потребления, поскольку прибавляется число лиц, производящих и потребляющих товары и услуги. При этом рост емкости рынка не сопровождается усложнением структуры массового спроса.

Использование в процессе воспроизводства достижений НТП (глав­ным образом его технологической ветви, включая совершенствование ор­ганизации процесса воспроизводства) повышает эффективность экономи­ки. Емкость рынка в этом случае увеличивается за счет роста доходов, а не числа потребителей. При этом в структуре потребления повышается доля товаров и услуг длительного пользования. Это ведет к изменению соотношения спроса и предложения на товары и услуги кратковременного и длительного пользования, а, следовательно, и соотношения цен на них в пользу последних. В результате, при посредстве преимущественно конст­рукторской ветви НТП структура производства меняется вслед за сдвига­ми в структуре потребления.

Технологическая ветвь НТП ответственна за совершенствование способов производства товаров и услуг. Применение технологий более высокого уровня обеспечивает экономию ограниченных ресурсов в расче­те на единицу продукции и способствует доведению объема производства традиционных товаров и услуг до максимально возможного предела по­требления, а также - высвобождению ресурсов.

Конструкторская ветвь НТП призвана создавать новые виды товаров и услуг и совершенствовать их функциональные свойства, чтобы удовле­творять новые потребности, развивающиеся по мере увеличения доходов на душу населения. Использование достижений этой ветви требует вовле­чения в процесс воспроизводства дополнительных ресурсов, если растут затраты на единицу более качественной продукции и расширяется но­менклатура и ассортимент производимых товаров и услуг, и тем самым раздвигаются пределы потребления в расчете на душу населения.

Начиная с промышленного переворота в Великобритании (конец XVIII и начало XIX века) роль НТП в экономическом росте становится все более значимой. С тех пор позиции страны в мировой экономике и ее политический вес в мире во многом базируются на превосходстве в об­ласти техники.

Темп НТП после промышленного переворота стал на порядок выше. В период с 1820 по 1895 среднегодовой темп прироста ВВП на душу на­селения Великобритании - стране-лидере НТП - достиг 1,4% против 0,2% за время с 1700 до 1785 г36.

При среднегодовом темпе прироста 0,2% удвоение производительно­сти труда достигается за 350 лет, а при увеличении на 1,4% в год - доста­точно 50 лет.

Еще более интенсивным стал НТП в XX веке, когда лидерство в эко­номическом развитии перешло к США. При среднегодовом темпе прирос­та ВВП на душу населения в 2,0% двукратное повышение эффективности достигается за 35 лет, а за 105 лет - обеспечивается увеличение в 8 раз. За последние 200 лет средневзвешенная по отраслям народного хозяйства эффективность передовой техники повысилась в 25-30 раз.

НТП оказал существенное влияние на динамику численности насе­ления. Начало индустриализации повсеместно сопровождалось повыше­нием темпов роста численности населения, но затем обнаруживалось не­уклонное в долгосрочной перспективе замедление динамики данной пе­ременной. Это связано с тем, что улучшение благосостояния сначала ве­дет к снижению смертности и увеличению продолжительности жизни, а затем и к меньшей рождаемости. Изменение соотношения смертности и рождаемости определяет динамику численности населения.

В частности, в Великобритании среднегодовой темп прироста чис­ленности населения повысился с 0,6% в последней четверти XVIII века до 1,7% в первой четверти XIX века; во второй половине XIX века он опус­тился до 0,8%. В США в первой половине XIX века численность населе­ния прирастала в среднем на 3,0% в год, а через 100 лет, в первой полови­не XX века этот показатель снизился до 1,4%. Во второй половине XX века он не намного превышал 1,0%, в том числе в последней четверти XX века - опустился ниже 1,0%. В большинстве европейских стран среднего­довой темп прироста численности населения в конце XX века находился в диапазоне от 0,0 до 0,6%.

Не только в развитых странах, но и во всем мире темпы прироста на­селения обнаружили тенденцию к неуклонному снижению. В 1990-х го­дах этот показатель снизился в мире до 1,4% (у совокупности развитых стран - до 0,7%) против 1,7% в 1980-х годах и 2,0% (в развитых странах -1,2%) в 1951-1973 г.

Демографические процессы ныне отличаются устойчивостью. От­клонения от вековой тенденции к замедлению роста численности населе­ния не велики. Ролью этих отклонений в формировании волн в экономи­ческом росте в современных условиях можно пренебречь. В прошлом ми­грационные потоки оказывали более ощутимое влияние на изменения в динамике численности населения в отдельных странах. Эти потоки фор­мировались под влиянием циклических процессов в европейских странах и, в свою очередь, оказывали мощное воздействие на деловую активность в странах Нового Света.

Например, в XIX столетии и в первом десятилетии XX века рост численности населения США во многом определялся притоком имми­грантов, интенсивность которого была неравномерна. Каждый прилив иммиграционной волны сопровождался усилением строительной и общей деловой активности. Поднятые таким образом волны деловой активности средней продолжительностью около 20 лет, наблюдавшиеся в США до 1913 г., были названы в честь их первого исследователя циклами Кузнеца.

Что касается России, при слабом “внутреннем” стимулировании инноваций, что пока составляет специфику и одну из основных особенностей нашей экономической жизни на ее микро уровне, нам еще в течение какого-то времени следует поддерживать повышенный уровень регуляторных воздействий со стороны государства и, само собой, всемерно укреплять и развивать соответствующие межгосударственные отношения. Конечно, конкретные научные разработки и программы таких регуляторных вмешательств государственных органов и их организационных структур - не только дело настоящего, но в еще большей мере будущего. Уже сейчас некоторые надежды можно связывать с решением о создании международного научно-технического совета как единого координирующего органа Содружества государств. Мы, однако, накопили уже слишком большой арсенал надежд, которым не суждено сбыться. Крайне необходимо прекратить пополнение этого арсенала.



Библиография.


1. Твисс Б. Управление научно-техническими нововведениями. Сокр. пер. с англ. - М.: Экономика. - 1989

2. Бетехтина Е., Пойсик М. Мировая практика формирования научно-технической политики. - Кишинев.: 1990

3. Современные Соединенные Штаты Америки. - М.: Политиздат. -1988

4. Санто Б. Инновация как средство экономического развития. Пер. с венг. - М.: Прогресс. – 1990

5. Ф. Глисин., Взаимодействие промышленных предприятий Росси с зарубежными партнерами в области инновационной деятельности.// Вопросы статистики №6 1997.

6. Д. Львов – НТП и экономика переходного периода.// Вопросы экономики

11 1991.



7. С . Макконелл., Экономикс. Пер. с англ. – М: Туран 1996.

8. В. Логинов., Инновационная политика: меры по активизации.// Экономист

9 1994.



9. Л. Бжилянская., Инновационная деятельность: тенденции развития и меры

государственного регулирования.// Экономист №3 1996.

10 Пороховский А. А., Новая Экономика: Американский вызов.,

США и Канада, июнь 2001.

  1. Пороховский А. А. Экономические вызовы нового столетия

США и Канада, сентябрь 2000.

  1. Даниелов А. Р. , Развитие высокотехнологичного сектора американской промышленности, США и Канада, февраль 2001.

13.web-site: www.economist.com

  1. Дж. Ходжсон Социально-экономические последствия прогресса знаний и нарастания сложности., Вопросы экономики, №8, 2003

  2. В. Г. Клинов. Волновая природа научно-технического прогресса и большие циклы конъюнктуры мирового хозяйства, Общество и экономика, №6, 2002.

  3. Дагаев А. А. Экономический рост и глобализация технологического развития.

Менеджмент, №3, 2002.

  1. Хайек Ф. Индивидуализм и экономический порядок. М., 2000.

  2. Макаренко В. О развитии человеческого потенциала в РФ, Общество и экономика, №6. 2002.

  3. Госкомстат России. Российский статистический ежегодник- М., 1997.

  4. Центр исследований и статистики науки.

Технологические инновации в России-М., 1997.

  1. Клинов В. Г. экономический рост –США- Эпи, М., №7, 1998.

  2. Парламентская газета. Россия должна занять достойное место в мире.17 мая ,2003.

  3. web-site: www.e-reports.hut.ru

  4. web-site: www.finansy.ru

  5. web-site: www.fregat.com



1 Указ Президента Российской Федерации № 440 от 01.04.1996 г.

21 Our Common future. World Commission on Environment and Development. N. Y., Oxford University, 1987.

2 Boston M.J. and Low L.J. Capital, Technology and the Economic Growth // Technology and the Wealth of Nations , 1992, pp. 17-55.

3 Romer P.M. Endogenous technological change // Journal of Political Economy, Na 5, 1990, V.98, pp. 71-102.


31 Lucas R. Е. On the mechanisms of economic development // Journal of Monetary Economics № 1, 1998, V.22, pp. 3-42.

3 Более детальное описания модели Ромера в отечественной литература можно найти, например, в книге: Дагаев А. А. Фактор НТП в современной рыночной экономике. - М.: Наука, 1994.




41 Grossman G.M. and Helpman E. Product development and international trade // Journal of Political Economy, N6, 1989, V.97, pp.1261-1283; 2 2 Grossman G. M. and Helpman E. Trade, Innovation and Growth //American Economic Review, May, 1990, pp. 86-91.
1 Jones C.I. R&D - Based Models of Economic Growth // Journal of Political Economy, № 4, 1995, V.103, pp. 759-784.

55 " Дагаев А.А. Конкуренция и кооперация н области передовых технологий //Проблемы теории и практики упрааления, Ма 2, 1994, с. 85-89

6 Материалы и данные экого раздела взяты на сайте www.economist. com

7 Keys to Management ,David Cotton, 2000.

8 Economics, McConnel and Brue, 1999.

9 Там же.

10 www.economist.com

11 Там же.

12 www.commersant.ru

13 Кликов В.Г. Большие циклы... с. 43.

14 Maddison A. Phases of Capitalist Development.-Oxford, 1982, p. 104-105.


15 Клинов В.Г. Большие циклы ... с. 29


16 Клинов В.Г. Экономический рост США: ретро­спектива и перспектива. - США - ЭПИ, М., 1998, № 7, с. 17.


17 Рассчитаны в текущих ценах по: National Accounts of OECD Countries. - Paris, 1981. Kristensen T. Development in Rich and Poor Countries. - N.Y., 1974, p. 24.



18 "Research -Technology Management., N5, 1997.V.40, pp.2-3.


19 . "Research -Technology Management., N5, 1997.V.40, pp.2-3.


20 "Проест TACIS-ACE T95-4003-R. Project proposal.

21 s Ashton D., Green F. Education, Training and the Global Economy. Cheltenham, Edward Elgar, 1996; Goldin C., Katz L. Technology, Skill, and the Wage Structure: Insights from the Past. - American Economic Review, 1996, vol. 86, No 2, p. 252-257.

22 1 Saviotti P. Technological Evolution, Variety and the Economy. Alclcrshot, Edward Elgar, 1996.


23 1 Позднее эта идея получила развитие в работе Г. Бравермапа (Bravcrman H. Labor and Monopoly Capital: The Degradation of Work in the Twentieth Century. N.Y.: Monthly Review Press, 1974).

24 s Ashton D., Green F. Education, Training and the Global Economy. Cheltenham, Edward Elgar, 1996; Goldin C., Katz L. Technology, Skill, and the Wage Structure: Insights from the Past. - American Economic Review, 1996, vol. 86, No 2, p. 252-257

25 "Подробное изучение сотен конкретных производств, базирующихся в десят­ках стран, показало, что конкурентоспособны в международном масштабе не тс ком­пании, которые используют самые дешевые производственные ресурсы или характе­ризуются самыми крупномасштабными операциями, а тс, что способны непрерывно совершенствоваться и внедрять нововведения" (Porter M., van dcr LLndc С. Towards а New Conception of the Environment-Competitiveness Relationship. - Journal of Economic Perspectives, 1995, vol. 9, No 4, p. 98).

26 Zuboff Sh. In the Age of the Smart Machine: The Future of Work and Power. Oxford, Heincmann, 1988, p. 291.


27 . Ibid., p. 308.

28 Томас Джефферыш уподобил знания свече: се свет не станет слабее, если зажечь от нее другую свечу.


29 "Arrow К. Economic Welfare and the Allocation of Resources to Invention. In: Nelson R. (cd.). The Rate and Direction of Inventive Activity: Economic and Social Factors. Princcton, Princcton University Press, 1962, p. 616.


30 '^Veblen T. The Place of Science in Modern Civilisation and Other Essays. New York, Huebsch, 1919.

31 Шумпстср И. Капитализм, социализм и демократия. М, 1995, с. 527-528.

32 ''Archibugi D. and Michie J. Op. Cit.,1997.


33 Центр исследований и статистики науки. Технологические инновации в России. - М.:1997


34 Известия-1998-15 авг.

35 мРоссийская газета. - 1998. - 12 дек.


36 Клинов В. Г. Большие циклы конъюнктуры мирового хозяйства - М., 1992, с. 28.


1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка