150-летию со дня выхода в свет книги Ч. Дарвина "Происхождение видов" посвящается




старонка7/8
Дата канвертавання24.04.2016
Памер1.41 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Поддержание разнообразия кукурузы.

Сохранение генетического разнообразия рас осуществляется ex situ в банках генплазмы, один из которых содержит коллекции кукурузы из Северо-Западной Аргентины и находится на опытной станции Пергамино, провинции Буэнос-Айрес, подчиненной Национальному институту сельскохозяйственной технологии (INTA, 1997).

Таким образом, изучение рас кукурузы северо-западной Аргентины дает возможность для их поддержания в районе происхождения (in situ консервации), при участии местных земледельцев. Сохранение in situ является задачей трудной, но не невозможной, нужна работа по развитию местных общин, экологическое образование и подготовка технического персонала под руководством специалистов-профессионалов. Местные земледельцы в течение длительного времени выращивают эту культуру, которая в настоящее время находится под угрозой настоящих изменений в культуре и технологии. Эта работа вносит вклад в сохранение и селекцию на качество каждого из признаков рас кукурузы.

План сохранения in situ местных рас кукурузы обеспечит подъем местной экономики и, как следствие, лучшее качество жизни населения этих регионов, которое не только производит кукурузу для локального потребления, но и продает ее на других рынках сбыта.



Заключение. Таксономический анализ рас, собранных в коллекции, составляет важный инструмент для поддержания и сохранения кукурузы. Эти расы являются важной неотъемлемой частью биоразнообразия культивируемого вида - злака, широко распространенного на нашей Земле, который, по-видимому, не требует особого внимания подобно другим организмам, существование которых в дикой природе находится под угрозой.

Потенциальное генетическое богатство этих рас кукурузы, которые мы должны сохранить вместе с другими полезными растениями дает уверенность в защите здоровья нации и сохранении биоразнообразия. Литература

Abiusso, N.G. y J. Camara Hernandez, 1974. Los maices autoctonos de la Quebrada de Humahuaca (Jujuy), sus niveles nitrogenados y su composicion en aminoacidos Rev. Fac. Agr. La Plata 50 :1-25.

Acosta, Jose de, 1954. Historia Natural y Moral de las Indias. Ediciones Atlas, Madrid (Biblioteca de Autores Espanoles, tomo LXXIII)

Camara Hernandez, J. 1975. Estudio y conservacion de la variabilidad genetica de maices nativos de la Argentina. Univ. Nac. de Tucuman, Fac. Agr. Zoot., Publ. Misc, № 54: 23-28.

Camara Hernandez, J. 1989. Los maices nativos del noroeste Argentino. En : Dipieri, J.E. et al. (Ed.), Actas, Conferencias y Simposios XIX Congr. Arg. de Genetica (1988) : 79-84

Camara Hernandez, J. 1993. Recursos geneticos de valor horticola de los maices nativos de la Argentina. En : Clausen, A. et al. (Ed.), Actas del Simposio Latinoamericano sobre Resursos Geneticos de Especies Horticolas : 102-109.

Camara Hernandez, J. y D.A. de Cabezas. 2007. Maices andinos y sus usos en la Quebrada de Humahuaca y regiones vecinas. Editorial Facultad de Agronomia de la Universidad de Buenos Aires, 1 vol., Buenos Aires.

Cardenas, Juan de, 1945. Problemas y secretos maravillosos de las Indias, por el doctor Juan de Cardenas, impreso en Mexico, 1591. Ediciones Cultura Hispanica, Madrid (Coleccion de incunables Americanos, Siglo XVI, vol.IX).

Cobo, P. Bernabe. 1956. Obras del P. Bernabe Cobo, 2 tomos, Ediciones Atlas, Madrid (Biblioteca de Autores Espanoles, 91 y 92).

Grobman, M.N., M. Salhuana and R. Sevilla. 1961. Races of maize in Peru. Natl. Acad. Res. Council Publ.915.

Instituto Nacional de Tecnologia Agropecuaria. 1997. Catalogo de germoplasma de maiz, Argentina. INTA, Estacion Exper. Agropecuaria Pergamino-Instituto de Recursos Biologicos, Castelar, Editor : Instituto Agronomico per l’Oltramare, 1 vol., 303 pag. Firenze, Italia.

Mesa Bernal, D. 1057. Historia Natural del Maiz. Revista de la Academia Colombiana de Ciencias Exactas, Fisicas y Naturales X (39): 13-106. Bogota, Colombia.

Parodi, L.R. 1935. Relaciones de la agricultura prehispanica con la agricultura argentina actual. An. Acad. Nac. Agr. y Vet. 1 : 115-167.

Parodi, L.R. 1947. Los maices indigenas de la Republica Argentina. An. Acad. Nac. De C.E.F. y Nat. De Buenos Aires 12 : 9-14.

Parodi, L.R. 1966. La agricultura aborigen Argentina. EUDEBA, 48 pag. Buenos Aires.

Ramirez, R.E. et al. 1960. Rasas of maize of Bolivia. Natl. Acad. Sci. Natl. Res. Council. Publ. 747.

Rodriguez, A. et al. 1968. Maices bolivianos. FAO, 1 vol. 243 pag.

Torregrosa, Mm, J. Camara Hernandez, L.R. Solari, J. Safont Lis y O. Cavalieri. 1980. Clasificacion preliminar de formas raciales de maiz y su distribucion geografica en la Republica Argentina. Asoc. Ing. Arg. Zona Norte Prov. Buenos Aires. II Congreso Nacional de Maiz :5-17.

Vavilov, N.I. 1951. Estudios sobre el origen de las plantas cultivadas. Ed. ACME AGENCY, 1 vol., 185 pag. Buenos Aires, Argentina.


К вопросу об изменчивости биологических признаков кукурузы

в новых районах возделывания
Академик ПАНИ Д.С. Переверзев
С целью оказания реальной помощи в сельскохозяйственном освоении удаленных регионов Всесоюзный НИИ растениеводства в середине прошлого века открыл за Уралом ряд опорных пунктов. Одним из них был Минусинский, расположенный на юге Восточной Сибири в центре тектонической котловины, с географическими координатами 53°42' с.ш. и 91°42' в.д.

Согласно данным Л.Н. Гумилева (2004), Минусинская котловина была заселена человеком уже в эпоху верхнего палеолита. Здесь жили сообщества охотников за крупными травоядными и сообщества собирателей плодов, кореньев, съедобных трав. В неолите (III тыс. лет до н.э.) собиратели положили начало примитивному земледелию. Во П тыс. до н.э. началась аридизация региона, выветривание легких степных почв, сильная засуха. В ответ в Минусинской котловине была введена система ирригаций (!), экстенсификация скотоводства путем перегона животных на еще нестравленные участки. В I тыс. н.э. была освоена плавка алтайского железа. У археологов культура центра Минусинской котловины получила наименование Карасукской. В дальнейшем тип хозяйства аборигенного населения был долгое время связан с разведением лошадей и овец; растениеводство, по-видимому, имело подчиненное значение.

Климат Минусинской котловины резко континентальный, с холодной бесснежной зимой (идеальные условия для тебенёвки скота) и коротким жарким засушливым летом. Средняя продолжительность безморозного периода всего 105 дней. Характер увлажнения почвы на 80 % связан с летними осадками. Почвы центральной части котловины черноземовидные, сформированные большей частью на лессовидных суглинках, легко подвержены ветровой эрозии.

Современное заселение минусинских степей инорайонным этническим элементом началось в 18-19 вв. Как сообщает В.А. Ватин (1914), в 1805 г. согласно указу о заселении Сибири в Минусинскую котловину была направлена большая группа переселенцев с Кавказа. Они привнесли свои традиции ведения хозяйства, способы обработки почвы, набор сельскохозяйственных культур. Не исключено, что кукуруза была завезена в южную часть Восточной Сибири именно этим путем, так как в конце 19 в. она уже не была редкостью на крестьянских огородах в Минусинском крае и под Барнаулом.

На базе местного материала в начале 20 века были созданы оригинальные сорта кукурузы - Белоярое пшено, Первенец, Киюшка, Минусинка и др., способные сформировать спелое зерно за 100 летних дней. Дальнейшая селекционная работа с кукурузой в Сибири дала ряд хозяйственно значимых сортов: Омская 2, Хакаская 4, Славгородская 270. Однако до организации Минусинского опорного пункта ВИР мировая коллекция кукурузы в этом регионе целенаправленно не изучалась.

С целью вовлечения в местный селекционный процесс более широкого ботанического и эколого-географического разнообразия кукурузы была запланирована и в 1963-1965 гг. осуществлена аспирантская тема по изучению сортового разнообразия кукурузы и выделению лучших ее форм для непосредственного хозяйственного использования и в качестве исходного материала для селекции.

За три полевых сезона в условиях коллекционного питомника автором было изучено по ряду биологических и хозяйственных признаков около 700 сортов и более 100 гибридов кукурузы на фоне ряда сортов-индикаторов в качестве стандартов различной скороспелости. По признакам продолжительности вегетационного периода и его структуры, высоты растений, облиственности, высоты заложения нижнего хозяйственно-годного початка, продуктивности зеленой массы, урожаю зерна, кормовых достоинств урожая и т.д. все сортовое разнообразие кукурузы было распределено на ряд групп. Внутри каждой биологической группы кукурузы были выделены в сравнении с соответствующим стандартом наиболее продуктивные формы.

Известно, что кукуруза как культура характеризуется чрезвычайно высокой экологической пластичностью (Жуковский, 1964; Шмараев, 1975). Оказалось, что некоторые отечественные и зарубежные образцы в условиях Минусинской котловины способны дать высокие урожаи зерна и зеленой массы с початками. Урожай воздушно-сухого зерна местного сорта Белоярое пшено колеблется у отметки 21-22 центнера в пересчете на 1 гектар. В то же время ряд сортов дали урожай воздушно-сухого зерна более 30 ц/га: это Местная К-11522 с острова Сахалин, Воронежская 80, американские сорта Джига К-362 и Нуэтта К-10998, Ранняя из Югославии К-10946, Хакаская 4 местной селекции и др. А средний урожай зерна отдельных образцов превысил уровень 40 ц/га, что в 2-3 раза больше среднего урожая районированной яровой пшеницы. Это отечественный сибирский сорт Омская 2 и американский Композите йеллоу К-10861. Высокими и стабильными урожаями зеленой массы с початками молочно-восковой спелости выделились гибриды Буковинский 3 - 388 центнеров в пересчете на гектар, Саратовский 2 - 418 ц/га, Днепровский 56 - 430 ц/га и другие. В их валовом урожае 137-145 ц/га составляют початки. Гибриды подобного типа - основа прочной кормовой базы для молочного скота и местного свиноводства. Выделены также ценные образцы пищевой кукурузы.

В теоретическом плане большой интерес представляет сравнительное изучение характера изменчивости ряда биологических признаков кукурузы в местных условиях. Для этого в каждой из установленных нами групп было выделено по 10-15 лучших образцов, устойчиво превышающих по продуктивности групповые стандарты. Усредненные результаты их оценки по 9 признакам представлены в таблице.

Различия образцов кукурузы основных групп спелости по ряду признаков


Признаки



Средние значения показателей по группам

Скороспелой

Среднеранней

Среднеспелой

Более

позднеспелой



Период всходы - цветение, дней

48

55

62

72

Высота растений, см

129

162

181

202

Высота заложения початка, см

24

42

52

72

Кустистость

2,6

2,1

2,0

2,0

Урожай зеленой массы, ц/га

253

319

364

444

% початков в урожае

40,0

36,9

32,3

23,5

Длина початка, см

15,2

17,4

17,0

-

Средний диаметр початка, см

3,3

3,6

3,6

-

Вес початка, г

67

78

76

-

Из таблицы видно, что продолжительность периода от всходов до цветения метелок закономерно возрастает от 48 дней у скороспелых образцов до 72 - у позднеспелых. Средний интервал между соседними группами составляет около недели. Размах изменчивости признака между крайними сортовыми показателями достигает 150 %.

Признак высоты растений также подвержен значительной сортовой изменчивости: от 129 см в скороспелой группе до 202 см в среднем у поздних. Амплитуда изменчивости достигает 157 %.

Значительно более выраженной изменчивостью характеризуется признак высоты заложения початка: от 24 до 72 см в среднем. Размах колебаний достигает 300 %.

Кустистость у изученных образцов варьировала слабее, а закономерность здесь обратная: она наиболее высока у скороспелых образцов и понижается к более поздним. Диапазон изменчивости достигает лишь 130 %.

Урожай зеленой массы с початками в пересчете на гектар закономерно возрастает со средней оценки 253 ц/га по скороспелой группе до 444 ц/га у поздней. Размах колебаний признака составляет 175 %.

Характер изменчивости показателя «% початков в урожае» напоминает по вектору изменчивости признак кустистости: показатели закономерно снижаются по мере увеличения позднеспелости - от 40 % в среднем в скороспелой группе до 23,5 % - в позднеспелой. Амплитуда изменчивости достигает 170 %.

Показатели параметров початка изменяются по совершенно иной схеме, что, по нашему мнению, связано с групповыми возможностями успешно «вписаться» в рамки краткого безморозного периода Минусинской котловины. Прежде всего, можно видеть, что позднеспелые образцы не успевают сформировать полноценный початок - к концу периода вегетации они достигают обычно лишь фазы его цветения. В какой-то степени , по-видимому, это сказывается и на образцах из среднеспелой группы: длина, средний диаметр и вес початка не превышают аналогичные показатели оптимальной для местных условий среднеранней группы. В связи со сказанным становится ясно, почему амплитуда изменчивости по длине початка составляет всего 114%, по среднему диаметру - 109 %, по весу початка - 116 %. При этом средняя длина початка у лучших образцов среднеспелой группы чуть уступает среднеранним; то же характерно и для среднего веса початка. По признаку «средний диаметр початка» показатели этих групп равны между собой, несколько превышая аналогичную оценку скороспелых образцов.

Таким образом, изучение характера изменчивости ряда биологических и хозяйственно-ценных признаков кукурузы в условиях Минусинской котловины позволяет отметить следующую закономерность. В наименьшей степени в условиях степной зоны южной Сибири проявляется реальная изменчивость признаков початка - в среднем по трем позициям оценки размах колебаний в трех группах всего 113%.

Более лабилен показатель кустистости - вариабельность средних оценок между крайними группами достигает 130 %. На уровне 150-157 % изменяются по группам спелости средние показатели высоты растений и продолжительности периода «всходы-цветение». Сильнее варьируют признаки урожая зеленой массы и содержания початков в урожае – амплитуда изменчивости достигает 170-175 %. В наиболее сильной степени изменялся показатель высоты заложения початка - размах колебаний его средних оценок по группам спелости достиг самого высокого значения - 300%.

Сказанное выше помимо теоретического интереса имеет и большое практическое значение. Четкое представление о лимитах изменчивости важнейших биологических и хозяйственно-ценных признаков позволяет селекционерам вести успешный поиск и подбор для гибридизации форм кукурузы с оптимальными соотношениями основных параметров, определяющих тип, архитектонику и продуктивность растений новых сортов.
Литература

Ватин В.А. Село Минусинское. Исторический очерк. Минусинск, 1914.16 с.

Гумилев Л.Н. Ритмы Евразии. М., Издательство Акт. 2004. 607 с.

Жуковский П.М. Культурные растения и их сородичи. Л., «Колос». 1964. 791 с.

Шмараев Г.Е. Кукуруза. М., «Колос». 1975. 304 с.
ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ВИДОВ СЕМЕЙСТВА БУРАЧНИКОВЫЕ

Академик ПАНИ Н.М. Найда

Дикорастущая флора является источником для отбора и введения в культуру растений с полезными свойствами. Интродукция растений охватывает очень широкую область научной деятельности. Она включает этапы от поиска и мобилизации исходного материала, первичной оценки интродуцированных растений до выведения сорта и экономического обоснования его использования в народном хозяйстве. Из 15 тыс. видов цветковых растений России используется только 10%, По мнению исследователей, из видов природной флоры свыше 400 могут быть использованы в практике сельского хозяйства. Среди перспективных видов для изучения и введения в культуру виды семейства бурачниковые занимают 4-е место. О полезных свойствах бурачниковых сообщает еще в первом столетии нашей эры Плиний Старший в своей «Естественной истории». Во «Флоре бурачниковых Европейской части СССР» приведено в качестве лекарственных растений – 17 видов, медоносных – 18 , алкалоидоносных – 27, гликозидоносных – 4, красильных – 4, кормовых – 7, эфиромасличных – 3, жиромасличных – 4, содержащих витамин С – 6, декоративных – 3, пищевых – 6. Некоторые виды обладают несколькими полезными свойствами, например, виды родов Anchusa, Echium, Lithospermum, Pulmonaria, Symphytum, Borago и другие, что дает основание для всестороннего изучения бурачниковых с целью отбора наиболее перспективных форм и введения их в культуру (Флора СССР, 1953).



ВОРОБЕЙНИК Lithospermum – триба воробейниковых подсемейство бурачниковые – насчитывает 60 видов, распространенных по всему Земному шару, кроме Австралии, но с наибольшим количеством в Северной и Южной Америке, в Средиземноморье.

Воробейник краснокорневой Lithospermum erythrorhizon. Многолетнее травянистое растение высотой 80-120 см. Корни толстые, прямые, ветвящиеся, внутри красные. Листья продолговатые с двумя парами выступающих жилок. Цветки 5-6 мм длиной, зеленовато-белые. Эремы белые, яйцевидно-шаровидные, голые, блестящие, каменистые. Произрастает на Дальнем Востоке, Китае, Японии, Корее. Растет на сухих каменистых склонах, среди кустарников, в лесах. В Корее воробейник культивируют как лекарственное растение.

Подземная часть растения содержит углеводы, циклитолы, фенольные кислоты, нафтохиноны, в том числе шиконин и его производные. Растение используется в китайской, тибетской и корейской медицинах как жаропонижающее, при кори, скарлатине, артритах, респираторных инфекциях, наружно – при ожогах, обморожениях, порезах, заболеваниях кожи. Шиконин обладает антибактериальным действием, широко используется как краситель, особенно, в косметической промышленности (Энциклопедический словарь, 1999).



Воробейник лекарственный L. officinale L. Многолетнее травянистое растение высотой до 100 см. Стеблевые листья продольно копьевидные. Завитки облиственные, цветки желтовато-белые. Эремы белые, гладкие, блестящие, каменистые. В плодах много минеральных веществ: соли кальция и кремния, жирного масла до 54,3%. Масло очень высоко ценится в лакокрасочной промышленности. Растение содержит органические и фенольные кислоты, флавоноиды, нафтохиноны.

Применяется этот вид в китайской народной медицине как заменитель воробейника краснокорневого. Отвар из надземной части растения используется при болезнях почек, желудочно-кишечного тракта и как родовспомогательное. В Испании листья применяют как седативное средство, отвар плодов – при болезнях почек. Корни содержат красящее вещество литоспермин (Энциклопедический словарь,1999).



СИНЯК ECHIUM L. Этот род насчитывает около 40 видов: травы, реже кустарники. Распространены в Европе, Западной Азии и Африке. В России – в Европейской части, на Кавказе и Западной Сибири. Растения с прямым стеблем, ланцетными листьями, опушенные. Цветки 15-17 мм длиной с прицветниками. Чашечка глубоко пятираздельная, волосистая, в 3-4 раза короче венчика. Венчик воронковидный, слегка зигоморфный, с голым внутри зевом и неравномерно-пятилопастным широким отгибом. Окраска сначала розовая, потом синяя. Тычинки неодинаковой длины, вместе со столбиком выставляются из венчика. Эремы буроватые, тупобугорчатые. В России встречается синяк обыкновенный –E.vulgare L. и синяк русский, или румянка E.russicum J.F.Gmel.

Синяк обыкновенный E.vulgare L. Все части растения содержат алкалоиды, парализующие нервную систему. Животные синяк не поедают. Из корней получают карминово-красную краску для шерсти. Синяк прекрасный медонос, сахаропродуктивность 100 цветков составляет от 63,6 до 108 мг, пыльцевая продуктивность 118 мг. Румянка имеет темно-красный венчик, корни ее содержат красящее вещество, алкалоиды, в том числе холин, сапонины, витамины С, Е, каротин. В народной медицине трава используется как отхаркивающее средство при кашле и коклюше. Молодые листья и стебли съедобны. Цветки и корни используются как красители. Эремы содержат до 32% высыхающего жирного масла. Синяк прекрасное, долго цветущее декоративное растение (Губанов и др., 1976).

ОКОПНИК – SYMPHYTUM L. Свыше 25 видов этого рода распространены в умеренной, Средиземноморской частях Европы и в Западной Азии. Обладают многими полезными свойствами, в связи с чем, проводится работа по введению их в культуру, а также работа по выведению сортов. Некоторые виды широко культивируются в качестве кормовых и медоносных растений в Западной и Восточной Европе, в Японии и Африке.

Окопник лекарственный – S.officinale L. Многолетнее травянистое растение со стержневой корневой системой, опушенное высотой 50-100 см. Стебель мощный прямостоячий, гранистый, крылатый, в почве имеется горизонтальное корневище. Стеблевые листья продолговатые, в прикорневой розетке – на длинных черешках с округлой при основании пластинкой. Двойные завитки густые. Чашечка цветка на ¾ рассечена на ланцетные, длиннозаостренные зубцы. Окраска венчика – от темно-фиолетовой до розово-красной и белой. Длина цветка – 15-20 мм. Трубка венчика вдвое длиннее чашечки, отгиб – несколько короче трубки. Эремы горбатые, яйцевидные, 4-5 мм длиной, черные, гладкие, блестящие. Растет по влажным лугам, берегам рек, почти во всех районах лесной, лесостепной и степной зонах.

Этот вид привлекает внимание длительностью произрастания на одном месте – более 10 лет. Для него характерно ранневесеннее начало вегетации, конец мая – начало июня. Начало отрастания в условиях Северо-Западного региона происходит сразу после схода снежного покрова. Фаза укосной спелости наступает через 52-55 дней от начала отрастания. Урожайность зеленой массы – 13-14 кг/м2. Содержание белка в зеленой массе составляет 17-18% (в пересчете на сухое вещество), количество сахаров – 1,5-2,0%, каротина – 2-3 мг/100г, аскорбиновой кислоты – 6,6-8,8 мг/100г. Молодые листья съедобные – на Кавказе их добавляют в салаты.

Зацветает окопник на второй год жизни. Начало цветения приходится на конец мая – начало июня. Продолжительность цветения – 90-110 дней. Сезонный ритм цветения имеет два пика, что связано с образованием двух генераций репродуктивных побегов. В зависимости от погодных условий и положения на растении один цветок цветет 1,5-2,3 суток. Раскрываются цветки в течение всего светового дня, однако максимум приходится на вторую половину дня.

Наибольшая сахаропродуктивность цветка наблюдается в полуденные часы – 1,5-2,5 мг. Начинается нектаровыделение еще в бутоне, наибольшем количеством нектара характеризуется фаза восприятия рыльцем пыльцы (до 7,5 мг нектара с 30-35% содержанием сахара). В целом за всю жизнь цветок производит до 17 мг нектара с содержанием сахара в разное время от 20% до 40%. Пыльцевая продуктивность одного цветка колеблется в пределах 1,5-2,8 мг пыльцы. Биологическая медопродуктивность – 200-210 кг/га.

В условиях Северо-Западного региона о.лекарственный посещают шмели Bombus L. – и медоносные пчелы – Apis mellifera L. Шмель садовый B.hortorum пыльцу и нектар собирает через зев венчика и также и опыляет цветок. Шмель малый земляной – B.lucorum отбирает нектар, прогрызая основание трубки венчика, однако пыльцу собирает через зев венчика и также производит опыление. Медоносные пчелы активно посещают окопник, как в течение дня, так и на протяжении всего периода цветения плантации. Они отбирают нектар через прогрызы в венчике, сделанные шмелями, то есть «воруют» нектар не опыляя цветок. Однако, исходя из многочисленных наблюдений, можно сказать, что посещений шмелей вполне достаточно, чтобы опылить цветки и сформировать хороший урожай плодов и семян. В условиях Северо-Западного региона реальное плодообразование у О. лекарственного составляет 50-80%, а семенная продуктивность – 16-45%. Масса 1000 эремов составляет 8-10 г, их всхожесть сохраняется 2-3 года.

Первые упоминания об окопнике, как лекарственном растении относятся к Х веку. Его широко применяют в народной медицине и гомеопатии. Все части растения содержат алкалоиды, в том числе циноглоссин и консолидин, которые в больших дозах парализуют центральную нервную систему. В корнях найдены дубильные вещества, слизи, смолы, инулин, органические кислоты, эфирное масло.

Водные и спиртовые вытяжки из корней обладают противовоспалительным, противомикробным, кровоостанавливающим, вяжущим, обволакивающим и др. действиями. На фоне приема окопника наблюдается быстрое срастание переломов костей, восстановление поврежденной надкостницы, ликвидация воспалительного процесса, поражающего все элементы кости (остеомиелит). Окопник лекарственный рекомендуют использовать при хроническом воспалении желудка, кишечника, дизентерии, хроническом бронхите и туберкулезе легких. Наружно – при фурункулезе, гнойном воспалении кожи, переломах и гнойном поражении костей (Фролов, 1982; Энциклопедический словарь, 1999).

Внедрение этого вида в культуру в качестве кормового и пищевого растения возможно при создании селекционных сортов. Как медоносное, лекарственное и декоративное растение – возможно использование образцов из коллекции ВНИИР им. Н.И. Вавилова. Перспективен для всего Северо-Западного региона России.


1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка