Космические узоры и картины (напечатано в журнале "Инженер" №№8–9, 2012)




Дата канвертавання24.04.2016
Памер191.73 Kb.

КОСМИЧЕСКИЕ УЗОРЫ И КАРТИНЫ

(напечатано в журнале "Инженер" №№8–9, 2012)

Сагредо. – Если бы конец пишущего пера, находившегося на корабле в продолжение всего моего плавания от Венеции до Александретты, был способен оставлять видимый след всего своего пути, то какой именно след, какую отметку, какую линию он оставил бы?

Симпличио. – Оставил бы линию протяжением от Венеции до конечного места, не совершенно прямую, а вернее сказать, протянутую в виде дуги круга, однако более или менее волнистого, в зависимости от того, в какой степени качался в пути корабль…

Сагредо. – Если бы, следовательно, художник по выходе из гавани начал рисовать этим пером на листе бумаги и продолжал бы рисование до Александретты, то он мог бы получить от его движения целую картину из фигур…, хотя бы след, оставленный … концом пера, был бы не чем иным, как весьма длинной и простой линией.

Г. Галилей "Диалог о двух главнейших системах мира"
В последнее время космос преподносит астрономам сюрприз за сюрпризом. Открыт ряд загадочных космических объектов, не предсказанных астрофизикой и противоречащих ей. Чем совершенней становятся методы наблюдений, тем больше таких сюрпризов. В своё время И. Шкловский утверждал, что открытие таких "космических чудес" подтвердило бы реальность внеземного разума, его огромных технических возможностей. Но реально "космические чудеса" показали отсталость земной науки, которую опиум релятивизма охмурил настолько, что теперь она не может внятно объяснить обычных космических явлений, вызванных естественными причинами. Релятивистам всюду мерещатся зелёные человечки, чёрные дыры, белые карлики, красные гиганты и другие бредовые мистические видения.

Впервые с такими загадками наука столкнулась в случае пульсаров – объектов, излучающих частые радиосигналы. Сначала их приняли за сигналы внеземных цивилизаций, обозначив пульсары как "LGM" (Little Green Men – маленькие зелёные человечки), ибо не знали механизмов генерации звёздами мощных импульсов радиоизлучения, идущих с периодом в доли секунд. Поздней их придумали, но оказались они не лучше зелёных человечков: пульсары сочли сверхъестественными нейтронными звёздами с плотностью в триллионы раз выше плотности воды, с огромным магнитным полем и безумной частотой вращения. Но если верна механика Галилея, и свет следует принципу относительности Галилея, принятому Баллистической Теорией Ритца (БТР), то свойства пульсаров объяснимы без всякой мистики [1].

Так, радиоизлучение пульсаров – это свет звёзд, преобразованный эффектом Ритца [2]. Звезда, летя ускоренно по орбите, каждый момент сообщает свету разную скорость, отчего бегущие подряд гребни световых волн постепенно расходятся, словно бегуны на дистанции (растягивая интервалы, световые волны и переводя свет в радиоволны, как у радиопульсаров), либо сходятся (сокращая длины световых волн и переводя свет в рентгеновские лучи, как в рентгеновских пульсарах). Прибавку скорости пульсара к скорости света c подтвердил и пульсар PSR B1937+21, радиолучи которого достигают Земли со скоростью большей, чем c. Также эффект Ритца меняет видимые яркость, частоту и длительность процессов, отчего вспышки пульсаров, вызванные вращением звезды B возле звезды A с орбитальным периодом P (часы или дни), кажутся с расстояния L в тысячи раз чаще (рис. 1). Такое возможно, когда двойная звезда-пульсар летит вокруг третьей звезды C, придающей системе лучевое ускорение ar близкое к критическому a0=-c2/L. Тогда видимый период обращения и вспышек пульсара P'=P(1+arL/c2) сожмётся по эффекту Ритца в тысячи раз. Это напоминает эффект, открытый Рёмером: галилеевы спутники, кружа возле Юпитера с периодом порядка суток, меняют видимый период обращения от движения вокруг Солнца [3]. Но если тут эффект Доплера сокращает видимый период P'=P(1+Vr/c) на минуты, то эффект Ритца сжимает периоды в тысячи, в миллионы раз – с суток до долей секунд. Итак, видимые периоды пульсаров это не истинные периоды их вращения, а мнимые, подобно периодам спутников Юпитера.

Видимый период спутников Юпитера плавно меняется в течение года от изменения лучевой скорости Vr Юпитера. Плавное изменение периода есть и у пульсаров. У радиопульсаров период растёт, у рентгеновских – снижается [4], что, видимо, тоже вызвано изменением лучевого ускорения ar в ходе орбитального движения и соответствующего изменения степени сжатия периода по эффекту Ритца [1]. Похожее плавное изменение периодов мигания есть у карликовых цефеид и звёзд типа RR Лиры (лирид) [5]. Учитывая, что периоды миганий этих звёзд составляют часы и сутки, вполне возможно, что реальные периоды их обращения, вызывающие мигания, гораздо больше и на деле не меняются, а кажутся переменными по эффекту Ритца. Впрочем, вариации периодов пульсаров, цефеид и лирид могут быть вызваны и реальным изменением орбитальных периодов, обычным среди двойных звёзд [6].

Изменение скорости света и видимого периода создаёт и другие любопытные эффекты. Раз свет звезды, летящей по круговой орбите, получает разную скорость, то лучи, испущенные в разные моменты, могут к нам прибывать одновременно. Тогда виден ряд изображений звезды в разных точках её орбиты. Де Ситтер и П. Бергман сочли в 1920-х гг., что отсутствие таких раздвоений звёзд доказывает ошибочность теории Ритца. Однако В.И. Секерин показал, что эффект двоения прежде и не могли заметить от слабости телескопов [3]. Двойное изображение звезды, летящей по орбите диаметра D со скоростью V и периодом P, возникнет, если свет, посланный со скоростью c+V в момент приближения звезды, догонит на пути L к Земле свет, посланный звездой со скоростью c–V на полпериода раньше (рис. 2). То есть, если L/(c–V)–L/(c+V)≈2LV/c2>P/2. Чем сильней это превышение, тем выше число лишних изображений N≈[4LV/c2P]. Поскольку P=πD/V, то условие двоения: 4V2c2>D/L. Обычно V<200 км/с, и максимальный угол α, под которым можно наблюдать раздвоенную звезду, составит D/L<4V2c2=5,7·10–7 рад=0,1'' – долю угловой секунды, что ниже разрешающей способности прежних телескопов ~1''. То есть двойные изображения просто не могли различить.

Но техника шла вперёд: разрешающая способность орбитального телескопа "Хаббл" достигла 0,1'', а у радиотелескопов и телескопов-интерферометров – даже 0,001''–0,0001''. Едва появились эти приборы, теория Ритца стала получать одно подтверждение за другим [7]. Сначала открыли лишние изображения у квазаров, галактик, затем у звёзд. Для галактик увидеть лишние изображения проще. Ведь галактики ярче и дальше, летят в скоплениях с высокими скоростями V, вплоть до 1000 км/с, а свет их не переизлучается межзвёздным газом, снижающим эффективное расстояние L, где копится разность хода лучей [1].



Итак, предсказание теорией Ритца кратных изображений блестяще подтвердилось. А попытки задним числом истолковать лишние изображения через гравитационные линзы провалились, ибо количество, структура изображений и замеры масс галактик противоречат прогнозам теории относительности. Ведь по теории относительности гравитационная линза создаёт не более двух изображений, а их наблюдают по три-четыре и более. Зато по Ритцу число лишних изображений N≈[4LV/c2P] не ограничено. По теории относительности изображения зеркально симметричны относительно оси линза-источник, а на деле располагаются произвольно. И в теории Ритца изображения могут быть где угодно, в любых точках эллиптической орбиты, по которой летит галактика. По теории относительности масса галактик-линз огромна, хотя измеренные массы невелики. А по Ритцу масса галактик не важна, раз изображения формирует не поле тяготения. Астрофизики пытались спасти положение, вводя всё новые гипотезы о распределении масс в галактиках, о невидимой тёмной массе и т.п., умудрившись объяснить четверные изображения (крест Эйнштейна). Но, когда стали наблюдать по пять и более изображений, дело застопорилось, и все эти попытки стали выглядеть натянуто и малоубедительно, особенно на фоне простого объяснения по теории Ритца.

Самое яркое доказательство теории Ритца высветили новые и сверхновые звёзды. Во время вспышек их изображения двоятся уже в телескопах с разрешением около 1'': видны либо два компонента системы, либо двойное изображение одной звезды. Ла Роза ещё в 1920-х гг. предсказал двойственность этих звёзд, что блестяще подтвердило БТР [1, 6]. Но почему двойные изображения видны под углом выше критического 0,1''? Просто вспышки вызваны одновременным приходом световых лучей звезды по ритц-эффекту, который не только наращивает яркость звезды, но и сжимает видимый орбитальный период P' почти до нуля, как в пульсарах. Тогда лучам, испущенным со скоростью c+V, проще догнать лучи со скоростью c–V, раз на дистанции L им надо выиграть уже не P секунд, а P'=P(1+arL/c2)<<P. То есть условие раздвоения изображений: 2LV/c2>P'/2, откуда угол, под которым можно видеть двойные изображения,– уже α=D/L=(4V2c2)P/P'=0,1''·P/P'. Раз степень сжатия видимого периода P/P' достигает тысяч, то лишние изображения можно наблюдать под углами в минуту – в обычные телескопы. Впрочем, выпадает такая возможность редко: когда от эффекта Ритца период сильно сжимается, а яркость системы сильно растёт, рождая вспышки звёзд.

Поясним это графически. У звезды, летящей по круговой орбите, график лучевых скоростей Vr – синусоида (пунктир на рис. 2). Но свет, приобретая скорость звезды, летит к Земле со скоростью cVr, отчего из точек 1, где звезда удаляется, свет запаздывает на LV/c2, а из точек 2 – на столько же опережает график, и регистрируют скос графика лучевых скоростей (сплошная). Для орбит большого диаметра D, различимых под углом α=D/L>1''>0,1'', перекос сохранял график однозначным: каждому моменту t* отвечало одно изображение звезды. Если же пара звёзд летит вокруг третьей с ускорением ar≈-c2/L (рис. 1), то от сжатия периода P'=P(1+arL/c2)<<P график лучевых скоростей сожмётся по оси t, а сдвиги LV/c2 точек 1 и 2 сохранятся и превзойдут P', сделав график неоднозначным от перехлёста ветвей. Каждому моменту t* отвечает ряд изображений звезды, разом видимых вдоль её орбиты в телескоп.

Число лишних изображений N≈[4LV/c2P']=[4LV/c2(1+arL/c2)P] должно меняться от вариаций лучевого ускорения ar в ходе движения звёзд по орбите. Такой эффект реально открыт в остатке сверхновой SN 1987A: на её центральном кольце сначала загорелась одна звезда, затем вторая, а затем всё больше и больше. "Кольцо" превратилось в "жемчужное ожерелье", природу которого не могли разгадать. А теория Ритца описывает все детали космических сокровищ-самоцветов: яркое кольцо – это изображение летящей по орбите звезды, растянутое и размноженное вдоль эллиптической орбиты [7, 8]. Не зря в центре кольца-орбиты видна главная звезда. Её вспышка в 1987 г. вызвана движением этой пары звёзд вокруг третьей звезды с ускорением близким к критическому ar≈-c2/L. В ходе движения по широкой орбите ускорение ar чуть менялось, отчего центральная звезда после вспышки бледнела, а звезда, летящая вокруг неё по орбите, становилась ярче от приближения её ускорения ar к -c2/L, и число её лишних изображений N≈[4LV/c2P'] нарастало от сжатия P'=P(1+arL/c2).

Именно такая динамика у SN 1987A: кольцо разгорается всё ярче, на нём проступает всё больше ярких жемчужин-звёзд, нанизанных на нить орбиты. Такие "жемчужные ожерелья" в космосе не редкость: одну туманность так и назвали: "Ожерелье". Открыто двойное кольцо из звёзд и в центре Туманности Андромеды, где красная и синяя звезда, летя вокруг общего центра масс по эллиптическим орбитам, дают от сильного сжатия периода P' тысячи (N≈[4LV/c2P']≈1000) одинаковых изображений, усеивающих орбиты и водящих хороводы вокруг центра [7]. Но для астрофизиков, проповедующих релятивистское учение Эйнштейна, эти разноцветные небесные олимпийские кольца остаются такой же загадкой, как кольца и спутники Юпитера и Сатурна – для схоластов, проповедавших геоцентрическое учение Аристотеля. Большие ускорения сильно сжимают орбитальные периоды звёзд и в центре нашей Галактики, что релятивисты толкуют на основе мистических сверхмассивных чёрных дыр.

Так и кольца, дуги-полумесяцы, видимые вокруг иных галактик,– это изображения галактик-спутников, размноженные или растянутые вдоль кольцевой орбиты, по которой меньшая галактика облетает большую (рис. 1). Ведь звёзды в галактиках движутся с разными лучевыми скоростями, придавая разные скорости свету, который у одних звёзд отстаёт, а у других – приходит досрочно, отчего изображение галактики "размыто" вдоль траектории полёта. Вот почему изображения галактик, размытые вдоль орбит, имеют форму окружностей, эллипсов и дуг. Но и эти изображения хотят истолковать по теории относительности как искажения света гравитационными линзами, вопреки наблюдаемой форме изображений и замерам масс "галактик-линз". А баллистическая теория легко объясняет все видимые конфигурации – кольца, дуги, выбросы-джеты, "хвосты" и призрачные "мосты" меж галактик. Всё это суть траектории, вдоль которых размыты изображения движущихся галактик (рис. 3).

Так же размыты в кольца изображения некоторых звёзд. Ведь звёзды вертятся вокруг оси, отчего убегающий край звезды испускает свет со скоростью c–v, набегающий – со скоростью c+v, а промежуточные участки – с промежуточными скоростями (рис. 1). В итоге свет участков запаздывает по-разному, растягивая изображение звезды вдоль траектории полёта. Если звезда удалена на расстояние L и летит по орбите с периодом P, то размыв звезды вдоль всей орбиты произойдёт при условии 2Lv/c2>P [7]. Это условие тоже редко выполнено. Потому в обычные телескопы видны звёзды-точки: дуга, по которой размыта звезда, составляет малую часть 2Lv/c2P от всей орбиты. В итоге для звёзд с широкими, хорошо видимыми орбитами и большими периодами P размытие ничтожно, а для малых орбит, с малым периодом P, кольцо размыва полное, но неразличимое. Однако, если пара звёзд летит в поле тяготения третьей звезды, сообщающей им ускорение в направлении Земли, так что ar≈-c2/L, то от сжатия периода P'=P(1+arL/c2) удастся наблюдать эффект полного размытия 2Lv/c2P'≥1 и для широких орбит, видимых издалека. Так, у SN 1987A, где за счёт ar≈-c2/L повышена яркость и снижены видимые орбитальные периоды P'≈0, можно видеть изображения звёзд не только размноженными, но и размытыми вдоль орбит. В итоге у SN 1987A, кроме центрального кольца, видна пара крупных колец, природа которых – загадка, поскольку они, как признают астрономы, не могли быть следствием вспышки (типа сброшенной газовой оболочки). А по Ритцу три кольца – это орбиты трёх звёзд, образующих систему: у одной звезды – малая орбита, у двух других – большие орбиты близкого радиуса. Изображения трёх звёзд размыты и размножены вдоль их орбит, отсюда – три ярких кольца. Но астрофизики, опоённые релятивизмом, строят нетрезвую модель в виде чаши, бокала (рис. 2).



Итак, орбитальное движение рождает яркие узоры в форме колец, эллипсов и дуг. Если же галактика, звезда свободно летит по прямой, её изображение вытянется в отрезок, словно у болида, "падающей звезды". Отсюда яркие "выбросы-джеты" галактик: это видны лучи света, одновременно пришедшие от галактики, посылавшей их из последовательных положений с растущей скоростью (рис. 3). "Выбросы" хорошо видны в радиодиапазоне: многие галактики имеют по бокам вытянутые в линию двойные радиоизображения – "уши". Эти "уши" – тоже результат прихода света со скоростью c–v и c+v – от удаляющихся и приближающихся участков галактики (её ядра или короны-гало): первые – отстают, вторые – опережают оптическое изображение галактики, пришедшее со скоростью c. В итоге три изображения выстроены вдоль прямой траектории полёта. Так же вытянуты или сжаты вдоль линии полёта изображения звёзд, например, Альтаир, Ахернар, Бетельгейзе, имеющие вид не шара, а дирижабля (рис. 1). Астрофизики так и не смогли объяснить столь сильную "деформацию" звёзд, причину её быстрых вариаций и связь направления "деформации" с направлением полёта звезды, скажем, у β Лиры и α Льва (Регул). Причём у ряда звёзд, например у Миры Кита, наблюдаемые в радио- и рентгеновском диапазоне изображения растянуты вдоль траектории полёта в столь длинные жгуты (у Миры их длина – 13 световых лет), что их принимают за "аккреционные диски", "выбросы" и "кометные хвосты" звёзд. А БТР сходу объясняет эти иллюзорные хвосты и деформации. Аналогично искажён вид галактик, отчего многие из них кажутся вытянутыми вдоль полярной оси, а их диски – деформированными, как на полотнах Сальвадора Дали (скажем, у галактики ESO 510-13 в форме ковбойской шляпы).

Если полёт по прямой сочетается с качанием по орбите, то траектории звёзд и галактик усложнятся. Покачивание то в одну, то в другую сторону от прямого пути формирует, как в примере Галилея, волнистую линию. Так движется Сириус и его спутник (рис. 4). Вообще же, сочетание прямолинейного и кругового движений образует спираль, винтовую линию, что иллюстрирует гимнастическая лента, вьющая кольца на лету. В проекции на картинную плоскость спираль даёт волнистые кривые – трохоиды (по ним движутся точки на колёсах поезда [9]). Когда звезда летит по круговой орбите, и орбитальная скорость мала по сравнению с поступательной V, то видимая траектория – почти синусоида. Если же орбитальная скорость выше поступательной, или орбита эллиптическая, то траектория усложнится, образует петли, самопересечения. Изображения звёзд и галактик, размытые и размноженные вдоль этих траекторий, формируют красивые узоры в виде спиральных, волнистых, петляющих линий, типа разноцветных лент серпантина. И такие пёстрые нитевидные узоры, будто из разноцветных волокон пряжи, свитых в змеиный клубок, реально открыты в космосе.

Так, выброс из галактики Дева A, видимый в радиодиапазоне, имеет чуть волнистую форму. Значит, галактика летит по прямой, покачиваясь то в одну, то в другую сторону под влиянием тяготения галактики-спутника, словно пьяные, идущие по извилистому пути под тяготением Земли. Так и другие галактики формируют волнистые следы в виде синусоид, циклоид и трохоид. Яркие примеры: кластер Форнакса, галактики NGC 4038 и 4039 (рис. 4). Той же природы дугообразные выбросы и хвосты галактик. Обычно эти странные узоры интерпретируют как результат гравитационного линзирования, либо столкновения и взаимодействия галактик. Но, возможно, эти узоры – лишь вытянутые вдоль волнистых траекторий изображения самих галактик и их спутников. Этим можно объяснить и галактические цепи: многие галактики выстроены в протяжённые волнистые цепочки-гирлянды (скажем, цепочка Маркаряна). Не исключено, что эти структуры – изображения одной галактики или скопления, размноженные, растянутые вдоль траектории полёта от неравенства скоростей света.

Извилистые яркие линии и цепочки видны и в нашей Галактике. Так, извилистый "выброс" у Hen 3-1475 может быть изображением звезды, размытым вдоль участка траектории-синусоиды. А телескоп "Спитцер" выявил в космосе пару синусоид – светящихся спиралей, свитых наподобие молекулы ДНК. Природа этого образования столь загадочна, что некоторые заговорили о божественном знаке или сигналах внеземного разума ("чудо Шкловского"): мол, в космосе есть жизнь. Но в БТР спирали нашли прозаичное объяснение: это две ярких звезды или два ярких скопления, кружащие по орбите вокруг общего центра масс, летящего по прямой. В итоге изображения размыты вдоль траекторий-синусоид, отражающих колебания в противофазе (как для Сириуса и его спутника, рис. 4). Вот откуда двойная спираль.

Другое космическое чудо – открытый в созвездии Орла объект SS 433, от которого в обе стороны штопором расходятся спирали, принятые в радиодиапазоне за струи газа, бьющие с огромной скоростью из крутящейся звезды, наподобие раскрученного кнута (рис. 5). Эту скорость в 80000 км/с нашли по эффекту Доплера. В спектре SS 433 выявили три системы линий: одну – без смещения, а две другие – с гигантским смещением (отвечающим скорости порядка четверти световой), колеблющимся с периодом в 164 дня (рис. 6). Такой график смещений говорил о противофазном движении двух звёзд по круговой орбите возле третьей звезды. Гигантская орбитальная скорость заставила учёных отбросить эту модель [4], но если смещения вызваны эффектом Ритца, а не Доплера, то скорость звёзд в сотни раз ниже, и модель трёх звёзд вполне вероятна. Эффект Ритца объяснит и постоянное красное смещение звёзд-спутников: оно вызвано ускорением свободного падения ar излучающих атомов, разным на поверхности трёх звёзд и дающим разные сдвиги частоты f'=f/(1+arL/c2) [2]. Ритцеву природу смещений подтвердили и колебания яркости с периодом в 164 дня [10].



Движение центральной звезды A под влиянием звёзд B и C близкой массы шло как раз бы по спирали (рис. 5). Ведь противофазные колебания центральной звезды в поле тяготения двух звёзд, интерферируя, не могут точно уравнять друг друга: массы звёзд не совсем совпадают, и летят не точно в противофазе. В итоге центральная звезда под несбалансированным воздействием виляет от прямого пути то в одну, то в другую сторону со 164-дневным периодом, выписывая в пространстве спираль (эти виляния видны в радиодиапазоне как махания "выбросами" с тем же 164-дневным периодом, словно Орёл машет крыльями [4, 7], рис. 6). Витки спирали могут сжиматься и расширяться по мере изменения точности баланса от изменения масс звёзд и фазовых соотношений. Эти отклонения под действием двух почти равных колебаний напоминают биения. А траектория центральной звезды напоминает фрагмент графика биений: поступательное движение звезды производит "развёртку" этого колебания. Так и возникает двойная спираль-штопор от размыва изображения центральной звезды A вдоль траектории. Объясняет модель и ряд других свойств SS 433, включая разбиение струи на яркие сгустки. На деле это – размноженные вдоль траектории изображения той же звезды от её мелких колебаний с периодом в 13 дней под влиянием ещё одного спутника [4, 10].

Ещё одно "чудо", в виде закрученного восьмёркой кольца, астрономы открыли в созвездии Стрельца (рис. 7), но не смогли решить загадку "светящегося кольца газа". Реально же это – либо фрагмент ещё одной двойной спирали, рождённой парой звёзд, либо траектория одного объекта, участвующего в двух круговых движениях – по орбите-кольцу с периодичным отклонением от этой орбиты под влиянием кружащего рядом спутника. По сути, это – фигура Лиссажу (то есть сумма двух перпендикулярных колебаний) с отношением периодов P1:P2=1:2. Часто периоды не точно кратны, отчего траектория незамкнута, и звезда укладывает один виток орбиты рядом с другим. Так из ряда витков и формируется широкая кольцевая лента. Той же природы могут быть и перекрученные яркие ленты на месте вспышки SN 1006, сплетенье лент в Петле Лебедя (Туманность Вуаль или NGC 6960, рис. 4).

Поскольку размах обоих колебаний звезды часто сопоставим (скажем, если звезда колеблется под влиянием двух звёзд-спутников), а периоды колебаний не кратны друг другу, или относятся как большие числа, то траектории уже посложнее. Они формируют узоры в виде фигур Лиссажу, эпитрохоид или гипотрохоид (их чертит прибор-спирограф, рис. 8), напоминающих розетку, цветок, где лепестки-траектории, уложенные виток к витку, почти вплотную заполняют фигуру, как инженер или художник, наносящий параллельные штрихи, или сетку штрихов. Такие картины и наблюдают в форме туманностей (скажем у HD 44179), где видны параллельные светящиеся волокна и поперечные X-образные системы волокон в виде сетчатой паутинной структуры. Их принимают за волокна газа, хотя это – изображения звёзд, размытые вдоль траекторий. Вот почему они тусклые и прозрачные: сквозь них виден свет дальних объектов, который, имея иную скорость, прошёл здесь раньше или позднее, чем оставившая след звезда. Не зря призрачные туманности напоминают смазанный фотоснимок с затяжной экспозицией, где контуры подвижных объектов просвечивают сквозь друг друга.



Поскольку звёзды летят по правильным траекториям, многие туманности имеют удивительно симметричную форму: тут и восьмёрки, и прямоугольники, и симметричные петли, вензели – всем им отвечают траектории звёзд в виде трохоид, эпитрохоид и фигур Лиссажу (рис. 4, 7, 8). Одну туманность так и назвали – "Спирограф", за сходство её структуры с узорами спирографа. А в туманностях Сетчатка и Песочные часы на быстрое движение по круговой орбите (отчего структура напоминает кольца SN 1987A) наложено медленное поступательное движение центра масс, вытягивающее волокна туманности в спираль с тесно уложенными витками (рис. 3), наподобие витых телефонных шнуров или ярких спиралей ламп и электроплиток. В системах звёзд, содержащих более трёх тел, траектории ещё замысловатей, вдобавок звёзды не всегда размыты вдоль всей траектории, и узор получается незамкнутым (как в туманности Кошачий глаз, рис. 8), будто недочерченный спирографом узор. Если ж учесть, что орбиты звёзд по-разному наклонены, имеют вид не круга, а эллипса, который медленно вращается от возмущений [6], то разнообразие космических картин просто неописуемо. Структура туманностей усложняется и оттого, что точки пересечения, уплотнения траекторий, образуют яркие пунктиры, линии-каустики, всегда смущавшие астрономов.

Траектории-волокна с размноженными изображениями звёзд, имеющие вид орнаментов из цепочек-гирлянд, удаётся даже различить. Часто они окрашены во все цвета радуги, поскольку, во-первых, их "вычерчивают" разные звёзды, летящие в скоплении по разным траекториям и отличные по цвету, словно ракеты салюта, оставляющие на снимках разноцветные следы, пёстрые клубки из цветных прядей (например, туманность SNR 1006). Во-вторых, даже у одной звезды цвет вдоль траектории может меняться от вариаций ускорения и частоты излучения по Ритцу, рождая радужную вязь, как при черчении полихромной ручкой через спирограф. Вот почему многие туманности, включая Спирограф, так напоминают радужные узоры на банкнотах и документах (кстати, изобрёл эту радужную печать, ограждающую от подделок, наш инженер И.И. Орлов). Большие угловые размеры (>0,1'') размытых волокон туманностей означают, что периоды движения звёзд P' сильно сжаты по эффекту Ритца. Потому и яркости звёзд намного выше, иначе свет звезды, размытый вдоль всей траектории, стал бы незаметен. И точно, туманности-плерионы горят на месте вспышек новых и сверхновых звёзд, вызванных сжатием P' (вспомним кольца SN 1987A). А микроколебания ускорений звёзд возле критического значения ar≈-c2/L ведут к быстрому переливу цветов, рождающему многоцветье туманности, а также излучение радио-, рентгеновского и гамма-диапазона [2]. Бывают туманности и неправильной формы, где траектории звёзд в скоплении сложнее, и следы стаи звёзд образуют пёстрый хаос спутанных волокон.

Яркий пример такой радиоизлучающей волокнистой туманности – Крабовидная туманность, возникшая на месте вспышки сверхновой 1054 г. Огромное сжатие P/P' там подтверждает пульсар, мигающий в центре с периодом P'=0,033 с. Радиоизлучение туманности и пульсара поляризовано, ввиду рассеяния на облаках газа [1] и "вытягивания" вдоль траектории полёта не только звёзд, но и орбит электронов, отчего амплитуда электромагнитных колебаний вдоль линии движения повышена (рис. 9). И точно, излучение поляризовано вдоль волокон – вдоль траекторий звёзд. Это имеет место и в Крабовидной, и в других туманностях-плерионах, включая W50, где расположен другой объект с высокой степенью сжатия – SS 433. Вытянутость W50 вдоль оси "выбросов" SS 433 подтверждает, что изображение растянуто от полёта по этой линии (рис. 5), подобно самолётам и ракетам, оставляющим дымный шлейф. Эти шлейфы у W50 спиральные – от виляющих траекторий звёзд, словно у ракет, пущенных комплексом "Искандер". Эта спиральная структура туманности и её волокон говорит о наличии кругового движения, ведущего к размытию звёзд и поляризации (подобная вихревая структура видна и в объекте HH Хербиг-Аро 49/50, напоминающем торнадо). По той же причине поляризовано излучение пульсаров: направление и степень поляризации повторяют вариации направления скорости и степени размыва звезды по орбите. Объекты переменной поляризации (поляры) открыты и среди других переменных звёзд [4]. Периодичные вариации их поляризации, яркости и цвета тоже вызваны движением по орбите.

Итак, туманности это не ширящиеся газовые оболочки вокруг звёзд, а размытые изображения звёздных систем, либо световые эхо вспышек, типа туманности вокруг новой V838 Единорога [1]. В Крабовидной туманности есть и то, и другое: и сетчато-волокнистая структура [10], и однородное рассеянное излучение в виде аморфного пятна. Выходит, космические узоры, двоящиеся изображения, выбросы, взрывы, неоптические излучения – это иллюзии, которых учёные, одурманенные теорией относительности, не могли распознать. Каждый штрих космических картин давно предсказан баллистической теорией. А мифические объекты, прогнозируемые теорией относительности, до сих пор не найдены. Однако релятивисты-фанатики продолжают впустую искать замедляющие время чёрные дыры и прочую мистику, подобно религиозным фанатикам, искавшим продляющий жизнь Святой Грааль, и затевают крестовые походы против "иноверных", силой навязывая релятивистскую религию. Для затуманивания "космических чудес" в ход пускают тёмную материю и энергию, ведь мракобесие процветает там, где нет ясности и много тумана. Вслед за схоластами релятивисты отстаивают ветхозаветный миф о сотворении мира в ходе Большого взрыва и о неподвижности Земли. Теория относительности – новая религия, а релятивисты – типичные торговцы "опиумом для народа", релятивистской дурью, охмурившей и развратившей умы. Это мракобесие в науке длится уже век, подобно затяжной болезни средневековья, побеждённой Коперником и Галилеем. Пора вновь объявить бой пьянству, избавив науку от пьяного бреда релятивизма и вернув в науку спортивное, честное состязание рыцарей, теорий за кубок истины!
С. Семиков
Источники:

1. Семиков С. Звёздный паноптикум // Инженер №№5-6, 2012.

2. Семиков С. Трансформаторы спектра в космосе и на Земле // Инженер №3, 2011.

3. Секерин В.И. Теория относительности – мистификация века. Новосибирск, 1991.

4. Липунов В.М. В мире двойных звёзд. М.: Наука, 1986.

5. Цесевич В.П. Что и как наблюдать на небе. М.: Наука, 1984.

6. Бэттен А. Двойные и кратные звёзды. М.: Мир, 1976.

7. Семиков С. О вращениях небесных сфер // Инженер №9, 2006.

8. Семиков С. Ключ к загадкам космоса // Инженер №3, 2006.

9. Перельман Я.И. Занимательная физика. М.: Наука, 1991.



10. Физика космоса. М.: Советская энциклопедия, 1986.
Дата установки: 21.01.2013







База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка