Изменение структуры сложного листа у фасциированных мутантов гороха посевного (Pisum sativum L.). Changes in the structure of a compound leaf in fasciated mutants of pea




Дата канвертавання25.04.2016
Памер50 Kb.
Изменение структуры сложного листа у фасциированных мутантов гороха посевного (Pisum sativum L.).

Changes in the structure of a compound leaf in fasciated mutants of pea (Pisum sativum L.).

Быкова Е.А., Чуб В.В.



Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова, биологический факультет, кафедра физиологии растений, Москва, katebykova.90@mail.ru

Фасциация – это явление, при котором меристема изменяется в объеме, за счёт увеличения пула стволовых клеток меристемы. В некоторых случаях наблюдается увеличение числа клеток в 1000 и более раз. При фасциации меристема может разделяться на несколько очагов, которые в дальнейшем функционируют как самостоятельные точки роста. Это приводит к образованию двух или более побегов (в зависимости от числа очагов пролиферации) и может быть названо «дефасциацией» (Чуб, Синюшин, 2012). Так же может изменяться филлотаксис, так как при увеличении объёма меристемы увеличивается и площадь поверхности периферической зоны, в результате чего может увеличиваться число одновременно закладывающихся примордиев листьев, что и приводит к изменению листорасположения. Феномен фасциации достаточно хорошо изучен на модельном объекте Arabidopsis thaliana (L.) Heynh., в то время как данных для гороха посевного (Pisum sativum L.) на данный момент недостаточно. Горох обладает очередным двурядным листорасположением (филлотаксис 1/2), и может служить хорошим модельным объектом для изучения изменений в филлотаксисе при фасциации.

Для исследования изменений, вызванных фасциацией, были выбраны две мутантные формы гороха посевного. Мутантная линия «Штамбовый» была получена на кафедре генетики биологического факультета МГУ из сорта «Немчиновский» после воздействия химическим мутагеном (ЭМС). Поэтому сорт «Немчиновский» может служить изогенным контролем дикого типа к линии «Штамбовый». Немецкий сорт «Rosacrone» также характеризуется фасциацией, которая, впрочем, проявляется на более поздних этапах развития по сравнению с линией «Штамбовый» (Синюшин, Гостимский, 2006).

Растения выращивали в открытом грунте с мая по август 2014 года на опытных участках в Звенигородской биологической станции им. С.Н. Скадовского МГУ и в поселке Воровского Ногинского района Московской области. Морфологические измерения проводили с 5 по 10 июля 2014 года. Обращали внимание на структуру сложного листа в каждом узле. Листья первого и второго узлов у гороха имеют чешуевидное строение, поэтому при анализе их не учитывали. В каждом узле подсчитывали число прилистников, рахисов, листочков и усиков, а также производили диаграммирование листа.

При анализе данных, полученных при изучении растений дикого типа (сорт «Немчиновский»), было выявлено усложнение листа по мере увеличения номера узла. Так, общее число листочков и усиков возрастало, начиная с 5-го узла и заканчивая 12-м – 13-м узлом. Таким образом, степень сложности листа зависела от его расположения на растении, а именно – от номера узла. При этом следует отметить, что был выявлен морфологический ряд изменчивости сложного листа, в котором присутствовали и уклоняющиеся формы. Например, наблюдалось очерёдное расположение листочков или же усиков на рахисе вместо супротивного, а также замена одного из усиков на листочек.

Так же, как у изогенного сорта «Немчиновский», у растений линии «Штамбовый» была выявлена зависимость степени сложности листа от номера узла. Однако суммарное число листочков и усиков у «Штамбового» были выше и достигали максимальных значений в других узлах. Так, суммарное число листочков и усиков в 12-ом узле было максимальным и в среднем составило 11,57. Следует отметить, что число прилистников в 5 узле составило 2,28, что чуть ниже максимального зарегистрированного среднего значения для «Немчиновского» – 2,45. Тем не менее, сумарное число усиков и листочков у фасциированного мутанта в этом узле было чуть выше, чем у растений контроля (4,45 у «Штамбового» и 3 у «Немчиновского» соответственно). У отдельных растений число прилистников сильно отличалось от нормы. Так, у одного растения оказалось 7 прилистников в одном узле.

Как было сказано выше, суммарное число усиков и листочков у растений сорта «Штамбовый» было максимальным в 12-ом узле, в то время как далее это число снижалось до 9–9,5 в 14-ом и 15-ом узлах, что не сильно отличалось от значений контроля в 8,9–9,2 в тех же узлах. В целом для растений фасциированной линии «Штамбовый» суммарное число листочков и усиков возрастает в зависимости от номера узла. К 14-ому узлу наблюдалась тенденция к уменьшению суммарного числа листочков и усиков, что не было характерно для растений дикого типа. При изучении числа рахисов в зависимости от номера узла максимальные средние значения для «Штамбового» достигались в 3-ем узле. У отдельных растений число рахисов достигало 3,75. Эти дробные значения возникают потому что некоторые растения имели не полностью разделившиеся рахиса, то есть до определённого момента это единая структура, а в дальнейшем происходит раздвоение. В связи с этим возникает вопрос, считать ли такую структуру двумя отдельными самостоятельными частями или нет. При этом нами был обнаружен непрерывный ряд морфологических переходных форм от одного рахиса к двум независимым, которые имеют разную степень срастания.

В генетических исследованиях для обозначения зоны закладки и дифференциации листа в целом (как прилистников, так и листочков с усиками) было введено понятие бластозоны (Gourlay et al., 2000). По сути бластозона – это функциональная область меристемы, т. е. некий пул клеток, первично размеченный как единое целое, но в дальнейшем претерпевающий разметку более низкого порядка. У бобовых (в частности, у гороха) бластозона по мере развития в начале представляет из себя зачатки прилистников и зачатки сложного листа, которые в дальнейшем подразделяются на рахис, листочки и усики. При фасциации у гороха из одной бластозоны развивается большее число листьев, так как возрастает размер бластозоны. Но число бластозон остаётся неизменным. В пределе может образовываться сложная кольцевая бластозона, опоясывающая всю меристему, которую можно интерпретировать либо как одну сильно увеличенную, либо как две сильно сближенные в одном узле.

Для растений сорта «Rosacrone» выявлена схожая с диким типом закономерность зависимости общего числа листочков и усиков от номера узла. Эта кривая практически полностью повторяет график растений контроля, однако, с 15-го узла идёт резкое увеличение значений, которое в 22-ом узле достигает максимума в 22,5. При этом график зависимости числа рахисов от номера узла имеет такую же форму, достигая максимального значения в 22-ом узле. У всех проанализированных растений число рахисов никогда не превышало 2, в отличие от растений «Штамбового».

Нас интересовало, влияет ли фасциация на дифференцировку структур, развивающихся на рахисе. Для этого мы взяли отношение числа листочков к числу усиков сложного листа. Выяснилось, что зависимости этого отношения от номера узла у всех изученных форм различаются незначительно. Максимальные значения этого параметра наблюдались в первых узлах (2–2,07), а дальше по мере роста номера узла эти значения уменьшались до 0,58–0,6. Таким образом, степень дифференцировки сложного листа не зависела от проявления фасциации. В гораздо большей степени фасциация влияла на число прилистников и рахисов.



Список литературы

  1. Быкова Е.А., Лабунская Е.А., Косенко Я.В., Чуб В.В. Коэволюция побеговой апикальной меристемы и генетических механизмов контроля клеточной пролиферации // Вестник ТвГУ. Серия “Биология и экология”. 2013. Вып. 32: №31 С. 25-50

  2. Синюшин А.А., Гостимский С.А. Фасциация у гороха посевного (Pisum sativum L.): основные закономерности морфогенеза // Онтогенез. 2006. Т. 37.С. 449–456.

  3. Чуб В. В., Синюшин А. А. Фасциация цветка и побега: от феноменологии к построению моделей преобразования апикальной меристемы // Физиология растений. 2012. Т. 59. С. 574–590

  4. Gourlay C.W., Hofer J.M.I., Ellis T.H.N. Pea compound leaf architecture is regulated by interactions among the genes UNIFOLIATA, COCHLEATA, AFILA, and TENDRIL-LESS // Plant Cell. 2000. V. 12. P. 1279–1294.


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка