Книга флоры нижегородской области: чужеродные виды




старонка1/5
Дата канвертавання27.04.2016
Памер0.69 Mb.
  1   2   3   4   5


MИНИНЗОН И. Л., ТРОСТИНА О. В.

ЧЕРНАЯ КНИГА ФЛОРЫ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ: ЧУЖЕРОДНЫЕ ВИДЫ

РАСТЕНИЙ, ЗАНОСНЫЕ И КУЛЬТИВИРУЕМЫЕ, АКТИВНО
НАТУРАЛИЗУЮЩИЕСЯ В УСЛОВИЯХ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ.
Третья электронная версия.

НИЖНИЙ НОВГОРОД


2014

ОГЛАВЛЕНИЕ:


Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3
«Чернокнижные» виды растений, их экологические особенности и роль в местных растительных сообществах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .10
Аннотированный список чужеродных видов растений, активно натурализующихся в Нижегородской области . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 16
Аннотированный список чужеродных видов растений, находящихся на начальной стадии натурализации в Нижегородской области . . . . . . . . . . . . . 39
Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .42

Приложение: цветные фотоснимки некоторых «чернокнижных» видов растений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44

Посвящается памяти нижегородского ботаника А.К.Ибрагимова, впервые подчеркнувшего роль чужеродных видов в сохранении наших лесных экосистем.

ПРЕДИСЛОВИЕ.


Все большее распространение в европейской России вообще и в Нижегородской области в частности видов иной флоры (североамериканских, восточноазиатских, западноевропейских и пр., иначе – чужеродных видов) беспокоит всякого, причастного к охране природы. Дело не только в том, что некоторые чужеродные виды являются агрессивными и способны вытеснять аборигенные виды из водных и нарушенных луговых и лесных сообществ, в т.ч. и гибридизируя с ними, причем гибриды являются вполне стабилизовавашимися и активно распространяющимися. Считается, что само присутствие натурализующихся чужеродных видов свидетельствует о каком-то нарушении естественно сложившихся местных экосистем и естественно идущих процессов динамики флоры и растительности. Это мнение, в частности, интенсивно пропагандировала в свое время наша учительница во флористике, известный нижегородский ботаник, ныне покойная Е.В.Лукина. И хотя мы не вполне согласны с этим утверждением (в нашей области, например, недотрога мелкоцветная как летний эфемер проникает даже в ненарушенные дубравы, а элодея канадская проникла во все водоемы), все же идея слежения за проникновением чужеродных видов и их натурализацией нами поддерживается давно. Одной из целей наших ежегодных ботанико-географических экскурсий по Нижегородской области, которые мы предпринимали, начиная с 1990 г., и является исследование натурализации заносных и культивируемых видов растений, в частности, включение их в агроценозы и культурфитоценозы вообще, рудеральные, лесные, луговые, водные и прибрежно-водные экосистемы.

В противовес созданию «Красных книг», включающих списки аборигенных видов, нуждающихся в охране, были созданы «Черные книги», включающие списки чужеродных натурализующихся видов. Подобные работы, разумеется, созданы ботаниками и в первую очередь для ботаников.

Дело в том, что наблюдение за натурализацией культивируемых и заносных видов вполне может помочь в решении таких крупных проблем флористики и ботанической географии, как проблема соотношения миграций и автохтонного развития в складывании конкретной флоры, как проблема скорости миграционного распространения видов и т.п. Распространение и натурализация заносных и одичалых культивируемых видов – одна из составляющих складывания флоры в современный период и, до некоторой степени, аналог миграционной составляющей флоры в доагрикультурный период.

При этом наблюдения за натурализацией культивируемых видов, особенно тех, где явления натурализации наблюдаются спустя многие годы после начала культивирования многолетнего вида, позволяют изучить соотношение двух составляющих процесса натурализации, а, следовательно, и вообще процесса внедрения нового вида в экосистемы: индивидуальной адаптации многолетних особей в процессе их онтогенеза и отбора жизнеспособных сеянцев самосева.

Кроме этого наблюдения за проникновением чужеродных видов в различные экосистемы позволяют более глубоко исследовать такие проблемы экологии растений и биогеоценологии, как проблема минимума инвазионной популяции и минимума популяции вида растений вообще, необходимого для ее стабильного существования, проблема объема экологических ниш и их динамики, проблемы формирования консорций и цепей питания и их динамика, хорологической структуры сообществ и их динамики, соотношения приспособляемости фитоценотической и физико-географической (климатической и почвенно-эдафической) и т.п.

Но подобные исследования должны быть полезны и для теоретиков и практиков охраны природы, и для лесоведов, охотоведов, рыбоводов, паркостроителей, озеленителей, агрономов, садоводов и цветоводов - профессионалов и любителей, ландшафтных архитекторов, поскольку они помогают создавать научные основы формирования самовозобновляющихся насаждений для садоводства, озеленения, паркостроительства, создания лесных культур и т.п., а также предвидеть негативные последствия культивирования различных видов растений.

Кроме этого натурализация культивируемых и заносных видов является, до некоторой степени, аналогом т.н. реинтродукции редких и охраняемых видов, т.е. высаживания экземпляров этих видов в сообщества (лесные, прибрежноводные и т.п.), где они могут далее сохраняться и размножаться. Это также является выходом в практику.

«Мрачное название» подобных работ вовсе не означает, что приведенные в них виды вообще вредны как для человека, так и для местной биоты, чужды им. Напротив, большинство видов культивируются и обладают полезными свойствами (лекарственные, декоративные, пищевые, пряновкусовые, медоносы, кормовые и т.п.). Пригодны к использованию в качестве декоративных, лекарственных, кормовых ряд заносных растений. Жизнеспособный самосев таких натурализующихся у нас чужеродных видов, как лжекаштан конский, дуб красный и пр. может быть использован для селекции, для создания форм, наилучшим образом приспособленных к условиям нашего региона.

Многие чужеродные виды растений используются местными птицами и зверями как кормовые (плоды), а насекомыми как кормовые (листва), нектароносные и пыльценосные (нектар и пыльца цветов); водные и прибрежно-водные виды частично потребляются водными животными. Следует учесть также, что громадное большинство дичающих культивируемых и заносных «чернокнижных» видов занимают созданные, или нарушенные человеком экосистемы, или техногенные ландшафты: пустыри, насыпи дорог, разреженные леса и луга, заброшенные посевы, сады и т.п. Быстро распространяющиеся там чужеродные виды по меньшей мере создают значительную зеленую массу, активно фотосинтезирующую, а на обнаженном субстрате – и способствуют образованию почвенного покрова, на склонах же – предотвращают эрозию почвы.

Единственными, по - настоящему агрессивными , вредными чужеродными видами являются золотарники, борщевик Сосновского и люпин многолистный. А сверх того золотарники способны вызвать аллергию массой своей пыльцы, а борщевик – своим соком. Но даже и в этих случаях золотарники, борщевик и люпин не являются безусловно вредными для местной биоты. Золотарники своей пыльцой привлекают массу насекомых, тем более что цветут даже поздней осенью. Люпин, как бобовое растение, имеющее на корнях клубеньки с азотфиксирующими микроорганизмами, способствует накоплению азота в почве. Даже борщевик является в одном отношении полезным: его заросли по опушкам и обочинам дорог и троп способны затруднить путь людям в леса и установить тем самым в этих лесах нечто вреде заповедного режима; такое мы наблюдали в лесном массиве Зеленый Город в Кстовском районе.

Древесными, кустарниковыми и полукустарниковыми агрессивными сорняками являются клен американский, вяз малый, а в садах на супесчаной почве некоторые группы сортов слив, ежевика аллеганская, роза морщинистая, виды рода ирга, реже элеутерококк и аралия. Клен, кроме того, как весьма валкое дерево с непрочной древесиной создает неудобства по соседству с дорогами, воздушными силовыми и информационными кабелями. Но и в этом случае клен и вяз, быстро образующие большую зеленую массу, играют положительную роль своей фотосинтетической активностью, а прочие своими полезными качествами как плодовые и лекарственные перевешивают трудности их культивирования и регулирования их численности и биомассы.

Не считая себя каким-то первооткрывателем данной проблемы на местном уровне, тем не менее осмеливаемся напомнить, что сама идея создания «Черной книги флоры» для нашего региона была высказана нами еще в статье в местной печати «Сначала редкий злак, потом злостный сорняк». (Газета «Нижегородские новости» от 22.09.2005). И когда московский ботаник А.В.Щербаков обратился к нам с просьбой оказать помощь в написании «Черной книги флоры средней России», мы с моей младшей коллегой Ольгой Жовиной (Бирюковой) тут же откликнулись, представив необходимый материал по нашей области. Наш скромный вклад в написание этой книги был отмечен авторами, обидно только, что не была упомянута Ольга!

Вышедшая в свет в 2009 г. книга Ю.К.Виноградовой, С.Р.Майорова и Л.В.Хорун «Черная книга флоры средней России», несомненно, стимулирует создание таких же «Черных книг флор регионов». Для нас же создание «Черной книги» по нашей области стало совершенно необходимой задачей, своего рода делом чести. Основой для создания «Черной книги флоры Нижегородской области» послужили, в основном, сборы, хранящиеся в гербарии местной флоры Ботанического сада Нижегородского госуниверситета им. Н.И.Лобачевского (свыше 11 000 листов), в гербарии кафедры ботаники того же университета (свыше 70 000 листов, в региональной части – свыше 40 000), наши отчеты о ботанико-географических экскурсиях по Нижегородской области, хранящиеся в Ботаническом саду (основные их материалы переведены в электронную форму и опубликованы в Интернете), а также литературные данные.

В отличие от вышеупомянутой книги в нашей работе не приводятся данные о времени первых находок видов, ибо мы не склонны связывать время появления вида на территории области со временем его обнаружения. В нашей области в настоящее время имеется лишь три ботаника, систематически экскурсирующих по всему региону и собирающих гербарий, причем специально занимается адвентивной и культурной натурализующейся флорой лишь автор этих строк, в прошлом же число активно экскурсирующих ботаников не превышало пяти человек, поэтому все попытки связать время находки натурализующегося заносного, или культурного вида со временем натурализации, кажутся нам сомнительными и не имеющими особого значения. Не приводим мы и подробных данных о вреде видов, мерах борьбы с ними, о пользе видов и об их использовании местным населением, а также не даем подробное их описание, ибо все это содержится в различных руководствах по сорным и карантинным растениям, в иллюстрированных определителях растений, в «Черной книге флоры средней России» и т.п. Почти все эти сведения содержатся в различных сайтах Интернета.

В принципе отбора видов для этой работы также есть отличия от вышеупомянутой книги.

Во-первых, мы включили в нашу региональную сводку и те чужеродные виды, которые замечены натурализующимися, дичающими пусть даже в одном городе, в одном районе области. Наша область во флористическом отношении изучена недостаточно и число активно работающих флористов слишком мало, чтобы с уверенностью утверждать, что если вид замечен дичающим только в одном пункте, то в других его нет.

Во-вторых, сделано дополнение, включающее те чужеродные виды, которые находятся пока что на начальных стадиях натурализации. Вызвано это тем, что процесс успешной адаптации для ряда родов и видов происходит у нас буквально на глазах: самосевные экземпляры чубушников, туи западной, ели колючей и пр. появились в последнее десятилетие и не исключено, что мы можем ожидать взрывообразной натурализации как этих, так и других видов; нужно, поэтому, предвидеть ситуацию и иметь «некоторый запас» подобных «подозрительных» чужеродных видов.

В-третьих, включены чужеродные виды, которые являются таковыми только для нашей области. Ряд видов являются аборигенными для соседних регионов (это, в основном, степные виды), но у нас они заносные, или культивируемые. Поэтому список видов оказался более обширен.

Наоборот, мы исключили ряд видов, приведенных в «Черной книге флоры средней России» по той причине, что они у нас не натурализовались (не вызревают семена и/или они не разрастаются вегетативно), хотя систематически заносятся и довольно обычны. Это амброзии, циклахена и пр. К тому же они не образуют у нас зарослей, поздно цветут и часто не успевают зацвести и поэтому вред от них, как от аллергенных ничтожен.. Исключены также все виды, которые изредка заносятся, но не удерживаются (колломия, щетинник мутовчатый и пр.). Полный список всех занесенных видов, хотя бы занос случался один раз за все годы изучения нижегородской флоры, содержится в первом издании Определителя Аверкиева, по злакам и «злаковидным растениям» - в сводке В.П.Воротникова и А.А.Шестаковой, а по Нижнему Новгороду - и в нашей «Флоре Нижнего Новгорода». Кроме этого исключен тополь белый, который у нас, несомненно, является аборигенным видом, находящимся на северной границе своего распространения.

Основная трудность при отборе видов для нашей Черной книги состоит в том, что для ряда видов, находящихся у нас вблизи границы своего ареала невозможно точно установить, являются ли они у нас заносными, или же аборигенными, расширяющими свой ареал за счет естественного заноса, или же за счет естественной реинтродукции из культуры, или за счет разноса людьми. Это относится к тополю белому, свидине белой, гречихе татарской, рогачке хреновидной, кардарии крупковой, неслии метельчатой, тысячеголову испанскому, боярышнику кровавокрасному, кизильнику черноплодному, терну колючему, розе яблочной (мохнатой), молочаю кипарисовому, люпиннику пятилисточковому, вязелю разноцветному, четкоплоднику нежному, котовнику кошачьему, полыни эстрагону, житнякам, васильку раскидистому, девясилу высокому, ромашке лекарственной, мыльнянке лекарственной, ряду спорышей и костров. Аналогичная ситуация и с теми видами, которые у нас (или же неподалеку от границ нашей области) контактируют с викарирующими видами (ива волчниковая, ива пурпурная). В таких случаях приходится более руководствоваться не данными о распространении видов в различных районах области и в различных растительных сообществах, ибо их недостаточно, а интуицией.

Некоторую неопределенность вносит и само понятие натурализации, дичания. Во-первых, оно охватывает несколько ступеней от успешного плодоношения у нас чужеродного растения, вырастания растения из оброненных семян, появления жизнеспособного самосева, появления жизнеспособного самосева от культивируемых, или заносных по происхождению растений, выросших в свою очередь из самосева; внедрения подобных растений в пионерные, рудеральные, разреженные аборигенные сообщества, внедрения подобных растений в ненарушенные аборигенные сообщества, вплоть до образования устойчивых сообществ из заносных, или одичалых культурных растений с включением аборигенных. Здесь особенное затруднение вызывает вопрос, сколько лет надлежит произрастать таким растениям в разреженных рудеральных сообществах, в разреженных лесах, в качестве сорных в садах и т.п., чтобы быть занесенными в Черную книгу? Если растения исчезают через два-три года, то, безусловно, нет. А если через пять лет? А если однолетние растения систематически заносятся, и произрастая во многих местах, довольно обычны, хотя на одном месте через два-три года их потомство исчезает? В Черной книге флоры Средней России для нашей области приводятся амброзия и циклахена, как «чернокнижные», хотя нигде у нас они самосева не дают.

Во-вторых, сложный вопрос, соответствует ли понятие натурализации тому случаю, когда культурное, или заносное растение интенсивно разрастается вегетативно, хотя и не дает самосева?

Трудность возникает при рассмотрении ряда сорных растений: то ли они проникли вместе с культивируемыми пшеницей, рожью, овсом, льном и пр., заимствованных аборигенами нашего края финно-уграми с юга, или же появившимися из Рязанской и Новгородской Руси при славяно - русской колонизации нашего края (XII – XIV вв.) и их следует включить в Черную книгу как натурализовавшихся заносных, то ли они произрастали у нас еще в доагрикультурную эпоху и впоследствии стали специфическими засорителями и потому не должны быть включенными в эту книгу. И вообще, с какой эпохи следует считать появившиеся у нас и затем натурализовавшиеся растения заносными и достойными включения в Черную книгу? Следует ли включать в число подобных растений археофиты (проникшие в доагрикультурную эпоху), или только неофиты ( в эпоху земледелия)? Это овсюг, рыжик льняной, повилика льняная, горец льняной, плевел опьяняющий, плевел расставленный, капуста полевая и пр. Следует учесть, что целый ряд сорно-рудеральных растений мог быть занесен при миграциях скотоводов наши края в доагрикультурную эпоху (фатьяновская культура, II тыс. до н.э.) – полыни, солянки, верблюдки, чертополохи, бодяки и пр.

Некоторую трудность создают и плодовые и ягодные культурные растения: несмотря на более чем полувековую традицию использования современных сортов, основанных на культиварах из иных регионов, в области еще кое-где культивируют старинные местные сорта красной смородины, крыжовника, яблонь (родиной культурной домашней яблони считают Кавказ и Среднюю Азию), основанные на аборигенных видах. Поэтому найденные вне культуры экземпляры этих видов могут быть как одичалыми культурными, так и естественно дикорастущими. Во всяком случае, нам попадалось немало смородин, сочетающих в себе признаки смородины красной (садовой) и смородины колосистой, немало яблонь с признаками, промежуточными между яблоней ранней и яблоней домашней. Что касается крыжовника, то нахождение его в лесах вдали от селений вроде бы указывает на аборигенное произрастание его у нас…

Надеемся, что идущие нам на смену молодые коллеги смогут решить эти проблемы.

Другая трудность, правда, не столько научного, сколько практического характера, касается самого понятия экспансирующего чужеродного вида. Ряд моих коллег считает возможным описывать в «Черной книге региональной флоры» только агрессивные, вредные виды типа борщевика Сосновского, люпина многолистного, золотарника канадского и прочих, «лезущих всюду» и встречающихся в огромном числе экземпляров. Что касается аронии Мичурина, облепихи и пр., которые встречаются одичалыми далеко не всюду и в значительно меньшем числе экземпляров, а к тому же полезны для человека и орнитофауны, то их, вроде бы, не стоило включать в «Черную книгу»… Мы считаем этот вопрос не принципиальным и аналогичным проблеме понимания объема какого-либо вида: одни ботаники понимают его узко, другие широко и обе эти точки зрения имеют равные права, если только они аргументированы. То же и с объемом «чернокнижности» чужеродного вида.

Разумеется, данная работа была бы затруднительной, если бы мы не служили в Ботаническом саду Нижегородского госуниверситета им. Н.И.Лобачевского. Богатые коллекции растений открытого грунта, созданные тремя поколениями наших растениеводов, а теперь поддерживаемые и приумножаемые энтузиастами интродукции И.В.Мишуковой и Т.Р.Хрыновой, дали нам обширный материал для наблюдений за натурализацией чужеродных видов. Известные затруднения мы испытывали бы без помощи садоводов – опытников, продемонстрировавших нам свои садовые участки, богатые натурализующейся культурной флорой: М.В.Сидоренко, И.В.Мишуковой, Е.Е.Демидовой, Н.С.Петренко, И.Ю.Калистратовой, О.П.Лавровой, а также нашего старшего сына Владимира и его соседей по садоводческому товариществу «Земляничка» (Богородский район); пользуемся случаем выразить им свою искреннюю благодарность.

Кроме этого благодарим Т.Р.Хрынову за консультации, а Г.И.Мартынову и Ю.И.Мининзона за техническое содействие.


Предисловие ко второй электронной версии.

В настоящей второй электронной версии пересмотрены списки видов, добавлены новые и исключены некоторые, ранее упомянутые, добавлены сведения о географическом распространении, приуроченности к различным экосистемам и использовании местными жителями. Расширены введение и глава об экологической особенности «чернокнижных» видов. Дополнен список литературы. Исправлены замеченные опечатки. Благодарю А.А.Шестакову, С.П.Урбанавичюте, Н.Х.Потапенко и А.И.Широкова за указания по распространению некоторых видов растений (последнего также и за консультации по геоботанике), Ю.И.Мининзона и М.С.Киселеву за техническое содействие.

Особая благодарность И.В.Калистратовой, разместившей на своем сайте нашу работу.
Предисловие к третьей электронной версии.

В настоящей электронной версии сделаны исправления и дополнения во всех частях данной работы. Включены новые виды и исключены некоторые ранее внесенные. Исправлены замеченные опечатки. Проведена сплошная нумерация видов, причем близкие и отчасти гибридизирующие друг с другом виды родов Амарант, Астра, Дурнишник, Желтокислица, Житняк, Крыжовник, Ирга, Облепиха, Окопник, Ослинник, Паслен, Подсолнечник , Рейноутрия, Тонколучник, Федимус, Цицания, Шток – Роза, Ясень объединены под одним номером. Помещены цветные фотоснимки некоторых описанных в тексте видов. Выражаю искреннюю благодарность О.Н. и В.Н.Ворониным, руководителям ландшафтного центра «Архиленд» и садоводу – опытнику П.С.Шаркову , в питомниках которых (Богородский район) я имел возможность исследовать натурализацию ряда культивируемых видов. Благодарю О.П.Лаврову за сообщения о натурализации культивируемых видов на своем садовом участке, А.А.Шестакову за сообщения о своих находках одичалых культивируемых видов растений, А.И.Широкова за консультации по геоботанике, В.П.Чкалова за разнообразные полезные советы, а И.В.Мишукову, Т.Р.Хрынову, Г.И.Мартынову, В.И.Мининзона, Ю.И.Мининзона, Н.Х. Потапенко, Н.В.Соболева и С.А.Ким за разностороннее содействие.

«ЧЕРНОКНИЖНЫЕ» ВИДЫ РАСТЕНИЙ, ИХ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ
ОСОБЕННОСТИ И РОЛЬ В МЕСТНЫХ РАСТИТЕЛЬНЫХ
СООБЩЕСТВАХ.
Как мы указали во Введении, виды «Черных книг», это чужеродные виды, как культивируемые, так и заносные, которые активно проникают в местные экосистемы, в данном случае, экосистемы Нижегородской области.

Не следует думать, что их проникновение в леса, на луга, в прибрежно-водные и водные сообщества обязательно связаны с тем, что деградация экосистем под воздействием человека освободила экологические ниши, которые и заняли чужаки. Не следует думать, что экосистема, растительное сообщество это нечто вроде шкафа, или комода, состоящего из отдельных ящичков, экологических ниш, которые могут быть заняты тем, или иным видом растения, или вообще ничем не заняты. Напротив, экологическая ниша по своему смыслу как объем в гиперпространстве экологических условий, параметров внешней среды, пространственных (геометрических) и временнóй координат, может дробиться, сочетаться с другими нишами и т.д. в зависимости от давления межвидовой конкуренции. Там всегда может найтись место для агрессивного чужеродного растения. Другое дело – долго ли это место будет за пришельцем! Так, по нашим наблюдениям на территории Ботанического сада даже в эталонный луг с его плотной дерниной проникли не только золотарник канадский и борщевик Сосновского, но и ястребиночка оранжевая.

Выше мы привели пример с проникновением в дубравы недотроги мелкоцветной в качестве летнего эфемера на место ниши, которую весной занимали весенние эфемероиды; однако, эту нишу нужно понимать лишь в геометрических и временнóй координатах .

Но, разумеется, в подавляющем большинстве случаев, чужеродные виды действительно проникают в пионерные, деградированные лесные или луговые сообщества, в посевы, где даже визуально видны свободные в геометрическом смысле экологические ниши – лишенные растений клочки земной поверхности. Интенсивно распространяясь, чернокнижные виды вначале успешно конкурируют с распространяющимися на эту же территорию аборигенными видами и, тем самым, создается впечатление, что пришельцы как - бы окончательно вытесняют аборигенные виды.

Причины большей успешности чужеродных видов кроются в большей интенсивности семенного и вегетативного размножения, а также (как нам было указано А.И. Широковым) и поливариантности развития тех чужеродных видов, которые способны размножаться и генеративно, и вегетативно (земляника садовая, лапчатка индийская и пр.). В различных условиях, когда генеративное размножение затруднено, особи этих видов размножаются вегетативно. Кроме этого успешности внедрения чужеродных видов может способствовать отсутствие, по крайней мере, на ранних стадиях проникновения, листоядных животных и паразитов из числа местной биоты, а также большая привлекательность их плодов для местных животных (при зоохорном распространении. Именно по этой последней причине, как мы полагаем, интенсивно распространяются виды семейства Розовых: одичалые культурные яблони более распространены, чем аборигенные лесные и ранние, ирга в сосняках постепенно вытесняет рябину и т.д.

  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка