150-летию со дня выхода в свет книги Ч. Дарвина "Происхождение видов" посвящается




старонка4/8
Дата канвертавання24.04.2016
Памер1.41 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

ПРОБЛЕМА УСТОЙЧИВОСТИ РАСТЕНИЙ К БОЛЕЗНЯМ И ВРЕДИТЕЛЯМ

ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ КАРТОФЕЛЯ К ФИТОФТОРЕ ПОДАВЛЯЕТ РАЗМНОЖЕНИЕ ПАТОГЕНА
В.А. Колобаев, академик ПАНИ
Горизонтальный тип устойчивости к фитофторе не обеспечивает полного иммунитета, но существенно затрудняет заражение этим патогеном, ослабляет его развитие в тканях растения и ограничивает возможности его размножения. Растения, обладающие горизонтальной устойчивостью, можно искусственно заразить любой расой фитофторы, но лишь при высокой инфекционной нагрузке. При этом не отмечается предпочтительного заражения какой-либо одной расой. Горизонтальная устойчивость обеспечивает защиту независимо от спектра генов вирулентности в природной популяции патогена. Образцы картофеля с высокой горизонтальной устойчивостью способны противостоять инвазии сложновирулентных рас фитофторы, тогда как сорта, имеющие лишь R- гены расоспецифического иммунитета, оказываются беззащитными в отношении большого разнообразия генов вирулентности этого патогена. Это важное качество горизонтальной устойчивости выявилось в полной мере прежде всего в Мексике, в историческом центре происхождения Phytophthora infestans (Mon) de Bary, где еще в прошлом столетии отмечали оба типа половой совместимости этого фитопатогенного гриба и большое разнообразие его генов вирулентности.

При посещении в 1978 году опытной стации в долине Толуко (Мексика) мы наблюдали у сортов с высокой горизонтальной устойчивостью (Atzimba, Tollocan и другие), унаследованной от S. demissum, форма «дисьерто Реддик», лишь единичные пятна фитофтороза. В тех же условиях у сорта Хуанита, лишенного этого качества, листья были полностью уничтожены фитофторозом и клубнеобразование отсутствовало. Имеющиеся у этого сорта четыре R-гена расоспецифического иммунитета не смогли защитить его от заражения сложновирулентными расами фитофторы.

Горизонтальная устойчивость к фитофторе имеет полигенную основу. Ее выраженность неодинакова у различных образцов картофеля, что обусловлено количеством генов устойчивости и характером их экспрессии. Об уровне горизонтальной устойчивости судят по степени поражения фитофторозом в полевых условиях. Однако степень поражения фитофторозом определяется не только уровнем устойчивости к заражению, но и количеством инокулюма, то есть количеством проросших на листьях конидий фитофторы. Во многих монографиях подчеркивается, что обязательным условием для заражения фитофторой служит «наличие на листьях капельножидкой влаги». Однако заразить устойчивый образец картофеля может далеко не всякая капля воды, а лишь те немногие капли, в которых содержится большое количество конидий фитофторы, более 30 конидий в поле зрения микроскопа при х 100 . Поэтому у высокоустойчивых образцов, даже при эпифитотийном развитии фитофтороза на соседствующих восприимчивых сортах картофеля, образуются лишь единичные пятна поражения. В соответствии с этим, количество конидий, образующихся на листьях устойчивых образцов, весьма ограничено.

Развитие заболеваний инфекционной природы основано на принципе «треугольника болезни» (Ван дер Планк, 1966), то есть определяется взаимодействием трех факторов: а) условия благоприятные для развития патогена и расселения его в посадках растения – хозяина, б) уровень восприимчивости растения-хозяина, в) количество инокулюма, способного вызвать заражение. При доведении любого из этих трех факторов до минимума, почти до нуля, развитие болезни ограничивается, несмотря на оптимальное проявление двух других факторов. Если в посадке картофеля фитофтора не способна образовывать большие количества конидий, то никакие моросящие дожди и обильные росы не смогут спровоцировать в ней эпифитотийное развитие фитофтороза.

В наших опытах гибридные образцы картофеля с горизонтальной устойчивостью поражались фитофторозом на инфекционном фоне, правда в слабой степени (балл 8,7), заражаясь конидиями, сносимыми с рядка-инфектора (восприимчивый сорт Латона сильно поражаемый фитофторой). Но когда дубликаты тех же клонов выращивали среди ячменя, в 100 метрах от картофельного поля, то у них выявили лишь единичные пятна фитофтороза, а большинство растений сохранились полностью здоровыми. В этом случае занос инфекции извне был ограничен, а «своего» инокулюма от развившейся на них фитофторы оказалось недостаточно для повторного заражения растений. Фитофтора не смогла размножиться на листьях образцов картофеля с высокой горизонтальной устойчивостью (Колобаев, Васюков, 2005). Дефицит инокулюма явился решающим, эффективно действующим фактором в защите оздоровленного семенного картофеля от повторного заражения вирусом У, неперсистентного в переносчике. Когда в первой полевой репродукции картофеля, оздоровленного культурой меристемы, отсутствовали зараженные растения, повторного заражения вирусом У не отмечалось, даже в год с высокой численностью тлей переносчиков вируса (Замалиева, 2008).

Стоит отметить, что степень поражения фитофторозом и количество образуемого в посадке картофеля инокулюма патогена взаимосвязаны. Источниками инфекции в поле служат пятна фитофтороза, образовавшиеся на листьях картофеля. Если пятна единичные, то образуется лишь небольшое количество конидий фитофторы, что в свою очередь ограничивает повторное заражение растений, сдерживает нарастание болезни. Устойчивость к заражению уменьшает количество пятен фитофтороза, образуемых на листве картофеля. Длинный инкубационный период сокращает число новых генераций конидий. Медленный рост пятен поражения ограничивает площадь спороносящей ткани листа. У ряда образцов мы отмечали уменьшение конидиеобразования на единицу площади пораженной ткани. Этот показатель определяли подсчетом числа конидий в смывах с дисков, вырезанных из пораженной ткани листьев, искусственно зараженных фитофторой. От каждого образца брали 3 диска диаметром 1 см и встряхивали их в 3-х мл воды. Такой способ оценки способности устойчивых гибридов подавлять размножение фитофторы соответствует процессам, происходящим в природе. При этом учитывается количество реально образовавшихся конидий, способных отделиться токами воды. Именно эти конидии, способные смываться с пораженного листа, могут участвовать в повторном заражении фитофторой, образовывать новые очаги поражения, способствуя размножению и расселению патогена.



В ВИЗР созданы доноры горизонтальной устойчивости картофеля к фитофторе, сочетающие все 4 вышеупомянутые формы проявления устойчивости. Выявлены клоны, которые удавалось заразить лишь при высокой инфекционной нагрузке, в 5 раз превышающей концентрацию конидий достаточную для заражения большинства сортов картофеля. И в то же время, развившаяся на листьях таких образцов фитофтора образовывала в 10 раз меньше конидий, чем при паразитировании на культурных сортах картофеля. При создании таких гибридных образцов были использованы в качестве источников устойчивости виды рода Solanum, не применявшиеся ранее в селекции на фитофтороустойчивость – S.polytrichon Rydb (k-5345-2), S.simplicifolium Bitt (k-5400), S.verrucosum Schlechtd (k-8473), S.berthaultii Hawkes (k-8510), S. pinnatisectum Dun (k-17464). Исходным материалом для создания образцов с высокой горизонтальной устойчивостью послужили сеянцы от самоопыления слабо поражаемых в поле гибридов, полученных от скрещивания культурных сортов с каждым из перечисленных выше видов дикорастущего картофеля. Использовали также потомства беккроссов таких гибридов. Отбору устойчивых образцов способствовало искусственное заражение гибридных популяций смесью сложновирулентных рас фитофторы, имевших широкое разнообразие генов вирулентности (v1 – v10). Заражение проводили в фазе рассады, опрыскивая сеянцы суспензией, содержавшей более 20 конидий в поле зрения микроскопа при х 100. При этом сохранялись здоровыми в основном растения с достаточным уровнем горизонтальной устойчивости, которые затем выращивали в поле на инфекционном фоне Подавляющее большинство из них проявляли высокую полевую устойчивость. Сеянцы, не поразившиеся фитофторозом и имевшие хорошее качество клубней, использовали для закладки клонов. Клоны, сохранившиеся здоровыми на инфекционном фоне или имевшие незначительное поражение (балл 8), оценивали при искусственном заражении дозированной инфекцией отделенных листьев. При этом учитывали заражаемость при различной инфекционной нагрузке, длину инкубационного периода, поражение всей доли листа на седьмой день после инокуляции, подсчитывали число конидий в смывах с пораженной ткани.

Нам удалось усилить проявление горизонтальной устойчивости в результате скрещиваний между собой гибридов, унаследовавших устойчивость к фитофторе от разных видов рода Solanum. При таких конвергентных скрещиваниях в получаемых гибридах происходило комбинирование генов устойчивости различного видового происхождения, что способствовало проявлению эффекта трансгрессии этого признака, в результате чего удалось выделить клоны, превзошедшие по уровню устойчивости свои родительские формы. Они оставались здоровыми после инокуляции при инфекционной нагрузке, способной заражать их родительские формы. Наиболее устойчивые образцы от однократных конвергентных скрещиваний, имеющих в своей родословной по 2 источника устойчивости (S.simplicifolium + S.polytrichon, S.polytrichon + S.verrucosum, S.simplicifolium + S.pinnatisectum) скрестили с гибридами S. berthaltii и S. pinnatisectum, что позволило получить гибриды с более обогащенной генной основой. Наконец, после трехкратных конвергентных скрещиваний получили гибриды, сочетающие в своей родословной 5 видов рода SolanumS.polytrichon, S.simplicifolium, Sverrucosum, S.pinnatisectum, S.berthaultii. Большинство гибридных клонов, полученных на основе конвергентных скрещиваний, превосходило по уровню полевой устойчивости наименее поражаемые сорта картофеля. Поражение их фитофторозом за несколько лет испытания на инфекционном фоне не превышало балл 8, тогда как у сорта Наяда отмечали балл 7. Кроме того у многих из них отмечено сочетание нескольких форм проявления устойчивости – заражаемость лишь при высокой инфекционной нагрузке, длинный инкубационный период, способность подавлять конидиеобразование фитофторы. Многообразие форм устойчивости и, в особенности, способность подавлять размножение патогена, чаще всего наблюдали у гибридов от трехкратных конвергентных скрещиваний, сочетающих в родословной 5 видов дикорастущего картофеля. Такие образцы сохранялись практически здоровыми даже в годы эпифитотийного развития болезни на культурных сортах картофеля и при наличии в природной популяции фитофторы широкого спектра генов вирулентности (v1 – v 10). На таких образцах фитофтороз не способен достигать эпифитотийного развития, даже при оптимальных для патогена метеоусловиях, потому что вырастающая на них фитофтора не может образовывать больших количеств инокулюма. На это указывают результаты оценки их способности подавлять конидиеобразование фитофторы на инокулированных листьях в условиях влажной камеры (табл.). Для такой оценки использовали гибриды, не поразившиеся на инфекционном фоне и проявившие устойчивость к заражению в опытах с дозированной инфекцией. Их не заражали капли суспензии, имевшие 20 конидий в поле зрения микроскопа. Поэтому для оценки конидиеобразования их проинокулировали суспензией, имевшей свыше 60 конидий в поле зрения микроскопа.

Таблица. Подавление конидиообразования у фитофторы, развившейся на листьях устойчивых межвидовых гибридов картофеля



Происхождение

Источники устойчивости

Число испытанных образцов

Количество образцов, давших в смывах с пораженной ткани различное число конидий (в %):

менее 5 конидий

5-10 конидий

10-15 конидий

15-20 конидий

более 20 конидий

Однократное конвергентное скрещивание, сочетающее в генеалогии 2 вида Solanum

S. simplicifolium,

S. polytrichon.


34

41,2

41,2

2,9

2,9

11,8

Трехкратные конвергентные скрещивания, сочетающие в генеалогии 5 видов Solanum

S. simplicifolium,

S. polytrichon,

S. verrucosum,

S. pinnatisectum,

S. berthaultii



25

60,0

28,0

4,0

8,0

0,0

Примечание: в смывах с пораженных листьев сорта Наяда насчитывали 50 конидий в поле зрения



микроскопа.

В табл. показана частота встречаемости образцов, у которых смывы с пораженных листьев содержали различное число конидий. Смывы, имеющие менее 5 конидий, фактически неинфекционны. Таким инокулюмом удается заразить далеко не всякий восприимчивый сорт картофеля. А для заражения устойчивых гибридов нужна суспензия, содержащая более 20 конидий в поле зрения микроскопа. Такое количество конидий фитофтора смогла образовать, паразитируя лишь на некоторых (11,8 %) гибридах от однократных конвергентных скрещиваний. Обращает внимание, что в случае сложных гибридов, сочетающих генные наборы от 5 видов рода Solanum, ни один из 25 испытанных образцов не дал в смывах с пораженной ткани достаточное для их заражения количество конидий. Фитофтора, проникшая в листья высокоустойчивых гибридов благодаря инокуляции при высокой инфекционной нагрузке, не смогла успешно развиваться в их ткани и послужить источником инфекции для повторного заражения таких гибридных образцов. Иными словами, фитофтора оказалась неспособной размножаться на устойчивых образцах со сложной генной основой и обеспечивать повторные циклы их заражения своим же инокулюмом. Такие образцы удавалось заразить искусственно, либо на инфекционном фоне за счет конидий, заносимых от соседствующих восприимчивых сортов, а «своего», образуемого на их листьях инокулюма, не хватало для поражения фитофторозом. Такие образцы обладают двоякой защитой от поражения фитофторозом – за счет устойчивости к заражению, то есть заражаемостью лишь большим количеством инокулюма, и за счет способности подавлять размножение фитофторы, снижать численность популяции патогена. При селекции на горизонтальную устойчивость к фитофторе нужно оценивать образцы картофеля не только по слабому поражению фитофторозом на инфекционном фоне, то есть по способности противостоять массированной атаке патогена. Важно также выявить у них способность ослабить интенсивность самой атаки патогена за счет уменьшения количества производимого им инокулюма. Отметим, что именно большое количество инокулюма, образуемого на поле, где возделывается картофель, является фактором, провоцирующим развитие эпифитотии фитофтороза, сопряженной с большой потерей урожая (Степанов, 1962). Сочетание устойчивости к заражению со способностью подавлять размножение патогена обеспечивает надежную защиту от фитофтороза, эффективно действующую даже в оптимальных для развития болезни метеоусловиях, что продемонстрировал проведенный нами опыт. Выращивание образцов, обладающих этим качеством, снижает общий инфекционный фон патогена, ослабляя тем самым степень поражения у соседствующих восприимчивых сортов. Мы отмечали, что если в селекционном питомнике преобладают высокоустойчивые образцы, то в таком питомнике складывается дефицит инокулюма патогена, притом настолько существенный, что единичные мелкие делянки заведомо восприимчивых сортов из-за попадания на них незначительного количества спор могут оказаться слабо пораженными заболеванием и быть принятыми за устойчивые. По той же причине, из-за острого дефицита инокулюма могут сохраняться здоровыми примеси сильно восприимчивых сортов в массиве устойчивого сорта (Колобаев, 1992; Колобаев, Васюков, 2005).

Создание высокоустойчивых к фитофторе образцов было обеспечено использованием генов нескольких видов рода Solanum. Конвергентные скрещивания способствовали комбинированию в гибридах генов горизонтальной устойчивости различного видового происхождения, что выразилось в усилении устойчивости и в многообразии форм ее проявления. Получению высокоустойчивых к фитофторе клонов содействовал также перманентный отбор по устойчивости. Фитофтора признана наиболее опасным патогеном картофеля в силу своей способности быстро размножаться и образовывать большие количества инокулюма, приводящие к массовому заражению растений. Гибридные образцы с высокой горизонтальной устойчивостью, подавляющие размножение фитофторы, лишают патогена его основного наступательного оружия. Для них фитофтора перестала быть опасной. Использование в селекции картофеля доноров горизонтальной устойчивости к фитофторе, созданных в ВИЗР, позволит создавать сорта, практически не страдающие от фитофтороза и не нуждающиеся в проведении дорогостоящих опрыскиваниях листьев фунгицидами, делающее их возделывание экологически безопасным.


Литература

Ван дер Планк. Болезни растений. Москва. 1966. 352 с.

Замалиева Ф.Ф. Биологическое обоснование защиты от повторного заражения вирусами оздоровленного картофеля в республике Татарстан. Автореф. докт. дисс., СПб. 2008. 43 с.

Колобаев В.А. Принципы создания исходного материала для селекции сахарного тростника на комплексную устойчивость к вредным организмам. Автореф. докт. дисс., СПб. 1992. 37с.

Колобаев В.А., Васюков А.Н. Проявление устойчивости растений к заболеваниям в зависимости от количества инокулюма. Вестник защиты растений, СПб – Пушкин. 2005.

Степанов К.М. Грибные эпифитотии. М. 1962. 454 с.

УДК 576.858.75
Вакцинация растений и современные аспекты индуцированной устойчивости к фитовирусам

(80-летию академика ПАНИ Ю.И. Власова посвящается)


Академик ПАНИ Л.Н. Самсонова
В конце 60-х – начале 70 годов проблема вирусных болезней растений приобрела большое экономическое значение в СССР. В связи с этим, в различных экологических зонах страны создаются несколько лабораторий вирусологии, в том числе в Ленинграде во Всесоюзном институте защиты растений. Создание такой лаборатории обеспечивало в целом в СССР возможность реализации комплексного подхода к проблемам защиты растений от вирусных и вирусоподобных заболеваний.

Лаборатория вирусологии была создана в 1960 г. по приказу директора ВИЗР, академика ВАСХНИЛ И.М. Полякова. Возглавил ее Ю.И. Власов – молодой ученый ВИЗР. Практически сразу после создания лаборатория становится координатором исследований по вирусным болезням в СССР.

Одним из важнейших направлений работы было изучение закономерностей развития эпифитотий вирусных и вирусоподобных болезней растений. Теория Е.Н. Павловского, имеющая общебиологическое значение, была Юрием Ильичем применена к объектам фитовирусологии и микоплазмологии. Юрий Ильич дал теоретическое обоснование эпидемиологии вирусных болезней растений. Он писал, что основой для построения профилактических мероприятий должно быть знание закономерностей циркуляции патогенов в природе (Власов, 1975).

Проведенный комплексный анализ вирусных эпифитотий с позиций теории природной очаговости, позволил разработать меры борьбы со многими вредоносными вирусными болезнями основных сельскохозяйственных культур, в том числе с желтухой бобовых, русской мозаикой озимой пшеницы, мозаикой зерновых, вызванных вирусом мозаики костра, карликовостью зерновых, обыкновенной огуречной мозаикой (на разных сельскохозяйственных культурах), мозаикой капусты, почвенными вирусами картофеля, вирусом табачной мозаики (Власов и др., 1999).

Разработанная Юрием Ильичем методология подходов по защите сельскохозяйственных культур, научно обосновывающая стратегию и тактику мероприятий по ограничению распространенности вирусных и фитоплазменных инфекций была в дальнейшем многократно апробирована и позволила получить конкретные практические результаты (Власов, Самсонова, 2005).

Начиная с 60-х годов, в ВИЗР было уделено большое внимание теории и практике приобретенного иммунитета ряда овощных культур (томат, перец, огурец). Наибольшее развитие получили исследования по защитной вакцинации томатов с применением в качестве индуктора устойчивости слабопатогенного штамма вируса мозаики томата (Якуткина и др.,1993).

Слабопатогенный штамм ВТМ- S7 для проведения защитной вакцинации томатов получен Ю.И. Власовым и Т.А. Якуткиной и защищен авторским свидетельством. Штамм был отселектирован из популяции штаммов ВТМ на производственных посадках.

Учитывая значимость и многогранность проблемы индуцированной устойчивости растений сотрудниками лаборатории вирусологии ВИЗР проведены исследования методического, практического и теоретического аспектов. Были решены следующие задачи:

–разработана технология получения препарата в оптимальных количествах;

–разработаны способы сохранения и применения вакцины;

–изучены механизмы индуцированной устойчивости.

В результате применения вакцины были установлены:

– различная реакция сортов и гибридов томатов на вакцинацию, выделены и изучены сорта со значительным повышением урожайности;

– возможность индуцировать устойчивость к необычным штаммам ВТМ- «пестростебельности», «гигантизма»;

– возможность индуцировать неспецифическую устойчивость к другим вирусам (ВЗКМО), вирусоподобным микроорганизмам (фитомикоплазмам).

Совместно с лабораторией, руководимой С.Л. Тютеревым, получены данные о механизмах вакцинирующего эффекта. Экспериментально было доказано:

–изменение активности РНК-азы;

–исследована роль фенолов и индуцируемого фактора устойчивости белковой природы;

–выявлена положительная корреляция между наличием вновь образуемого белка и повышением противовирусной устойчивости растений;

–изучена локализация и динамика образования антивирусного фактора (Тютерев, 1989).

Завершающим этапом исследований ВИЗР по индуцированной устойчивости томатов явилась работа по разработке способа получения антивирусного препарата (АВП). Применение этого препарата способствовало значительному снижению титра вируса (1,8 раз). Было показано, что препарат не токсичен, не обладает специфичностью, может быть использован при смешанных инфекциях (ВТМ, ХВК, ВОМ и др.). Выявлен также стимулирующий эффект при обработке растений АВП.

Защитная вакцинация томатов нашла широкое применение в хозяйствах различных зон страны, позволяя получать дополнительно до 30% урожая со значительным улучшением качества плодов томата. Результаты этих исследований были доложены на многочисленных совещаниях как внутри страны, так и за рубежом.

Проблемы приобретенного иммунитета и индуцированной устойчивости растений остаются актуальными и в настоящее время. Они имеют развитие в различных научных учреждениях страны и за рубежом.

Среди группы тобамовирусов выявлено несколько вакцинных штаммов (Holt et.al.,1990; Lewandowski et.al.,1993; Hagiwara et.al.,2002; Пухальский, Одинцова, Извекова и др., 2007).

В результате исследований, проведенных рядом авторов в последние годы, была установлена общая закономерность при сравнении первичной структуры геномов патогенных и апатогенных штамов тобамовирусов: доказано, что аттенуцию штаммов обуславливают аминокислотные замены в белке репликазы.

Проблемы изучения индуцированного иммунитета и интерференции были исследованы с использованием методов генной инженерии.

В институте генетики им. Н.И. Вавилова была предпринята попытка создания генноинженерной вирусоустойчивости. Установлено, что одним из важнейших механизмов защиты растений от вирусной инфекции в процессах РНК-интерференции отводится роли двунитевой РНК. В лаборатории были получены растения табака и пшеницы, экспрессирующие двунитевую РНК. У трансгенного табака было установлено повышение уровня устойчивости к ВТМ (Коростылева и др., 2004).

Исследованиями, проведенными в последние годы, установлено, что вакцинные штаммы могут быть получены не только с помощью селекции, но и путем сайт-направленного мутагенеза, что в свою очередь дает возможность создавать улучшенные вакцины на основе любых представителей тобамовирусов (Пухальский и др., 2007).




Литература

Власов Ю.И. Закономерности развития вирусных эпифитотий. М.:Колос. 1975. 160 с.

Власов Ю.И., Самсонова Л.Н. Вироидные и вирусные болезни растений // Болезни культурных растений. 2005. с.182-203.

Коростылева Т.В., Одинцова Т.И., Козловская Г.В., Пухальский В.А. Исследование белков листьев трансгенных растений табака, экспрессирующих двунитевую РНК, при вирусной инфекции //Генетика. 2004. Т.40. №4. С.288-290.

Пухальский В.А., Одинцова Т.И., Извекова Л.И. и др. Проблемы естественного и приобретенного иммунитета растений. К развитию идей Н.И. Вавилова. Вестник ВОГ и С. 2007. Т. 11. №3/4. С.631-649.

Тютерев С.Л. Механизмы защитных реакций на вирусную инфекцию и пути использования факторов индуцированного иммунитета в совершенствовании средств и методов защиты растений от болезней. //В сб.: Индуцированная устойчивость сельскохозяйственных культур к фитопатогенам: Тезисы докладов. Ростов-на-Дону. 1989. С.4-6.

Якуткина Т.А., Тютерев С.Л., Фоминых Т.С. Опыт использования индуцированной устойчивости растений в борьбе с вирусными болезнями овощных культур. //В сб.: Вирусные эпифитотии и пути их предупреждения. С.-Петербург. 1993. С.29-39.

Hagiwara K., Ichiki T.U., Ogawa Y. et. al. A single amino acid substitution in 126kDa protein of Pepper mild mottle mosaic virus associates with symptom attenuation in pepper; the complete nucleotide sequence of an attenuated strain, C1421 // Arch.Virol. 2002. V.147. №4. P.833-840.

Holt C.A., Hodgson R.A .et.al. Characterization of the masked strain of tobacco mosaic virus: identification of the region responsible for symptom attenuation by analysis of an infectious cDNA clone //Mol. Plant Microbe Interact. 1990. V.3(6). P. 417-423.

Lewandowski D.J., Dawson W.O. A single amino acid in tobacco mosaic virus replicase prevents symptom production //Mol. Plant Microbe Interact. 1993. V.6. P.157-160.


УДК 595.782:632.7+ 633.1

1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©shkola.of.by 2016
звярнуцца да адміністрацыі

    Галоўная старонка